Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
china

лытдыбр

Мы записались!
Прямо вот так пошли в поликлинику и записались. На 17 января - похоже, народ ломанул! Случайно узнали, что они работают в воскресенье тоже. Хорошо, что поторопились, завтра уже будут наверно записывать на февраль. Навстречу нам народ выходил по четверо в ряд - они запускают по четыре в кабинет. Собрали все возможные документы, паспорта, мобильные... Нам советовали: скажите, что вы не знаете, не умеете, не понимаете, что внучка уехала в Париж... но, кажется, у нас это было написано на лице, включая внучку. Велели надеть бахилы, показали где терминал, а там чья-то внучка выскочила из-за стойки, тыр-пыр, и записала на 9.20 и 9.28 утра 17. Теперь только дожить.
china

лытдыбр

Всех Варвар поздравляю с днем Ангела!

Хотя легенда о св.Варваре романтичная и сказочная, а имя означает "варварка", у нас это имя ассоциируется с чем-то уютным, домашним. "Бабушке-Варварушке я связала варежки", а уж если литературную героиню зовут Варенька, то она точно милая, добрая, улыбчивая.

Очень может быть, что прабабушка, чьи записки мы недавно издали, такой и была. Ее дочь, тетка нашей мамы, старая дева, с этим образом не совпадает. Вчера я как раз, в продолжение семейных воспоминаний, написала:
Изредка навещали нас сестры деда, Юлия и Варвара Павловны, Юля (в середине) и Варя (слева), старые народоволки, дворянки с гимназическим и педагогическим образованием, жили они в Лосинке при больнице, в приспособленной для прозябания террасе второго этажа. Нищие, бесконечно добрые старухи. Ничего они не ждали от жизни, но от нее не отказывались: видите – на стене карта мира. У них был когда-то приемник, в начале войны они его сдали, как положено, а когда все кончилось, забрали обратно. Мы когда приезжали, слушали. У них были друзья, они ходили навещать какую-то неадекватную знакомую женщину.



Там же, на половине террасы, жила бабушка, Валентина Витальевна Герн (баба Валя), о ней речь будет идти то и дело. Почему расстались бабушка и дед — не знали даже их дети, что уж говорить о нас. Что-то было серьезное, Алексей Павлович даже сестер не навещал, когда бывал в Москве, не заезжал в Лосинку.
Терраску наконец снесли вместе с домом и больницей, теткам дали комнату в коммуналке. Они вызвали и поселили в той же комнате родственницу, калеку, которая жила прежде в Вышнем Волочке с сестрами, и осталась одна.
Мама любила теток, хотя мы над ними между собой смеялись над Варварой, ее изречениями. Юра особенно уважал Юлю, ездил советоваться с ней. Они к нам изредка приезжали на детские дни рожденья, с подарками, мы к ним ездили и детей возили.

В воспоминаниях В.Д. есть момент, когда семья переезжает из одного имения в другое зимней ночью в санях, с детьми, на краю оврага сани переворачиваются, все в снегу, не видно кто где, и Павел Адольфович, который вез закутанную крошку Варю, выкарабкивается из сугроба и протягивает жене облепленный снегом сверток: посмотри на Варьку, жива ли... я боюсь.
Варька была жива и выросла в живую непоседливую малышку. Сидит с мамой и няней вечером, чем-то заняты, играют, читают. Встает, заявляет: "К папе ду" - и одна по темной лестнице карабкается наверх, в кабинет отца. Посидит у него, и "К бабе ду" - ползет опять в темноте в комнату бабушки "Лепестаны", Юлии Степановны.

Царство Небесное и долгая добрая память:)
china

Маркса-Энгельса 8

И.Д. Вьется веревочка.
Среди несчастных богатеньких пациенток Татьяны Владимировны была Натовенька — дочь великого летчика Сергея Анохина, «второго Мересьева», Героя Советского Союза, летчика-испытателя реактивных самолетов, потерявшего один глаз во время испытания машины «на вибрацию» - до распада. Он добился возвращения в строй и много еще работал. Позже был наставником Отряда космонавтов. Его старший сын Сережа, чуть старше Наташи, в детстве заболел менингитом с тяжелыми последствиями, физическими и умственными. Плюс эпилепсия. В свое время он лежал в детской психоневрологической больнице в Лосинке, когда там работала баба Валя, позже в Медном в таком же учреждении - и тоже у нашей бабушки.
Году в 48 ради нашего летнего отдыха бабушка стала его гувернанткой, и они нам сняли дачу в дорогом поселке Кратово. Мы с детьми дружили, гуляли, играли, слушали бабушкино чтение, ходили на их дачу в Отдыхе.
Зимой дети Анохины с домработницей приезжали к нам на Маркса-Энгельса на какие-то праздники, мы тоже к ним ездили наверное один раз.
Еще Сергей Николаевич пригласил нас вместе со своими детьми на спектакль «Клуба знаменитых капитанов».

Натовенька заболела туберкулезом позже.
Когда мама стала подрабатывать шитьем, среди ее заказчиц оказались приятельницы Татьяны Владимировны, врачи Института туберкулеза АН СССР на Яузе.
Это называется — соломки подстелить. У мамы открытую форму туберкулеза установили казанские врачи. Юра, мамин брат, с женой Вероникой жили тогда в Казани, бабушка последние годы прожила у них, мама приехала к ним в последние бабушкины дни — осенью 59 года. Она вернулась в жару, измученная, уверенная, что — все. Но милые заказчицы не забыли...
Так мама оказалась не в районной больнице, а в лучшем из возможных заведений, где провела полгода и ее действительно вылечили.

(Взаимопомощь хороших людей — великая сила. Но химия сказала свое слово во-время: практически в этом же году у нас стали производить паск натрия, первое лекарство от TBC. И я на практике в Дзержинске, на химзаводе, видела, как в огромном автоклаве крутится жуткая рыже-коричневая масса...)
china

Маркса-Энгельса 8

Была одна чудесная соседка, бабушка и мама с ней дружили, Винокур Татьяна Владимировна, «Танечка Владимировна». Она тоже жила с матерью. После войны умерла от туберкулеза её дочь Лена, говорят красавица необыкновенная, лет в 16. Т.В. пошла работать воспитательницей в детскую туберкулёзную больницу. Очень любила рассказывать о детях, о спектаклях, как они придумывали и делали декорации. Рассказывала, как богатым детям приносили кучу шоколадных конфет, а бедные за чаем смотрели им в рот и глодали сушку. Педагоги не имели права делить гостинцы на всех.
Бывала она у нас часто, почти каждый вечер, они втроём садились и рукодельничали: Ирина Генриховна, Татьяна Владимировна и мама. Все три замечательные рукодельницы. Т.В., как и бабушка, воспитывалась в благородном пансионе. У неё была очень строгая мама, мы её знали, Анна Михайловна. Бедная девушка, отправляясь домой на выходные дни или каникулы, точно знала, что там ждёт: неоконченное коклюшечное кружево на подушке и шпинат на обед. Именно потому, что она того и другого терпеть не могла. А так, что же - очень милая старушка. Только немного сдвинутая на чистоте.
Т.В. вышивала на заказ воротнички и манжетки, научилась вышивать на машине. А ещё она сама изобрела особый вид прикладного искусства. Она расписывала банки. Масляной краской, на лаке, тонкой кисточкой, букетами в медальонах, в китайском стиле, с золотой сеткой. А внутри банка покрывалась чёрной краской. Это было очень декоративно! Стоило - трёхлитровая банка рублей пять, т.е. потом 50 коп. 2 кг хлеба примерно. Такую вазу она подарила как-то И.Г., дарила баночки поменьше, но всё постепенно разбилось.



Остались на память только расписные стёкла в нашем «дорогом многоуважаемом», который мы с Пятницким потом превратили в объект нового искусства (с обратной стороны).
china

Маркса-Энгельса 8

Сестры дополняют и поправляют.
Таня говорит, что у Меркуловых был не то что патефон — аж граммофон, роскошный, блестящий бронзовый, она у них часто играла с Милкой, им иногда ставили пластинку — с Лещенко, с одной стороны «чубчик, чубчик», пластинки были маленькие, только по одному номеру и помещалось.

Меркуловы жили в бывшем зале, хозяйка, тетя Таня, бывшая прислуга Майковых, симпатичная покладистая женщина.

И.Д. Муж тети Тани был Иван Иванович, скорняк, и в свое время кто-то в скорняжьем профсоюзе, что и осуществило  право на лучшую комнату да еще и с присвоенной мебелью.
Я запомнила, что он был какой-то черный и страшный, пьяница. Умер нелепо - расковырял что-то в зубах булавкой и получил заражение крови.

У тети Тани (Татьяны Даниловны) были две дочери, Полина и Вера.
Полина, мамина ровесница, серенькая мышка с дочкой Милкой, ровесницей нашей Тани. Кто был и куда делся отец не помню, но из каких-то глубин всплыла фамилия Доронина.
Помню эпизод. Под новый год очередь мыться в ванной. Ванна была огромная, мама нас всегда запускала по двое, немного побаловаться. Когда купалась Таня, Полина попросила подкинуть туда же и Милку, ладно, всех вымыли.
А на другой день Милку увезли в больницу со скарлатиной. Что уж пережила мама? Но мы не заболели.
Все остальные дети - Добровольские, Горюновы - по очереди болели, а мы только каждый раз наслаждались десятидневными карантинными каникулами.
Я думаю, может быть это действие дедовой гомеопатии? Он со скрупулезной точностью много лет давал нам эти крохотные сладкие шарики...

(Дед мечтал быть врачом, учился на медицинском факультете, не получилось, работал экономистом, бухгалтером, счетоводом, но мечту не бросил. Хранил в столе, вместе с другими сокровищами, толстую пухлую книгу, часто ее изучал. Вообще в гомеопатию верили. Имя «Граф» произносили с придыханием... К нам его тоже раз пригласили, он вылечил Иру от воспаления легких.
Помним, как по вечерам с дедом ходили в гомеопатическую аптеку на улице Герцена).

И.Д. Вера Меркулова младше сестры - высокая, статная, кажется красивая. На какой-то солидной работе. Незадолго  до нашего отьезда на Открытое шоссе вышла замуж за подполковника в отставке, тоже весьма солидно. Но поселились в общей комнате.

Вера была красавица в советском стиле, стройная, пышная, цветущая блондинка. Прекрасно, звонко пела популярные песни. Она приезжала к нам на Десну в гости, ходила с нами купаться. Мы с мамой обычно бродили, а с гостьей устроились как принято: на берегу, на подстилке, загорать. Мы, сестры, маялись, Вера заливалась соловьем. Советские песни, лирические, такие были прямо колоратурные. На приличном расстоянии от нас сидел любитель-рыболов, Вера поглядывала на него через плечо, но он решительно никак не реагировал.
Гораздо позже она вышла замуж за подполковника или полковника, его фамилию мы запомнили по одному случаю. В коридоре был уже телефон, рядом с кухней, почти напротив «зала). Мы с друзьями уединялись у входной двери с лестницы, там в конце коридор загибался и получалось отдельное небольшое пространство. Мы болтали бесконечно, иногда сидя на полу. Однажды, слышим, кто-то подходит к телефону, берет трубку и говорит — впору бы Левитану, с такими же авторитетными интонациями: «Говорит полковник Запольнов. Вы меня не знаете...»
Кто-то из нас прыснул вслух, остальные зажав рот вылетели на лестницу. Запомнили интонацию и фразу на всю жизнь, как видите.

Вера ходила по коридору в роскошном халате, темно-ярко-синем, в крупных то ли птицах, то ли цветах, то ли рыбах. Это была самая красивая ткань в магазине тканей, куда мы ходили мечтать и мечтали, что когда-нб маме подарим такую. Поэтому при словах «Клавка его шастает в халате» вижу именно этот образ.
china

БЕЗВЫХОДНОСТЬ

Лирическое отступление. Остановиться, оглянуться...

Заканчиваю роман, посвященный Александру Габышеву, поскольку текст с картинками сохраняется в папке с файлами, и она кончается. Сначала это был этнографический очерк про шаманов, бубны, костюмы, обряды у разных народов Сибири, постепенно сама Сибирь заставила задуматься: а почему, как это может быть, что маленькая Россия владеет огромной Сибирью? Понятно, завоевали, как это делалось в недавнем прошлом, кто палку взял, тот и власть. Но времена меняются, и кто-то может быть не хочет больше радоваться, когда землю его предков заливают какой-то адской жижей.

Посмотришь на наших владык, и кажется, они не только в этой стране, но и на этой планете жить не собираются. Потому что это не наша земля, у нас ничего своего нет, разве холодильник и компьютер. Но это и не их земля! У русских никогда ничего своего не было, было барское, царское, колхозное, а теперь казенное. Поэтому так и воровали Петровы орлы, Меньшиков и Гагарин: хоть что-то урвать. И святого ничего у нас нет, а в Сибири и горы живые, и озера благородные, и долины волшебные, и древние курганы священные родовые. В «Новую газету» об этом пишет корреспондент с Алтая Алексей Тарасов. Больно читать.

Еще прочла где-то недавно, что в Российской империи крепостными были только русские. Кажется, так и есть. Мордва, марийцы, коми, ненцы — все, не только башкиры и монголы, не только якуты и казахи. Крепостной, он же солдат-рекрут, он же сам не свой, у него семья не своя, что уж о земле... И что, многое изменилось?

Не совсем понятно, как этот печальный факт породил в народе экстатическое царебожие и неспособность к солидарности. Вот украинцы, у них крепостное право всего с Екатерины, они не поддались заразе. Что уж говорить про евреев, они и не такое видали. