Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
china

Маркса-Энгельса 8

Временами мы с Ритой и Зоей перебирались в просторную ванную комнату, холодную, нагревателя еще не было, и болтали там. Во что мы играли? В царевну-несмеяну; в горячо-холодно; да просто хохотали и несли чушь. Девочки Добровольские перевезли с собой свой загадочный мир: с ними вместе, говорили они, поселился где-то в квартире (кажется, в углу за дверью, где хранились метлы, ведра и тряпки) гном по имени Мýжик. Еще у них был благородный герой Руслан, он жил у них в комнате на декоративной тарелке из папье-маше. Т. е. он там не жил, но он был как-то, присутствовал. И Мýжик был не гном, а кто-то такой... про гномов мы еще мало знали, а «Руслана и Людмилу» мама нам давно уже прочла.

У них я видела, как работает их отец, скорняк. Он изготовлял поддельную чернобурку, очень ходовой предмет. На столе расстелена крашеная в черное собачья шкура; мастер длинной линейкой отделяет в мехе длинный ровный пробор; под рукой у него блюдечко с клеем и маленькая баночка с отдельными белыми волосками. Пинцетом он брал один волосок, макал в клей и вставлял в раздвинутый мех. И так потихоньку, ряд за рядом.
Наверно, он все-таки где-то работал, а то как же пенсия, трудовая книжка, карточки? Впрочем, тогда были разрешены трудовые артели, наш дед одно время работал бухгалтером в какой-то какое-то время, на нашей же улице в соседнем доме, они делали мягкие игрушки, кукол. Однажды дед привел меня туда и предложил выбрать себе подарок; я выбрала черного бархатного мишку, небольшого, изящного. Возможно, он с нами переехал на Открытое шоссе и здесь играл с нашими детьми.
Мария Николаевна, высокая, когда-то интересная брюнетка, тоже работала, и мы с Ритой и Зоей на свободе «играли» на их фисгармонии. Кажется, они были так же немузыкальны, как мы. Как, наверно, и все остальные семьи. Ни в одной комнате не было патефона!
А ведь песня была эстрадная: «Я живу в озвученной квартире, есть у нас рояль и саксофон... и за каждой дверью — патефон...» Просто, значит, танцевать было некому.

Еще одну страшную тайну поведали нам девочки Добровольские. Оказывается, в Москве действует страшная шайка бандитов. Они ездят в больших черных машинах, совершенно закрытых, похищают людей (или только детей) и мучают их. За ними гоняется милиция на мотоциклах, но как только догонят, они раз — и свернули в проулок; все тайные переулки знают.

Да, по радио иногда передавали оперу, как в «Мастере и Маргарите», одну на весь Союз. Но нам больше нравились футбольные репортажи.

У Натки стояло пианино, но к нам сквозь стену доносился только стрекот машинки. У Майковых до войны был рояль, дед играл (мама говорила, плохо), позже его продали. Вот интересно: у Солженицына в «Пире победителей» Доброхотов-Майков играет на рояле в замке, где происходит «Пир». Учился ли отец хоть немножко, чтобы сыграть в офицерской компании сентиментальный мотивчик — или А.И. добавил и это к образу идеального русского офицера? Никогда не узнаем. Так же, как не узнаем, кто из них был Сашка, а кто Шурка...
Насчет оперы: однажды передали оперу Дворжака (скорее «Славянский танец»), и вдруг приходит к нам сверху, из 13 квартиры, Лиля и зовет бабушку: тетя Маша услышала фамилию «Дворжак» и требует, чтобы мы сейчас же позвонили «им» и сказали, что она, тетя Маша, этого Дворжака крестила.
china

Вот такое кино...

Догорают угольки в костре, бледнеет небо, растворяются в нем звезды. Не хочется уходить, не хочется расставаться. Когда еще доведется побыть в таком обществе, поговорить на всякие странные необязательные темы, послушать стихи на исчезнувшем великом языке, увидеть людей, издалека приехавших изучать дикарей в звериных шкурах, и доказывать, что у дикарей свои предания, песни, свое объяснение мира? И чтобы рассказать потом о дикарях, о их языках и обычаях, в тех краях, куда вечером уходит солнце?



