Tags: Маяковский

china

Маркса-Энгельса 8

В войну заезжали друзья отца, заезжали как-то и позже, проездом, но не запомнились. Еще один однокурсник по училищу «5 года» воевал и вернулся — Сергей Викторов, Серёжка, похожий на долговязого подростка с маленьким лицом и встрепанной шевелюрой. Тоже рядовой. Иногда ставили в пример: вот Викторов ушел на фронт с тяжелой язвой желудка, и всю войну прошел, и ничего (чуть ли не вернулся здоровым). Умер он в 60-х, от язвы.
Это он по заказу МОССХа (Московского союза художников) написал у нас в квартире Маяковского, к юбилею какому-нб, наверно. Ему нужна была комната в приличном доме во время гражданской войны. Она нашлась в нашей квартире, там он и писал.


Пожалуй, из всей компании он был самый способный художник. В МОССХ они все вступили, но он один жил живописью. Получал заказы на большое сюжетное полотно. Скажем, «Студенты выпускают стенгазету» - висит в МГУ, я там где-то сбоку, и на другой картине иду с толпой счастливой молодежи по Тверской. На Тверской у него была мастерская где-то под самым небом, пополам с Федей Глебовым, мы все ему позировали, особенно дед.
Однажды я поработала Чапаевым: нужен был этюд бурки на сидящем человек. В огромной неподъемной бурке усадил меня на табурет и велел обернуться и сказать что-нб через плечо. Я сказала: «коммунисты продали Россию...». Он сказал, что тех лихих рубак надо писать с женщин: они маленькие и пластичные. Этой картины никто потом не видел, их заказывали специально для учреждений, библиотек, провинциальных музеев.

Картина есть картина, тут одного согласия писать не по зову сердца, а по заказу недостаточно, надо много уметь. У других вот не получалось. Фоля Закин зарабатывал на жизнь перепиской с художниками-любителями. Через МОССХ — затея, чтобы инвалиды войны могли приобрести другую профессию, на самом деле маленькая кормушечка. Инвалидам это очень нравилось, они ставили по указанию натюрморты, писали, тоже и портреты жен и детей писали, присылали в Москву, получали указания, как им себя совершенствовать. Ведь это в большинстве были «лишние люди»... Позже Рафаил Матвеевич обобщил свой опыт, защитил диссертацию.
фантастика

Чистая Фантастика!

Поминальный вечер удался! Слова и смешки порхают, души парят...
Подполковник (черт, имя ему какое-нб я раньше придумала? Чин слишком долго выписывать. Хоть бы его скорее произвели, не будь я полковник).
Так вот, Карпович объясняет, почему линия исследований группы под руководством профессора Лордкипанидзе (проект «Циолковский») была остановлена. А затем выделена в отдельное направление (мы с вами, това... гм).
- Чтобы мечтать о звездах, надо прежде надежно защитить Родину. Наши союзники стали нашими врагами — что ж, это может и перемениться, но пока... У противника есть А-бомба. У нас тоже. Но в средствах доставки мы не равны. Им ничего не стоило долететь до Нагасаки с аэродрома на Филиппинах. Нам, если случится, придется лететь через Северный полюс. Но там нас уже ждут. Да, у нас есть изумительные реактивные самолеты, они летают быстрее звука, у нас есть Летно-исследовательский институт в городе Жуковском, замечательные летчики, один Алексей Анохин чего стоит, человек-легенда. Не слышали? Расскажу как-нибудь. Но единственный выход — ракеты. Взлетающие вертикально, проходящие оптимум за пределами атмосферы, падающие в намеченную точку. Не будем забывать, что противник решает ту же задачу, и у него есть фора. Пока наша страна восстанавливала разрушенные заводы, ТАМ собрали лучшие научные кадры Европы и Германии. Да, разумеется, они забрали к себе тех, кто бомбил Англию, назначили зарплату, которая нашим изобретателям и не снилась. Тем более мы должны приложить все силы. МЫ первыми вышли в космос, первыми и останемся. Просто первые планетолеты оказались очень сложны, слишком дороги, уязвимы. Нужны принципиально новые решения.

