Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
год быка

А у нас...

"Выстуженный Северо-Восток" - это он и есть. Или выстуженный Метрогородок.
"Снежные завесы" будут, наверно, рвать и крутить несколько позже. Скажем, в марте. Пока выстужают дальше. Март обещают холодный, потому что снег будет отражать теплый солнечный свет обратно в космос, пока его хватит, а хватит надолго. Мы еще в школе проходили, что большая часть вешнего тепла тратится на таяние снежного покрова. Этакую перину поди растай!


Но смотреть красиво.
china

лытдыбр

вчера совершали вынужденную вылазку, отчасти даже и недозволенную. Самое время: еще немного, вообще стали бы бояться метро. К счастью, условия были экстремальные: выход в час пик, трамвай, за который мы теперь обязаны платить, но считаем это требование неприемлемым, холодно, скользко всю дорогу и у нас и в центре, скользкая лестница в метро, полный вагон, пересадка в центре - выход с правой стороны, о чем успели забыть, станция Китай город, из которой целый букет выходов, 8 по крайней мере; узкая людная Маросейка, поиски переулка - к счастью, Таня эти места немного помнит.

Здание похоже на фабрики конца 19 века, но нет, просто казенный кирпичный стиль: "...нынешнее здание, построенное для мужской и женской школ «Вспомогательного общества купеческих приказчиков» в 1901 году. Здесь читались лекции по коммерческим предметам, в частности по бухгалтерии, не самые известные, зато регулярно посещаемые".

Местные легенды оспаривали у литинститута "грибоедовскую тетку", и напрасно, но "литератор в истории этого дома был, и тётушка тоже была. Да не одна, а с дядюшкой. Речь идет о «первостатейном» купце А.А.Куманине, который был женат на старшей сестре матери Ф.М. Достоевского. Куманины владели этим домом с 1828 г. Достоевский неоднократно бывал у них".

Наше мероприятие происходило как раз в "Куманинской гостиной", скромные портреты дядюшки и тетушки присутствовали. Все прошло при почти пустом зале, в теплой дружеской обстановке.

Возвращение тоже заняло больше часа, хотя при обычной погоде ушло бы минут 45. Крепко держались друг за друга, потому что конь о четырех ногах спотыкается реже. Вернулись, упали, сейчас входим в ритм, Метрогородок тихий, чистый, белый.

Нет, надо выезжать чаще!
china

Маркса-Энгельса 8

Кажется, труд величайший окончен, хотя что-то еще некстати вспоминается, или напишут комментарий кстати. Ничего, бумага все стерпит, не говоря уж про облака... ле нюаж...
Глава про Музей закончилась совсем не музейно.

ВЕЛИКИЕ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ПОСЕЩАЛИ НАШ ДОМ, и ДРУЗЬЯ ДОМА

Хранителем музея был тогда Андрей Александрович Губер. Не скажу друг семьи, но старинный знакомый, двоюродный брат Александра Андреевича Губера, близкого друга нашей бабушки Валентины Витальевны, той, что жила в Лосинке. Александр Андреевич в послевоенные годы стал известным востоковедом, дипломатом, директором Института восточных языков, членом Всемирного совета Мира (в компании с патриархом Алексием и Галиной Улановой). В их семье несколько поколений держался обычай называть сыновей перекрестно: Андрей называл сына в честь брата Александром, Александр Андреем. Вот и Андрей Александрович назвал сына Шуркой. А вот Андрейка, сын Алекс. Андр., погиб в юности, после войны, в любительской экспедиции. Он хотел стать орнитологом. Других детей у них не было. Александр Андреевич был особенно привязан к своему крестнику Юре, сыну Валентины Витальевны и брату нашей мамы. Александр Андреевич и Лидия Сергеевна бывали у нас, бабушка к ним ездила из Лосинки постояно, оставалась ночевать у них в коммуналке, в Земледельческом переулке, где на стене висели индонезийские ваянги и коллекции Андрейки.
Нам часто рассказывали в детстве, что у Александра Андреевича в то время была только одна белая рубашка, вечером после работы Лидия Сергеевна ее стирала, а утром, зимой до света , гладила. А ведь надо было еще утюг на кухне нагреть!
(Полагаю, то же самое проделывали многие жены деятелей культуры, и жена Андрея Александровича тоже).