Лоренц Ланг хотел бы дольше любоваться на красавицу-хозяйку. Господин Цао думает, что она красивее всех его родственниц. Дембей вспоминает хрупких маленьких японок. Правитель видит, что гостям хочется продлить собрание; не велеть ли подать ранний завтрак?
Ланг прерывает молчание. Он спрашивает по-русски:
- Правда ли то, что я слышал — будто бы у якутов самыми сильными шаманами бывают молодые женщины? И чем они красивее, тем сильнее их чары?

- Так и есть, - неожиданно отвечает Дюхадэ, которого считали спящим, - голос девушки-шаманки летит птицей-кукушкой, пролетает все небеса, проникает за все преграды, приникает к лунному уху Юрюнг Аар Тойона, прародителя, и слушает он ее с наслаждением. Умсуур Удаган, покажи знатным друзьям свой дар!

Словно только этого и ждала, хозяйка пиршества окликает кого-то в темноте, подбрасывает в огонь дрова, берет у подошедшей служанки маленький бубен и начинает обходить костер, чуть напевая, чуть касаясь пальцами натянутой кожи, чуть приподнимаясь на цыпочки. И вдруг запевает во весь голос, кружась:

Collapse )
china

БОТАНИКА


Вроде бы трава и трава. Вроде бы подорожник, но...
Вспоминается эпизод из романа Дудинцева "Белые одежды", о генетиках в послевоенные годы.
Будущие герой и героиня знакомятся в НИИ. Они принадлежат к разным лагерям, но друг другу приятны. Гуляют по краю опытного поля, испытывая друг друга на знание ботаники.
"поискав в траве, он сорвал что-то. - Что это?
- Плантаго! - торжествуя, сказала Елена Владимировна.
- А какой плантаго? Подорожников много. Майор, минор, медиа...
- Ну, это, конечно, не минор...
- Майор. Видите, черешок... "

Обычный наш спутник, "след белого человека", по-видимому, "майор". А этот - мы его видим впервые - с тех пор, наверно переименовали. В словаре он "ланцеолата", ланцетовидный.
Остальные радости вчерашней прогулки.
Collapse )
T.D.-M/
Возможно, это новая концепция газона: разная мелочь в причудливой смеси, а не мятлик, который несколько раз за лето сбривают до почвы.
china

Вот такое кино...

Звезды в небесах...
Ах, какие крупные,
Ах, как высоко...


Гордый лауроветлан ушел в свою ярангу. Матвей Петрович только любезные слова подобрал, только привстал, а тут костер поправили, чагу свежую заварили, трубки раздали. Все оживились, поудобнее устроились. Что еще будет? Придвинулся ближе молодой парень, руки на коленях сложил, зажмурился и запел...
Концерт, значит. До рассвета по меньшей мере. Как бы не задремать, не обидеть хозяев...
Старейшины трех великих родов
Стали главарей выбирать,
Неподкупных грозных судей
Для верхних и нижних племен.
Равные властью судьбе —
Владыками трех миров
На вечные времена
Избраны были – Одун Биис,
Чынгыс Хаан
И Дьылга Тойон,
А писарем был приставлен к ним
Длинный Дьурантай, —

Якутское пение живо и очень точно описал Короленко.
«С некоторого времени до меня стали долетать странные звуки. К однообразному скрипу полозьев и к шуму тайги присоединилось еще что-то, точно жужжание овода, прерываемое какими-то всхлипываниями. Видя, что я с недоумением оглядываюсь, стараясь определить источник звуков, казак усмехнулся и сказал:
- Это он поет песню. Вам еще не в привычку.
Это была действительно якутская песня — нечто горловое, тягучее, жалобное. Начиналась она звуком а-ы-ы-ы-ы..., тянувшимся бесконечно и по временам модулируемым почти истерическими, рыдающими перехватами голоса. Странные звуки удивительно сливались со скрипом полозьев и ровным шумом тайги»...

Тонкий и любознательный писатель, сосланный правдолюб, не знает, что монотонное «жужжание» несет может быть самые лиричные, самые драматичные, возвышенные слова и чувства... Он потом еще поведает о странной особенности якутов петь всегда и везде, объясняться пением, даже во сне. Сам он занимался другими вещами, но среди его невольных сотоварищей найдутся и те, кто выучит язык, расшифрует странный феномен, запишет тексты и откроет для научного исследования.
«Кто знает, что было бы, если бы у русского правительства не было похвального обыкновения заселять самые отдаленные окраины европейски образованными людьми?»