Циолковский
- Вот и Лорд, простите, Арсен Давидович говорил, что «реактивные сковородки» - пройденный этап. Он говорил, что на них можно болтаться по солнечной системе, а настоящий, дальний Космос — это «куда мы никогда не успеем». Скорость света недостижима, думали было, что квантовая механика поможет с этим что-то сделать, но она только подтвердила окончательно. Но если к ней даже максимально приблизиться, вряд ли мы что-нб подходящее найдем в нашем углу Галактики.
- Он всегда говорил о Галактике, как о большой квартире, в которой мы со своим Солнцем где-то в стенном шкафу.
- Циолковский, как он рассказывал, был последователем философа Федорова, «наш долг перед предками», всякие такие штуки. «Мастерская человечьих воскрешений...»
Карпович делает в уме закладку. Но Юрковский объясняет:
- Наука в наше время дошла даже до невозможного, и мы можем перехватить у мракобесов идею загробного блаженства. Скоро можно будет оживлять мертвых, начнем конечно с Ленина, но даже и худшей сохранности тоже сгодятся. И те, кто боролся и страдал, и приближал светлое будущее, а в жизни своей ничего хорошего не видел, смогут все получить там.
- И наверно никогда уже не умрут, но про это я не спросил...
- И человечеству станет тесно в стенном шкафу. Оно выйдет и заселит остальные комнаты, в смысле планеты.
- А потом в квартире тоже станет тесно. Потому что они смогут жениться и размножаться.
- Конечно, а то зачем оживать. Вот и Маяковский..
- И люди попытаются выйти из дома в город...
- Которым они любуются из окна...
- Но дом замурован. Выхода в город нет.
- А если попробовать вылезти из окна?
- На окнах решетки.
china

лытдыбр

IMG_9662.JPG
В прошлом году возмечтала прочесть эту книгу и так канючила, что милая племянница привезла ее и подарила. К этому времени я успела обозлиться на Быкова, но книга, я вам скажу! Во-первых, это страстная книга. Автор как будто бьется насмерть за дело своей жизни, и это не реабилитация Маяковского. Он бьется рядом с Маяковским за... потом додумаю за что. Во вторых, эта книга как очень густой суп: зачерпнул чуть-чуть сверху, а там все замешано: события, люди, известные, не очень известные, неправильно известные, и время, Время...
Мощная книга, мы все прочтем.
Непосредственно до вчерашнего дня я читала другую книгу, тоже поразительно страстную - "Магизм и единобожие" Александра Меня. Глубоко научный труд, написанный, как бы это сказать, с точки зрения Иоанна Крестителя...
Люди! Одумайтесь! Как вам не стыдно!
Книжники фиговы, дети ехидны...

В каком-то смысле они об одном и том же. О гении, творчестве, Жизни, о пути к Живому Богу - и мертвящей косности, идолопоклонстве, "скрепах", обожествлении власти. Недаром смешной клоун Быков начинает фразой:
Христос был за всех нас распят, Пушкин за всех нас убит на дуэли, а Маяковский за всех нас застрелился.
britain

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Относительно дурной привычки авторов разбрасывать пророчества направо-налево. Прежде романа об оскорблении чувств верующих, прежде других провИдений Г.К.Честертон написал роман «Наполеон Ноттингхиллский», слабый роман, честно говоря. Первый свой роман. Рассказывают, что когда в доме не осталось ни копейки, он пришел к издателю и предложил роман с таким названием, получил аванс в несколько фунтов и через неделю принес рукопись.
Действие происходит в уютном старом районе Лондона. Новоявленный король намечает полную реновацию предместий, старые домишки и лавчонки заменятся великолепными зданиями, в которые с восторгом переберутся конторщики и лавочники, и надо же, один лавочник не в восторге. Владеньице его стоит прямо поперек будущего величавого проспекта.

Честертон.jpg
За права владельца, за священные права собственности встает во весь рост герой Адам Уэйн. На нацгвардию, пришедшую налегке снести халупу, выбегают из переулков местные... «Кровь лилась рекой по водостокам улиц, трупы загромоздили перекрёстки. Но несмотря ни на что, ноттингхилльцы, заняв водонапорную башню, продолжали яростное сопротивление»...
Даже оторопь берет. Стоит ли любимая лавчонка, тем более священный принцип, нагромождения трупов? Да берите вы наши пятиэтажки, что с вами поделаешь... Правда, ноттингхилльцы побеждают, пригрозив взорвать водокачку вместе с собой. Да, кстати, действие происходит в 1984 году.
И вообще там столько наворочено... сюжет переносится в 2014 год. Эх, жалко, не вспомнили, надо было отметить юбилей.

Бывают однако пророки рангом повыше милого Гилберта Кийта:
Маяковский В.В. Пятый Интернационал, поэма (Избранные места, немножко! Прочла и пришла поделиться. Дорогой Владим Владимыч, не знаю читал ли он Алису, или сам по себе вывинтил шею невероятной длины и поглядывает сверху на Землю).

Вот
она,
Россия,
моя любимая страна.
Красная,
только что из революции горнила.
…...........
Collapse )
1922.
PS. Сам он успел предусмотрительно застрелиться до наступления Утопии.