Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
china

лытдыбр

Спешу похвастаться: поместила на новый сайт заключительный фрагмент кельтско-китайского романа, часть 4 называется "АРФА БРИТАНИИ, БУБЕН ТУРАНА".

Кончается битвой при Каталаунских полях, но не совсем кончается, потому что эта "битва на Марне" тоже тогда ничем не закончилась, кроме истребления живой силы (как Бородино). Что и является главной задачей мировых сражений, вроде Троянской войны (Илиада) или битвы на поле Куру (Бхагавадгита). Люди тогда приписывали богам свое ощущение, что на земле развелось слишком много героев, тревожно как-то.

Вот и фантасты иногда сочиняют такие закрытые зоны, леса какие-нб Шервудские, где законы отменяются и где пассионарии могут друг на друге применять свои геройские достоинства. Бескорыстно.
china

А у нас...


На север южный ветер
Затеял жаркий бег.
Ему бы лето встретить,
А там по пояс снег... А.Крестинский
Collapse )


По пояс мы не забирались, но выше колена - да. Пошли посмотреть, что там с нашей Белокаменной? Все ли бетонные залы, расписанные поклонниками Егора Летова, снесли? Со мной была взрослая внучка. Мы очень разумно придумали: дойдем от нас до Белокаменной, примерно час ходьбы, выйдем на платформу, поедем - она в свое Свиблово, я на своего Рокоссовского. Только на станцию Белокаменная выхода нет. Там все огорожено, работает могучая техника. Хорду строят! А в нашу сторону выходят только лыжники и собачники; могут же они погулять где-то еще?

Часа два мы бродили по тропе, пробитой одиноким путником, который наверно тоже не сразу сообразил, в какую сторону будет короче. Но какое было солнце! Какой воздух!
china

Маркса-Энгельса 8

ДОМ. ДРУЗЬЯ ДОМА.
Постараюсь разделить на рубрики:
Старинные друзья;
Друзья мамы и отца;
Друзья, которых привели мы.
Родственники.

В нашем детстве у нас постоянно кто-то был. Почему-то знакомых деда не помню. Вроде он работал в разных местах, учреждениях, но ни с кем не подружился. Был брат Борис, его жена Нютка и двое сыновей, кузены отца Роман и Юрий. Они приезжали изредка навестить сестер Лёлю и Лену, заходили к нам. «Нютка» (Анна... ) родилась в поповской семье, Бориса пристроили по этой же части, после войны он работал бухгалтером в Елоховском. То-то хлебное местечко! Тёте Лёле они что-то подбрасывали. Но братья не были особенно близки, хотя дед любил вспоминать детство: дача в Пушкино, лошади, тренер, собака Альма, голуби...
К мальчикам ходил учитель музыки. Ходил-ходил, и обратился к отцу, Алесандру Карповичу: Сережа учится неплохо, старается, а у Бори слуха нет, может быть не мучить его? Отец говорит сыновьям, что Боре музыкой заниматься больше не надо. Борис разрыдался. Серафима Петровна бросилась утешать: что ты, Боренька, если хочешь, занимайся, конечно! - Я от радости... - еле выговаривает бедный мученик.

Где-то недалеко жила семья прабабушки Серафимы Петровны — Дунаевы. Один из них до войны был довольно известный советский певец. М.б. «коку Симу» они когда-то навещали, но мы эту фамилию ни разу не слышали.



На фото Александр Карпович в этой самой квартире играет в шахматы с кем-то из Дунаевых, шурином, наверно, братом Серафимы Петровны.
china

Маркса-Энгельса 8

Временами мы с Ритой и Зоей перебирались в просторную ванную комнату, холодную, нагревателя еще не было, и болтали там. Во что мы играли? В царевну-несмеяну; в горячо-холодно; да просто хохотали и несли чушь. Девочки Добровольские перевезли с собой свой загадочный мир: с ними вместе, говорили они, поселился где-то в квартире (кажется, в углу за дверью, где хранились метлы, ведра и тряпки) гном по имени Мýжик. Еще у них был благородный герой Руслан, он жил у них в комнате на декоративной тарелке из папье-маше. Т. е. он там не жил, но он был как-то, присутствовал. И Мýжик был не гном, а кто-то такой... про гномов мы еще мало знали, а «Руслана и Людмилу» мама нам давно уже прочла.