Во времена князя Гагарина эта процедура только началась — заселили отдаленную окраину пленными шведами, по европейски обычными людьми, но намного, намного более образованными, чем само русское правительство.
Сам же Матвей Петрович то ли от усталости, то ли от чаги с дымком, под монотонное красивое звучание с ритмическими эмоциональными вскриками погружается в блаженный покой... он не чувствует усталости, не чувствует своего тела, не беспокоится, что заснет. Он уж спит наполовину, «как только в раннем детстве спят», и во сне ему показывают что-то пестрое, неразборчиво-красивое, меняющееся...

За его лицом тихо следит незаметный в кругу Дюхадей. Он готов ответственно подтвердить мои слова: чагу они пили! Действительно чагу, а не мухоморы! Не было у них этого в обычае! Чукчи — да, у них это была своя культура, были духи мухомора, мухоморные девушки. Но это совсем-совсем другая история!
china

дела семейные

ЭКЗИСТЕН-ЦИ-О-НУ-ЕГО-КАК-ЕГО-НАВАЛЬ_НОЕ?

Дочь требует в категорической форме, чтобы мы с Таней заключили себя в двухкомнатной квартире, которую они для нас освободят, вместе с планшетом, ноутбуком и корзиной пряжи для вязанья, и оставались там, "пока зараза минет", а они будут приносить нам всякие вкусные вещи и ставить под дверь. Правда, можно гулять по Яузе. Туда и обратно.
Наше упрямство рассматривают как антиобщественное поведение. Если бы мы подцепляли вирус легче, чем другие, а потом разносили его - тогда понятно, надо было прятаться.

Помимо того, что мы эгоистки, привыкли жить, как живем, и у нас даже есть небольшие, но все-таки обязанности, и они позволяют нам считать себя более или менее нужными -
В общем, отношение к старикам всегда было проверкой общества, но в наши дни какое-то нам послано испытание долгожительством, и как быть, когда прежде прекрасные люди превращаются в столетнюю рухлядь, и в них всеми силами поддерживается порой мучительная жизнь...

Когда-то давно прочла, и забыть не могу. Б.Шергин, "Живая жизнь". Что-то вроде дневника. 1944 год.
"На днях, ожидая трамвая на бульваре, еще издали услышал сладкую такую тихую музыку... Наконец начал проходить оркестр, за ним взвод за взводом - молодежь в военной форме. Стройно шли под марш, такой сладко-весенний. У них были спокойные молодые лица... Все одеты по походному. И подумалось: вот мы, старые, как цепляемся за житуху, как разоряемся, расстраиваемся... зиму еще одну доживем ли и т.д. А эти, молодые, спокойные, прекрасные, сильные, еще и жизни не знавшие, идут и не жалеют, как бы отстраняют, покорные, кубок жизни. Отстраняют от себя кубок жизни царственным таким, великодушным жестом. А мы, старичонки, тесня, давя друг друга, друг у друга отымая, лезем к кубку..."

Книжка потрясающее, самое чтение для поста в годину испытаний. Как хотите, ожидания у меня самые мрачные. Предчувствие, как говорится, гражданской войны. Кризис один на всех, но пока толстый похудеет, тощий околеет, наша система закоснела и затвердела, а Лаоцзы говорил, что нежного слабей жестокий, т.е. мягкое и слабое сильнее твердого (вроде вертикали). Не хочется очень, но столько раз пронесло...
china

КНИГИ

Вопросы языкознания
Из недавно найденного семейного документа столетней давности. Бедная девушка лет 16 едет в глухую деревню работать в школе. Знакомится с ученицами.


- Тебя как зовут? - спрашивает молодая учительница.
«Тебя как зовут» - повторяет девочка-коми.
- Меня Любовь Николаевна. А тебя?
«Меня Любовь Николаевна. А тебя...»
- Она русского не знает, - объяснила другая девочка.

Чапек в книге «Путешествия» рассказывает, как он с женой приехал в Лапландию. Местные жители выбегают смотреть на чудных приезжих целыми семьями.
- Чапек, посмотри, какой соплячок, - жена показывает на забавного младенца.
«Чапек, посмотри, какой соплячок» - повторяет кто-то в толпе аборигенов, тут же повторяет кто-то еще, и вот уже все вокруг выкрикивают: Чапек, посмотри, какой соплячок! Чапек, посмотри, какой соплячок!

