Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
china

вот такое кино...

С друидами что-то у меня не сложилось. Не оформились они в убедительные фигуры. Может быть, их просто не было? Их придумало очередное население. Как у нас колдунов-финнов, волхвов, вдохновенных кудесников. Которые не боятся могучих владык. Потому что прежде кельтов были пикты, прежде пиктов... и т.д.

Так и друиды безмолвно отступили в таинственную сень лесов, оставив мучительную загадку: а что же они такого знали?

Решила совсем распроститься с этой темой, а сегодня с утра пошли посмотреть, как там наша «таинственная сень», почти заблудились и набрели на друидский камень.
Положили рупь и полтинник:)



«...римляне утверждали, будто мы поклонялись деревьям, но римляне видят только то, что на поверхности. Друиды не поклоняются деревьям. Мы поклоняемся среди деревьев и вместе с деревьями. Мы все поклоняемся Источнику...»


«Я видел духов, встающих из мха и зелени, выходящих из стволов деревьев и скрывающихся в них. Пока я не пытался повернуть голову и посмотреть прямо на них, они не таились, наоборот, сопровождали меня, двигаясь со мной в одном ритме...»

«Безлуние – лишь этап, который проходит луна»

«Смерть – это способ очистить твою память от бремени, которое трудно носить с собой...»

«Мой наставник говорил о вечном страже, наблюдающем и за тем миром, и за этим. Двуликий олицетворяет собой двойственность бытия...»

«...я хрипло выдохнул: – Я умер? – А сам-то ты как думаешь? – спросил... Менуа. – Я думаю... жизнь и смерть – это просто два аспекта одного состояния...»

Collapse )
«Никогда раньше не слышал, чтобы короля избрали вопреки воле главного друида»...
china

вот такое кино...

Смерть ведь тоже женщина... Максим Горький. То самое произведение, которое «посильнее, чем Фауст Гёте».

Для кельтов исторического периода это глубокая архаика, у них другие предпочтения, мужские, героические, поэтические. Потому мы про них и знаем и восхищаемся. Прародительница едва упоминается, богиня Дану. По некоторым смутным слухам, она была лошадью. Но древние представления, культы и ритуалы хранились друидами, и соблюдались неукоснительно!

Друиды так тщательно оберегали свои тайны, что тайны эти исчезли вместе с ними. Но их потомки, современные друиды, прочли их в своей генетической памяти:
«Перед началом моего путешествия Аберт принес в жертву жеребца из стада, которое мы держали только для жертвоприношений, белого жеребца с черными пятнами на морде и тонкой шелковистой гривой. Провидица Керит всю ночь провела, закутавшись в шкуру, и вернулась с пророчеством об успешности путешествия».

Все мы немножко лошади... братья С.

У нас была уже серия с одинокой лошадью посреди пустого мироздания, долганский эпос «Аталами — сын лошади». Как ей было одиноко-одиноко, а как завелся сыночек, сразу жизнь наполнилась, все три мира обозначились, сестра-старушка нашлась...

Когда мы переводили трилогию Лохеда, попался уж не помню кому эпизод: изгнанники скрываются в лесу, охотятся для пропитания, встречают зубрицу и зубренка, в результате неумелых действий добывают только зубренка, раненая зубрица сбежала, убив одну из их лошадей... Охотники уезжают расстроенные: зубренок на всю компанию, это ж только по губам помазать...
Реплика израильского соавтора: тоже мне евреи православные, конина им не мясо!
Конечно, конина им очень даже мясо, и пока провидица смотрела свои галлюцинации, закутанная в кровавую шкуру, другие бешбармак готовили.

Кажется, германцы перестали есть конину, глядя на римлян. И вообще это надо спрашивать археологов, кто кого и с кем там ел!
china

вот такое кино...

Умрешь не даром: дело прочно,
Когда под ним струится кровь.


Язычество глубоко засело в нашем языке: жертвенность, самопожертвование, на алтарь отечества... Добровольной жертве обещано бессмертие. Отдашь жизнь за Родину? - да запросто, нафиг мне такая жизнь.

Тут много чего намешано, намучено: родина-мать как Великая Богиня, праматерь, сакральный вождь-князь-царь, Жизнь за Царя (а ведь обрел-таки бессмертие?).

Не помню в ирландских сагах добровольного самозаклания, возможно оно там и есть.
А вот «Друиды» фактически с этого начинаются. Зима, понимаете, не кончается и не кончается! Весна не наступает!
Тут, само собой, вспоминаются «Лев, колдунья...» и наша «Снегурочка» (язычник он был, наш Александр Николаевич! Этакая «Весна священная»!) Там и там без жертв не обошлось. Весна пришла.

...А пленных под рукой нет, не припасли. И вот добродетельная старушка соглашается на, как сейчас это называется, эвтаназию. Выпив кружку теплого питья, отправляется в лес, в самое святилище, ложится, расправив складочки, на жертвенник, и умирает. Друид проделывает какие-то манипуляции с ножом — духам должно показаться, что он старушечку того...
Подросток-сирота, будущий герой, выследил добрую бабушку и устраивает в святилище неприличный скандал. Тут бы им его и закласть по настоящему, без инсценировки — но они в нем прозрели друида, стали воспитывать и обучать, внушать глубинную связь всего сущего.

Да, весна наступила. Инда взопрели озимые...
Кажется, принято массовые жертвоприношения людей — пленных, рабов, детей — относить к переходу на земледелие. Всерьез, как основному источнику материальных благ. Одновременно развивается культ богини-Матери. Она-то и требует жертв, и не просто, а чтобы страдали.
На Ближнем Востоке археологи находили глиняные женские фигурки, выразительно женственные, с глубокими надрезами, в которых были влеплены зерна злаков. Полная аллегория: мы, сыны Матери-Земли, терзаем, режем ее тело — надо ее задобрить, утешить: смотри, мы для тебя ничего не жалеем. Возможно, история Каина и Авеля написана ретроспективно, с отвращением кочевника, пастуха, к тем, кто скребет землю, не поднимая лица к небу.
china

вот такое кино...

Шаман сделал свое дело. Очередь за друидом.

«Практически все сведения о друидах происходят из «Записок о Галльской войне» и иных греко-римских сочинений IV в. до н. э. — II в. н. э. Из них следует, что друиды были хранителями героических преданий и мифологических поэм, которые они передавали молодёжи изустно.

У ирландцев и бриттов друиды рано утратили свою функцию поэтов (уступив её бардам), а после введения христианства (IV—V века) быстро выродились в деревенских знахарей».

Откуда взялись друиды? Эволюционировали из шаманов? Вместе с развитием общества по марксизму: первобытно-общинный строй — рабовладение — феодализм...
значит, анимизм-тотемизм — шаманизм — друи... Но, казалось бы, жреческое сословие может образоваться только в большом государстве, богатом, с царями, храмами, дорогими облачениями... а у кельтов государства не больше, чем у самоедов. Такие же кланы, между собой сражаются, с хлеба на квас (пиво) перебиваются. А ритуалов, тайн, запретов (гейсы многослойные, взаимоисключающие, сила страшная. Народ нервничал и вырождался). Один календарь чего стоит!

Скорее всего, разные формы общения с иным миром существовали параллельно. Ну ладно, есть у нас друиды. И древние римляне валят на них как на Гнедого на покойника. Якобы у них единственный вид общественной деятельности было жертвоприношение, да еще они их разнообразили, тех жгли, тех топили, тех живьем закапывали.

Между тем энциклопедия Аванта+ подсказывает кельтоманам: может, так было, а может это завоеватели наклепали... нет! М.Лл. почти вначале устраивает грандиозное сожжение 30 пленных из враждебного клана. Да еще, знаете, им вроде честь оказывают, дружескую услугу: они струсили, сдались в плен, теперь могут доказать свое мужество, геройски вознестись к богам. Там заодно и про нас слово замолвите, а то у нас горох не уродился.
Правда, их зельем каким-то накачали и костер сырой развели, задохнутся в дыму, не успеют лицо потерять... А то жалкие души, плачущие души там наверху не примут.
china

вот такое кино...

Кино у нас модное, кельтское!

Сколько раз в жизни возникал где-то поблизости кельтский вопрос, вникали, разбирались, потом все забывали. Пришлось освежить свои познания. При помощи самого авторитетного источника - Аванты, том «Религии мира».

Книга Морган Лливелин «Друиды» неожиданная после многих кельтских романов. Пока не было ни драконов, ни всемогущих артефактов — может, еще будут?

Кажется, М.Лл. старается воссоздать понимание, или ощущение мира у этого народа (очень трудно описать впечатление от текста). Про них пишут, что у них не было картины устройства мира, истории сотворения, происхождения, чем так радуют сибирские мифы. Мы вот у себя якутскую картину мира на стенку повесили. Все так «весомо, грубо, зримо»! А здесь, как в ирландских сагах, медитативно, ускользающе...

Кажется, автор поставил себе цель опровергнуть и развеять, как дым, все представления о кельтах, внушенные нам их врагами-римлянами. И заменить их истинным знанием, которое она получила, вдыхая запах омелы под сенью священного дуба, в подходящее время года, под луной в должной фазе точно в полночь. Разумеется, это возможно только друиду высокой степени посвящения.
Жаль, я не читала «Галльскую войну» - но наверно ее можно прочитать внутри романа, по деликатным опровержениям римских наветов, вроде каннибализма. Это М.Лл. делает весьма изящно в самом начале.