У них я видела, как работает их отец, скорняк. Он изготовлял поддельную чернобурку, очень ходовой предмет. На столе расстелена крашеная в черное собачья шкура; мастер длинной линейкой отделяет в мехе длинный ровный пробор; под рукой у него блюдечко с клеем и маленькая баночка с отдельными белыми волосками. Пинцетом он брал один волосок, макал в клей и вставлял в раздвинутый мех. И так потихоньку, ряд за рядом.
Наверно, он все-таки где-то работал, а то как же пенсия, трудовая книжка, карточки? Впрочем, тогда были разрешены трудовые артели, наш дед одно время работал бухгалтером в какой-то какое-то время, на нашей же улице в соседнем доме, они делали мягкие игрушки, кукол. Однажды дед привел меня туда и предложил выбрать себе подарок; я выбрала черного бархатного мишку, небольшого, изящного. Возможно, он с нами переехал на Открытое шоссе и здесь играл с нашими детьми.
Мария Николаевна, высокая, когда-то интересная брюнетка, тоже работала, и мы с Ритой и Зоей на свободе «играли» на их фисгармонии. Кажется, они были так же немузыкальны, как мы. Как, наверно, и все остальные семьи. Ни в одной комнате не было патефона!
А ведь песня была эстрадная: «Я живу в озвученной квартире, есть у нас рояль и саксофон... и за каждой дверью — патефон...» Просто, значит, танцевать было некому.

Еще одну страшную тайну поведали нам девочки Добровольские. Оказывается, в Москве действует страшная шайка бандитов. Они ездят в больших черных машинах, совершенно закрытых, похищают людей (или только детей) и мучают их. За ними гоняется милиция на мотоциклах, но как только догонят, они раз — и свернули в проулок; все тайные переулки знают.

Да, по радио иногда передавали оперу, как в «Мастере и Маргарите», одну на весь Союз. Но нам больше нравились футбольные репортажи.

У Натки стояло пианино, но к нам сквозь стену доносился только стрекот машинки. У Майковых до войны был рояль, дед играл (мама говорила, плохо), позже его продали. Вот интересно: у Солженицына в «Пире победителей» Доброхотов-Майков играет на рояле в замке, где происходит «Пир». Учился ли отец хоть немножко, чтобы сыграть в офицерской компании сентиментальный мотивчик — или А.И. добавил и это к образу идеального русского офицера? Никогда не узнаем. Так же, как не узнаем, кто из них был Сашка, а кто Шурка...
Насчет оперы: однажды передали оперу Дворжака (скорее «Славянский танец»), и вдруг приходит к нам сверху, из 13 квартиры, Лиля и зовет бабушку: тетя Маша услышала фамилию «Дворжак» и требует, чтобы мы сейчас же позвонили «им» и сказали, что она, тетя Маша, этого Дворжака крестила.
china

Вот такое кино...

Догорают угольки в костре, бледнеет небо, растворяются в нем звезды. Не хочется уходить, не хочется расставаться. Когда еще доведется побыть в таком обществе, поговорить на всякие странные необязательные темы, послушать стихи на исчезнувшем великом языке, увидеть людей, издалека приехавших изучать дикарей в звериных шкурах, и доказывать, что у дикарей свои предания, песни, свое объяснение мира? И чтобы рассказать потом о дикарях, о их языках и обычаях, в тех краях, куда вечером уходит солнце?



Лоренц Ланг хотел бы дольше любоваться на красавицу-хозяйку. Господин Цао думает, что она красивее всех его родственниц. Дембей вспоминает хрупких маленьких японок. Правитель видит, что гостям хочется продлить собрание; не велеть ли подать ранний завтрак?
Ланг прерывает молчание. Он спрашивает по-русски:
- Правда ли то, что я слышал — будто бы у якутов самыми сильными шаманами бывают молодые женщины? И чем они красивее, тем сильнее их чары?

- Так и есть, - неожиданно отвечает Дюхадэ, которого считали спящим, - голос девушки-шаманки летит птицей-кукушкой, пролетает все небеса, проникает за все преграды, приникает к лунному уху Юрюнг Аар Тойона, прародителя, и слушает он ее с наслаждением. Умсуур Удаган, покажи знатным друзьям свой дар!

Словно только этого и ждала, хозяйка пиршества окликает кого-то в темноте, подбрасывает в огонь дрова, берет у подошедшей служанки маленький бубен и начинает обходить костер, чуть напевая, чуть касаясь пальцами натянутой кожи, чуть приподнимаясь на цыпочки. И вдруг запевает во весь голос, кружась:

Collapse )
china

БОТАНИКА


Вроде бы трава и трава. Вроде бы подорожник, но...
Вспоминается эпизод из романа Дудинцева "Белые одежды", о генетиках в послевоенные годы.
Будущие герой и героиня знакомятся в НИИ. Они принадлежат к разным лагерям, но друг другу приятны. Гуляют по краю опытного поля, испытывая друг друга на знание ботаники.
"поискав в траве, он сорвал что-то. - Что это?
- Плантаго! - торжествуя, сказала Елена Владимировна.
- А какой плантаго? Подорожников много. Майор, минор, медиа...
- Ну, это, конечно, не минор...
- Майор. Видите, черешок... "

Обычный наш спутник, "след белого человека", по-видимому, "майор". А этот - мы его видим впервые - с тех пор, наверно переименовали. В словаре он "ланцеолата", ланцетовидный.
Остальные радости вчерашней прогулки.
Collapse )
T.D.-M/
Возможно, это новая концепция газона: разная мелочь в причудливой смеси, а не мятлик, который несколько раз за лето сбривают до почвы.
china

Вот такое кино...

Звезды в небесах...
Ах, какие крупные,
Ах, как высоко...


Гордый лауроветлан ушел в свою ярангу. Матвей Петрович только любезные слова подобрал, только привстал, а тут костер поправили, чагу свежую заварили, трубки раздали. Все оживились, поудобнее устроились. Что еще будет? Придвинулся ближе молодой парень, руки на коленях сложил, зажмурился и запел...
Концерт, значит. До рассвета по меньшей мере. Как бы не задремать, не обидеть хозяев...
Старейшины трех великих родов
Стали главарей выбирать,
Неподкупных грозных судей
Для верхних и нижних племен.
Равные властью судьбе —
Владыками трех миров
На вечные времена
Избраны были – Одун Биис,
Чынгыс Хаан
И Дьылга Тойон,
А писарем был приставлен к ним
Длинный Дьурантай, —

Якутское пение живо и очень точно описал Короленко.
«С некоторого времени до меня стали долетать странные звуки. К однообразному скрипу полозьев и к шуму тайги присоединилось еще что-то, точно жужжание овода, прерываемое какими-то всхлипываниями. Видя, что я с недоумением оглядываюсь, стараясь определить источник звуков, казак усмехнулся и сказал:
- Это он поет песню. Вам еще не в привычку.
Это была действительно якутская песня — нечто горловое, тягучее, жалобное. Начиналась она звуком а-ы-ы-ы-ы..., тянувшимся бесконечно и по временам модулируемым почти истерическими, рыдающими перехватами голоса. Странные звуки удивительно сливались со скрипом полозьев и ровным шумом тайги»...

Тонкий и любознательный писатель, сосланный правдолюб, не знает, что монотонное «жужжание» несет может быть самые лиричные, самые драматичные, возвышенные слова и чувства... Он потом еще поведает о странной особенности якутов петь всегда и везде, объясняться пением, даже во сне. Сам он занимался другими вещами, но среди его невольных сотоварищей найдутся и те, кто выучит язык, расшифрует странный феномен, запишет тексты и откроет для научного исследования.
«Кто знает, что было бы, если бы у русского правительства не было похвального обыкновения заселять самые отдаленные окраины европейски образованными людьми?»

Во времена князя Гагарина эта процедура только началась — заселили отдаленную окраину пленными шведами, по европейски обычными людьми, но намного, намного более образованными, чем само русское правительство.
Сам же Матвей Петрович то ли от усталости, то ли от чаги с дымком, под монотонное красивое звучание с ритмическими эмоциональными вскриками погружается в блаженный покой... он не чувствует усталости, не чувствует своего тела, не беспокоится, что заснет. Он уж спит наполовину, «как только в раннем детстве спят», и во сне ему показывают что-то пестрое, неразборчиво-красивое, меняющееся...

За его лицом тихо следит незаметный в кругу Дюхадей. Он готов ответственно подтвердить мои слова: чагу они пили! Действительно чагу, а не мухоморы! Не было у них этого в обычае! Чукчи — да, у них это была своя культура, были духи мухомора, мухоморные девушки. Но это совсем-совсем другая история!
china

дела семейные

ЭКЗИСТЕН-ЦИ-О-НУ-ЕГО-КАК-ЕГО-НАВАЛЬ_НОЕ?

Дочь требует в категорической форме, чтобы мы с Таней заключили себя в двухкомнатной квартире, которую они для нас освободят, вместе с планшетом, ноутбуком и корзиной пряжи для вязанья, и оставались там, "пока зараза минет", а они будут приносить нам всякие вкусные вещи и ставить под дверь. Правда, можно гулять по Яузе. Туда и обратно.
Наше упрямство рассматривают как антиобщественное поведение. Если бы мы подцепляли вирус легче, чем другие, а потом разносили его - тогда понятно, надо было прятаться.

Помимо того, что мы эгоистки, привыкли жить, как живем, и у нас даже есть небольшие, но все-таки обязанности, и они позволяют нам считать себя более или менее нужными -
В общем, отношение к старикам всегда было проверкой общества, но в наши дни какое-то нам послано испытание долгожительством, и как быть, когда прежде прекрасные люди превращаются в столетнюю рухлядь, и в них всеми силами поддерживается порой мучительная жизнь...

Когда-то давно прочла, и забыть не могу. Б.Шергин, "Живая жизнь". Что-то вроде дневника. 1944 год.
"На днях, ожидая трамвая на бульваре, еще издали услышал сладкую такую тихую музыку... Наконец начал проходить оркестр, за ним взвод за взводом - молодежь в военной форме. Стройно шли под марш, такой сладко-весенний. У них были спокойные молодые лица... Все одеты по походному. И подумалось: вот мы, старые, как цепляемся за житуху, как разоряемся, расстраиваемся... зиму еще одну доживем ли и т.д. А эти, молодые, спокойные, прекрасные, сильные, еще и жизни не знавшие, идут и не жалеют, как бы отстраняют, покорные, кубок жизни. Отстраняют от себя кубок жизни царственным таким, великодушным жестом. А мы, старичонки, тесня, давя друг друга, друг у друга отымая, лезем к кубку..."

Книжка потрясающее, самое чтение для поста в годину испытаний. Как хотите, ожидания у меня самые мрачные. Предчувствие, как говорится, гражданской войны. Кризис один на всех, но пока толстый похудеет, тощий околеет, наша система закоснела и затвердела, а Лаоцзы говорил, что нежного слабей жестокий, т.е. мягкое и слабое сильнее твердого (вроде вертикали). Не хочется очень, но столько раз пронесло...