Про удивительную память и способность к воспроизведению звуков среди дописьменных народов кто только не рассказывал. Память профессиональных сказителей это что-то вообще... Кстати, шаман часто бывал и сказителем. Высокий интеллект при этом помогал ему сознательно подходить к изучению другого языка, что подтверждается — миссионеры обращались к шаманам за помощью в переводе нетривиальных вещей, отвлеченных понятий, часто шаманы сами становились миссионерами. На них и будет Матвей Петрович опираться при создании, как бы это назвать... института лингвистики. (Института военного перевода, в котором учились и трудились наши родственники и знакомые).

Автор замечательной книги про нашу рыбку в вашем ухе (или наоборот) вообще считает, что главная и практически первая функция ЯЗЫКА (средства общения, состоящего из набора единиц, слов) — это чтобы переводчики имели белый хлеб на черный день. При этом он совершает, на мой взгляд, странную ошибку.

«Фундаментальное различие между культурами, имеющими письменность и не имеющими ее, состоит в том, что только в первых высказывание может быть повторено. В условиях «первичной устности» язык — не что иное, как речь, а речь исчезает без следа сразу после произнесения. Как и перевод. Перевод можно проверять, оценивать, испытывать и признать достоверным, только если есть возможность возвращаться к нему».

Очень странно звучит. А «Законоговорители» в исландских сагах? А барды и скальды, хранители исторической и культурной памяти? А путевые заметки ирландцев, «от той ямы мимо холма, похожего на зайца, мимо трех пней до могилы предсказательницы...» - ориентиры, возможно, обозначали границы владений. А родословные в Илиаде...

И если полностью информацией владел, скажем, бард, то его соплеменники с ней тоже хорошо были знакомы и соврать точно не дали бы. Ни один аэд не рискнул бы «переписать историю»!
Поэтому устные соглашения, особенно скрепленные клятвой при свидетелях, никуда не исчезали, и к ним всегда была «возможность возвращаться». Не давши слова - крепись, а давши - держись. Или все-таки Слово не воробей..?

Как передавали донесение, например, Чингизхану? Секретарь перелагал доклад в песню на известный мотив, гонец запоминал ее, повторял, подтверждая, что запомнил точно, скакал два-три дня, меняя коней, зажмурившись, на коленях, исполнял перед адресатом и валился без сил. Могут голову отрубить, могут чином наградить.
china

О ПРЕКРАСНОМ

Вчера, в консерватории, в зале Мясковского (маленьком интимном) только одно представление!!!
Театр Квадратное колесо показывает оперу Хармсиада для двух исполнителей (больше в театре никого и нет). Музыка Леонида Бобылева (он присутствовал). Татьяна Букун поет, Сергей Колесников показывает...


она...

Collapse )


он...


они...
И много-много замечательных зонтиков.
Сергей замечательно читал самого Хармса, трогательно, трепетно... Последний зонтик был внутри звездной картой, и там где-то была (должна была быть) крошечная искорка - астероид Даниил Хармс...
bearberry granny

лытдыбр

Настоящий Новый год - 2 января!

Подарок. С намеком на Веселых ребят, но, мне кажется, классом выше!
К нам приезжли дочери с детьми (все 18+). Остальные и так с нами. Говорили, шумели, ели в разнобой, у всех что-то успело произойти, даже у нас, снимали, показывали фотки — все как надо. Но старшая моя внучка прямо от нас отправлялась волонтерить куда-то в глушь, к старушкам и старичкам. Довольно далеко, наверно, если ночь ехать. И ей нужно было напечатать для пения хором тексты песен, которое предположительно знает большинство бабушек и дедушек. В трех экземплярах.

Автор чудесных чурочек - внук великого скульптора Ватагина.

Пошли к компьютеру, вспоминая кто что. Сам собой образовался худсовет: две старшие внучки и молодая невестка. Ну и мы, взрослые, тоже подключились. И следующие часа два вокруг принтера был «Московский хор» и «Встреча с песней», пели, вспоминали ключевые слова и мотивчик. Вон кто-то с горочки спустился, В Москве в отдаленном районе, Все превратились в белых журавлей, Сормовскую лирическую — все из головы вылетело, напечатали толстую пачку двухсторонних бумажек, ни листочка не оставили, сегодня первым делом пошла за бумагой. Потом уже, принтер выключили, а все продолжали: Ой цветет калина — это довоенное? а Мы летим ковыляя во мгле?

Концерт наверно покажут нам на видео. Если мы чего не вспомнили, баянист наверняка знает. Баяниста приглашают.