Потом Александр Андреевич стал большим человеком, и мы ездили к ним на Новопесчаную, в один из первых новых домов. У них было столько прекрасных вещей и книг о Востоке, о восточном искусстве!


Когда в музее стали читать лекции, мама купила Тане абонемент. Таня училась в 7 классе, ей нравилось ходить на такое интересное мероприятие и через вход для сотрудников - им дали карточку. Лекции были традиционные, Египет, античность и дальше по периодам и стилям. Читали разные специалисты, ходили школьники, но и взрослые были. Однажды школьникам предложили вступить в кружок — Таня помнит только, что их первую руководительницу звали Ольга. Они обсуждали лекцию в подробностях, задавали вопросы... Занятия происходили «за Давидом», там в углу лестницы стоял рояль, на нем раскладывали картинки. Детей водили по закрытым кабинетам, например нумизматики. Их возили в Суздаль, Владимир, Переяславль, за счет музея. водили экскурсии. Это еще не скоро стало модой.
Бедная Ольга, молодая, внезапно заболела менингитом и умерла. С ней прощались в Белом зале, вся группа пришла. Таня не подружилась близко ни с кем.
china

Маркса-Энгельса 8

Про школу высказались, можно ее забыть...
И Таня, и я школу не любили, терпели, с тоской ожидали лета. Школа вспоминается холодом, темнотой, насморком и кашлем, скукой уроков, беспокойством за невыученное...

И.Д. В отличие от сестер я до поры до времени не испытывала тотального отвращения к школе. Класс наш был 1Е. Раньше больше чем «Д» не встречалось. Позже, кажется, тоже. Не удивительно, 39 год был рекордным за все время Союза по количеству новорожденных.
В первый день меня сразу посадили на первую парту в среднем ряду с Милкой Серегиной, потому что мы были самые маленькие.
Оказалось очень удачно, мы стали главными друг для друга на много лет, даже когда после 7-го наш класс перевели в другую школу, а меня оставили в этой, в смешанном классе. Эксперимент совместного обучения.

Серега жила в Лебяжьем переулке (дом 1) в хорошем старинном особнячке, превращенном в такие же коммуналки, как наш. Она жила с родителями матери, бывшей в то время где-то замужем. У них была комната над аркой, перегороженная времянкой, но в нашем распоряжении часто была пустая половина, чем мы с наслаждением пользовались.
Помню, в этой коммуналке в одной из комнат молодая семья еще держала деревенскую няньку - лет 15 наверное. Тоже примета времени. Мы с ней тоже немного дружили.

Дружба наша держалась на готовности все время выдумывать истории с приключениями - нынешние «ролевые игры». На уроке можно было устроить кукольный театр, нарисовать персонажа на полоске бумаги и просунуть его в щель откидной крышки парты.
Как ни странно, меня любили учителя и даже говорили об этом маме.
Была у нас завуч младших классов Зинаида Михайловна по прозвищу Селедка, историческая достопримечательность. Не любили и боялись. Как-то еще в первом я неслась по коридору, она меня остановила, отчитала, а потом, я услышала, сказала кому-то — «шуркина дочка».

В 1947 году было принято первоклашкам обожать своих учительниц, что хорошо показано в вышедшем в том году фильме «Первоклассница». Вот и мы любили и вешались на них на переменках. Первая была молодая красивая из нашего дома из 2ой квартиры в цокольном этаже, там в свое время управляющий жил. Как звали не помню, что-то вроде Олимпиада.

В тот же год в нашу школу поступила дочка Васьки Сталина. Они жили на Гоголевском бульваре. Помню, что длинная белая коса — показывали: вот она. По этому случаю шефами школы стали ВВС, приезжали, и в актовом зале знамя стояло. Говорили, что из-за нее сменили директора. Была полная и приветливая, пришла суровая, с выправкой унтер-офицера, Татьяна Никитишна. Она была и до конца. Вскоре внучка вождя исчезла.

Со второго класса у нас стала Ольга Степановна, тоже любимая. До одного случая. Наверное, третий, а может быть и четвертый. Вдруг на уроке О.С. стала проводить опрос о национальности каждого. То есть все по списку вставали и радостно объявляли - русская!!!! А рядом плакали татарки, дворниковы дочки, плакала Людка Жолквер (ее младший брат Сашка потом был в 80х годах известным журналистом, следила за знакомым именем в Алма-ате по телеку), плакала француженка Люда Портафе - только имя осталось и что беленькая, откуда появилась и куда делась — не помню. Но каждую поднимали и заставляли произнести. То есть каждая, что не могла с гордостью выкликнуть заветное «русская», чувствовала себя опозоренной. Только Майя Миценмахер, отличница, лидер, встала и с улыбкой громко сказала — еврейская!!!
Это и было концом моей любви к школе и учителям. Мы даже с Серегой не говорили о происшедшем, но что произошло что-то не должное, остро чувствовали. Неаром я эту сцену и сейчас помню, как кадры из фильма.
china

А у нас...


Не ожидала, что злоба дня проберется и в ту возвышенную сферу, где Таня воплощает свои неосознанные настроения...

Что делать, когда "злоба дня" превращается просто в злость.
Не только потому, что Сережа не ходит в школу. Есть еще много поводов, и перемены не предвидятся...
china

Маркса-Энгельса 8

Идет к развязке дело!

Кажется, все мамины друзья были художники. Неудивительно, дружба юности.

Родители занимались в «Училище памяти 1905 года» живописью, композицией, анатомией, графикой, конечно изучали общественные науки, а также историю и литературу, а по-настоящему учиться ходили в Музей Новой Западной живописи на Кропоткинской, при них его и закрыли.
Открыт был Гравюрный кабинет Пушкинского музея, там студентам давали смотреть папки с гравюрами XVI века. Сиди и смотри, кому кроме художников это надо. Рисовали гипсы в Пушкинском. Занимались спортом. Мама гребла и плавала. Какая жизнь! 18 лет! Сколько друзей! Сколько романов! Сколько стихов!

Мама легко находила друзей, где бы ни оказалась: в туберкулезном санатории, в Аэгвийду в Эстонии, в литературном поселке Снегири под Москвой, где она устраивала детям романтическое лето, в круизе по Волге, в Алма-ате у Иры. Здесь, в Метрогородке, у нее подобралась замечательная компания, они превращали глиняные канавы и лужи в японские садики. Самой близкой подругой на долгие годы стала соседка в подъезде Ангелина Михайловна, Ангелиночка, геолог, в самые тяжелые годы — начальница геологоразведочных партий в самых недостижимых местах. Они встречались почти каждый день, Ангелина Михайловна училась у мамы вязать — с нуля до вполне модного свитера для старшего сына. Мама в это же время изучала на курсах макраме.
Маме хотелось учиться всю жизнь. Она всегда где-нибудь училась, на курсах кройки и шитья (чтобы нас кормить), в студии - для души, после войны пробовала поступить на вечерний Истфак. Не приняли — русский язык сдала на тройку. По диплому училища она могла преподавать рисование в школе... более жалкое положение трудно себе представить. Друзья посоветовали поступить в студию ВЦСПС, к Хорошкевичу. Там требовалось подтвердить свой уровень, показать работы. Всю весну и лето 45 года в Медном мама выполняла задания, писала натюрморты, писала нас, пейзажи. В студию ее приняли.


Не уверена, что это та студия. По времени похоже.

Да... Хорошкевич был, оказывается, не просто учитель живописи.
Леонид Николаевич Хорошкевич - сын архитектора-модерниста. Сначала учился у отца и крестного, Машкова, потом в студии Юона, с 17 лет сам преподавал рисунок и черчение в детских колониях и школах, продолжая учиться в Строгановском училище и во ВХУТЕМАСе у Архипова. В 1924—1926 годах служил в Красной Армии. Преподавал с 1926 года в школах, в училище Метростроя, в Училище памяти 1905 года. Участвовал в выставках, работал как график-станковист и иллюстратор, увлекся живописью, преподавал в Строгановке. В 41 году остался в Москве и в 1942 г поступил в Студию Изобразительных Искусств ВЦСПС, преподавал до её закрытия в 1948 году, позже в студиях театральных художников и модельеров. Попал под «кампанию по борьбе с космополитизмом» за «буржуазный формализм и эстетизм». В 1955 году исключен из МОСХа. В 1956 году скончался. Мама и все ее друзья собрались проститься с учителем и... в общем, это был шок. Учителя отпевали в храме. Некоторые вошли внутрь; другие постеснялись. Были же и партийные...

Продолжение следует
china

Маркса-Энгельса 8

Художников много, а я один... (из какой-то пьесы Маяковского, отрицательный персонаж)

Кажется, эту историю еще не показывала.

Был ещё замечательный Глебуша, Глеб Миронов. Особенно горькая судьба: он был старше однокурсников, его призвали на финскую войну. Он не выдержал - писал домой: не могу видеть человеческие мозги на колючей проволоке. Пытался застрелиться, только ранил себя. Его судили за самострел, приговорили к смерти. Всё училище писало прошения, почему-то сжалились. Он говорил потом: самый счастливый день в моей жизни был, когда я узнал, что мне дали десять лет.
Вернулся после войны по амнистии, пришёл к нам с огромной красной рыбой. Он был высокий и страшно обаятельный, хотя не красавец. В Пушкинском внизу стоит раскрашенный бюст Лоренцо Медичи - вылитый Глеб.
Живописи его не помню: он ездил на Домбай зимой, привез кучу ярких, солнечных этюдов, но не превратил свои впечатления в картину. У нас есть его скромный пейзажик.
Он занимался организацией и постановкой знаменитых капустников в МОССХе.

Каждого художника, какой попадется на глаза, я ищу и нахожу довольно много картинок. Не хочу пользоваться материалами Википедии, но немножко все таки беру. А Глеба Миронова в вики нет... продаются на аукционе небольшие пейзажи в рамочках. Увы, не состоялся.

Отец его был богатый книжный коллекционер Миронов, и была невеста - миниатюрная хорошенькая Шурочка Калганова. Тоже занятный персонаж. Не стала дожидаться Глеба, вышла за однокурсника Жору Сателя, оказалась вместе с ним в Самарканде. Они с кем-то ещё рисовали продуктовые карточки и продавали на базаре - дело подрасстрельное, но очень уж кушать хотелось, Щетинин рассказывал. Сам он правда не рисовал - не рисковал. Зато он с приятелями убил и съел собаку, не бродячую, а у кого-то из эвакуированных. И пожертвовали кружку собачьего сала другому эвакуированному, чахоточному. Шурочка ничего не боялась. Однажды у вокзала обнаружила кучу угольной крошки и пыли - быстро сбегала за ведром и всю её распродала.

Шурочку мама знала очень хорошо по училищу и немножко над ней смеялась. Шурочка понимала, что ей не хватает образования - все кругом говорят про такое умное... и с вопросами обращалась к нашему отцу. И он над ней бессовестно издевался: рассказывал нелепые истории, теории, а она потом преподносила Глебу. Он изумлялся, но скоро стал догадываться, откуда что взялось.

История сложная, запутанная, прямо как кто сочинил. Продолжение следует
china

вот такое кино...

Небольшое дополнение к предыдущему

Юра Герн советовался с теткой по важному вопросу. Он закончил ВИЯГ, закончил блестяще, ему готовили работу в Европе, оставался пустяк: заполнить анкету, ответить на вопрос: В какой партии состоя ваш отец? Написать «не знаю» или написать «эсер»? Татьяна, сестра, прошла это испытание. Откуда ей знать? Отец оставил семью, когда они были еще детьми, в семье ни о чем таком не говорили. Ей сошло. А Юра не мог решиться. Юля посоветовала: напиши правду. Они наверняка уже проверили, и к тебе всегда останется подозрение, что знал и попытался скрыть. Они кое-что повидали в свой жизни, забытые старухи.
Юра так и сделал. Вместо Парижа его отправили в Казань преподавать в Суворовском училище французский язык. И это было лучшее время его жизни, у его учеников тоже: они собирались со всей страны на юбилеи училища, на встречу с ним, почти до начала 10-х. Там он и женился на Веронике, она преподавала английский в каком-то ВУЗе. Они встретились и договорились давать друг другу уроки.
За границу он ездил потом на важные дипломатические встречи как синхронист, преподавал в Сорбонне, преподавал в ВИЯГЕ — главный его дар был, конечно, в этом. Устраивал лыжные походы, в юности он был чемпион московского округа.



Вопрос на засыпку: найди Штирлица (они стоят рядом в середине, полковники Исаев и Герн). У нас дома этой фотографии нет, пришлось скачать. Есть другие из того же похода.

Мамина сестра Татьяна после стажировки в Италии вышла замуж за своего начальника и уехала с ним в Бельгию, в посольство. Он был культурным атташе. Как все понимают, должность ответственная, он организует культурные мероприятия, на которых, например, Жолио Кюри встречается с Улановой. Или собираются вспомнить Родину, поговорить по-русски, бывшие остарбайтерки, благополучные гражданки Бельгии. Михаил Сергеевич и Таня застали там Международную выставку в Брюсселе, в 1958 году, Атомиум видели своими глазами. Они там махнули на все рукой, не скряжничали, снимали квартиру. Тетка, вернувшись, иногда плакала: как там все было хорошо, удобно, просто... какая у них машина была — игрушка!
Зато они застали там начало конца колониальной системы! Бельгия потеряла Конго! Кончилась лафа, электричество дорожало, шахтеры бастовали. Ну вот тут как раз они и уехали. Отдохнули немного и уехали в Марокко. Там тоже что-то началось...
china

Маркса-Энгельса 8

Не помню, что поместила из описания дома, квартиры и комнаты. К самой комнате только приступаю.


Задача для школьного сочинения: вот КОМНАТА. Опишите ее. Или: расскажите, что нарисовано на картинке. Таня нарисовала картинки по общим воспоминаниям, можно вспомнить, кто где сидел (может даже кто-то знаменитый) и где спал (иногда на полу), когда переклеили обои. Но история стен наполняется историями тех, кто в них обитал, и тех, кто их посещал. Не так много времени мы здесь прожили, но время было значительное, а мы, сестры, были маленькие и стали большие. Жизнь делилась между домом и школой. А был еще Музей...

Трудно отвечать молодым, как можно было жить шестерым в такой комнате? Ну, во-первых, комната была роскошная в сравнении с другими: сколько пространства над головой, и сколько Москвы, сколько неба в окне! В двух больших окнах! И все большое: коридор, ванная кухня — два туалета! - лестничная площадка, лестница! Клаустрофобии неоткуда взяться. Здесь на картинке правая половина комнаты, в ней жили дед и бабушка. И только половина половины!

Пустые комнаты всегда кажутся меньше. Обстановка менялась, мебель переставляли. Мебель была случайная, из каких-то разных времен и помещений, например дачный венский диван. Пока не выросли, мы лазили на нем или в нем, сквозь кольцо на спинке.
Буфет слева — у многих стояли такие казенного вида буфетики, в четыре кажется полки. Такого, как сейчас, количества посуды тогда конечно не было. Было по тарелке и чашке с блюдцем, а теперь чашка для утреннего кофе, чашка для дневного кофе, чайная чашка и множество дареных кружек, фарфоровых и стеклянных. Конечно, сколько-то запасных было, гостевых. Запасов крупы-муки-сахару не было, кто бы дал запасать! Очередь и килограмм в одни руки! Нас конечно брали в очередь за мукой, два раза в год.

Туалетный столик бабушки справа в углу почему-то получился очень маленький, трудно по памяти сохранить пропорции. Это был как раз «остаток прежней роскоши», весь сплошь резной, фигурный, ни одной прямой линии, какого-то темного дерева. Наверно, от гарнитура, подаренного молодым деду и бабушке на обзаведение. Как-то назывался этот богатый тяжеловесный стиль, «третьей империи», как-то вроде. Не ампир, гораздо пышней. Парное к нему кресло стояло у этой же стены, в другом углу.

Продолжение следует