Гай Юлий Цезарь в «Записках о Галльской войне» (вероятно, опираясь на сведения Посидония) писал, что друиды рассчитывали на помощь своих богов, только если приносили человеческие жертвы. По словам Юлия Цезаря, для таких жертв употреблялись пленные враги, преступники, а при отсутствии таковых — и невинные люди.

Решается судьба героя, подростка-сироты. У него обнаружились мистические способности.

Нанторус (вождь) спросил обо мне.
- Какие у тебя планы на этого парня, Менуа (главный друид)? Разве он не готовится заменить своего отца на поле битвы?
– Я решил спасти его, – усмехнулся Менуа. – А то еще съедят, когда запасы совсем кончатся.
Нанторус усмехнулся шутке, но тут же посерьезнел.
– Надеюсь, при римских торговцах тебе не придет в голову так шутить? – покачал он головой. – Римляне не понимают шуток, тем более, шуток друидов. И глазом не успеешь моргнуть, а молва уже прославит карнутов людоедами.
- Римляне... – скривился Менуа с отвращением. – Греки были лучше. У тех все было в порядке и с шутками и с сарказмом. А эти...

Т.е. кто-то из римлян сообщал, что когда у воинов кончалась еда, старослужащие съедали новобранцев. Довольно логично.
china

вот такое кино...

Написал неожиданно старый знакомый. Когда-то почти можно сказать дружили по разным издательствам, пару он сам создал. Теперь скучает на пенсии, переводит для себя. Пишет: «Перевел роман Морган Лливелин «Друиды».
А я, пишу, почти год занимаюсь шаманами.
Он мне: Шаманы - актуальная тема. Если скажете, пришлю своих «Друидов». Тоже в некотором роде шаманы.

Я ему:  у шаманов есть преимущество: можно съездить и посмотреть, и послушать, и поучаствовать. Отчасти род самодеятельности для туристов, отчасти живая традиция:)

Он: Так и здесь то же самое. Можно съездить и поучаствовать. Автор (Морган Лливелин) - ирландка, ее считают верховной кельтской жрицей. Места, обозначенные в романе (описанные в «Галльской войне» Цезаря), сегодня стали местами паломничества кельтов со всего света. А так это роман.

Н-да. Я позволила себе не поверить. Почитаю, посмотрю. Вот в одной из главных книг про шаманов сразу говорится: Шаманы — не каста, не орден, не сословие, не жрецы, как напр. друиды. Еще очень настаивают на противопоставлении шамана — колдуну.
Но пока не спорю. Надо прочесть хоть половину. Романчик небольшой.

Было дело, участвовала в переводе кельтского романа, с Катей и другими неграми. Так его потом и не напечатали. Там кельты происходили из Атлантиды, в промежутке ютились на Крите и тренировались в играх с быком — в первом томе трилогии, а в третьем плохой попаданец погубил всех друидов.

Вопрос: если друид на шамана напрыгнет, кто кого сборет?
Посмотрела на действующих друидов и друидок в яндексе. Отлично выглядят, презентабельней нашего шамана. Белая униформа, зубы в отличном состоянии.

Между прочим, что бы ни сочинял Рерих, махатмы — тоже не орден и не организация, так что собрать их для написания коллективного письма не получится.
china

О ПРЕКРАСНОМ



Я наши старые книги нашел, и хлынул на меня
Ветер, что орхидеи гасил, как слабые стуки огня,
Когда миллионы листьев травы шелестели по всей земле
И длинный, как рыба, Поманок судил о добре и зле...

Честертон, Стихи к роману «Человек, который был человеком»
Вот эта маленькая поэма целиком:


Collapse )

О противостоянии юности декадансу (орхидея - символ декаданса, у нас "Серебряного века". Наверно, еще и Пруста).
Честертон говорит о "великанах", которые помогали молодости и радости победить, и почти прямо называет Уитмена.
А эти строки пришлось разгадывать:


Но холодно и сурово как голос птицы во мгле
Даннедин говорил Самоа и ад говорил земле —

Самоа - это Р.Л.Стивенсон, проживший там последние годы. Как раз когда эти стихи переводились, у нас издали чудесную книжку Фанни Стивенсон "Жизнь на Самоа". В какой-то момент мирной жизни острова угрожала опасность со стороны Германии, и вроде бы Даннедин - это порт на другом острове, где вроде бы базировался германский флот - так предположили тогда, википедии-то не было. Ну что же, ад естественно ассоциировался с Германией...
china

Вот такое кино...

Тогда не знал никто, никто, что вдруг случится ужас что...
Злобный черный дух, огромный, «рогатый, мощный, неземной» налетел на беззащитного Моу-та, поборол, сбил с ног и оставил лежать на земле без сил. И улетел. Сын-олень встал на ножки, встрепенулся и сказал: «Послушай папа, он вернется. Мне нужны рога!»
Ня порылся в дорожной сумке, отыскал бивень мамонта и тяжелый камень «и из них
два рога сыну смастерил» - один каменный, другой костяной. И Моу-та стал непобедимым.

Шерститься начали рога:
Шерстинки-шкурки стал олень
счищать с рогов о дерева.
И, с каменного рога спав,
шерстинки-шкурки возросли
горами посреди земли.
А с костяного рога спав,
шерстинки-шкурки разрослись,
стадами мамонтов пошли...

Collapse )

В темноте и холоде лишь Моу-та не растерялся. Взлетел за облака, в глубине неба отыскал Солнце. Стал просить: Солнце, дай тепла, дай хоть лучик!
А Солнце: «Кто пришел сюда? Зачем пришел? Мы не родня! Вы нижние!»

Но Моу-та не отступал:
Там, на земле, где света нет,
родятся травы и цветы
и умирают, не пожив,
родятся люди, чтоб страдать,
и умирают, не пожив.
Дай, Солнце, нам тепло — не дашь,
умрет во тьме сама Земля.
Хотя бы лучик, Солнце, дай!

Collapse )

Все снова стало хорошо. А потом Духам в Небесах стало худо от людского гвалта на Земле. Люди хворали, плодились, пели, свистели, били в бубны, ссорились... Пока добрый дух Нгуо-Белый не догадался разделить людей. Им будет вольготней, а нам спокойней...
И разошлись люди — быть может, близкая родня, быть может, дальняя родня: юраки, энцы, остяки, тунгусы, лёсы (русские) — стали жить
то уходя, то приходя,
заговорили на своих
Лишь им присущих языках.
china

Вот такое кино...

Едет князь по замерзшей реке, меж крутых лесистых берегов, меж низких пустынных берегов. Целый день едет, от одинаковых картин клонит в сон, оглянется — и сам не знает, спал и проснулся, или не спал, или спит...
«Когда Бог создавал Землю, - думается ему, - зачем он создал ее так много? Зачем эти бесконечные одинаковые просторы? А дальше и еще столько же, и еще, и океан... когда читаешь в катехизисе, так просто: вот Египет, вот Вавилон, вот земля Ханаанская, море Генисаретское. Все под рукой. Потом у Плутарха: Греция, Афины, Рим, море... солнце, камень, мраморные дома. Все нужное, понятно, кто за что воюет. А это?... Люди здесь живут — их за деревьями и лесом не видно, сами они себя в темноте не видят. Живет, говорят, тут целый народ Ня... а собери его вместе — в Москве в базарный день на площади больше. Где тут цари, где герои?...»

Засыпает князь, просыпается, не помнит, что спал, не помнит, о чем думал. Думает снова.
«Когда был потоп — сколько же надо было воды? И куда она потом делась? Ну да... наверно, земля была тогда вогнутая, как блюдо, ее и залило до краев. А потом она прогнулась вверх, горбом, вода и стекла в океаны, вокруг нас ведь океаны... ах да, земля вся выпуклая как мяч, и на той стороне столько же земли... страх подумать! - зачем? - а еще все воюют, землю друг у друга отымают, всем мало...»

Вечером, ночью не спалось, а шаман Потёпка что-то вовсе невразумительное пел-рассказывал. Скачет Мир-суснэ-хум, до неба поднялся, там рыжими лисенятами бродят стада звезд, легкой лодочкой плавает серп луны. Вдруг видит: какой-то старец запрягает в маленькую нарту собаку и едет к нему. Борода у него белая-белая. Здоровается. А в нарте — Солнце! Сияет солнце в нарте, а собака его возит.
Старик позвал его в дом, велел своим накормить гостя, а сам уехал. Ночью приехал домой. Наутро Мир-суснэ-хум просит:
- Дай мне, отец, повозить солнце!
- Съезди, только не обижай народ.
Запряг собаку, посадил в нарту Солнце, и поехал. Ехал, ехал, посмотрел вниз, а там люди ругаются, дерутся, отнимают друг у друга лесные и речные угодья. Разозлился, думает: спустился бы вниз, всех бы побил! А все эти люди упали и умерли... Хорошо быть хозяином Солнца! Что пожелаешь, то и сделаешь.
Утром старец запряг опять собаку, посадил Солнце, сам поехал. Увидел, конечно, мертвых людей. Огорчился. Как вернулся домой, говорит:
- Что ты сделал, сынок, с людьми одного края земли?
- Они дрались, ругались, угодья друг у друга отнимали. Я и подумал: спущусь и всех побью.
- Если бы я так думал, давно бы людей на свете не было. Езжай сейчас же, всех оживи!
Поехал Мир-суснэ-хум с нартами, Солнцем и собакой на то место, посмотрел вниз и сказал:
- Ваша воля. Как придет вам на ум, так и живите.
И люди сразу ожили.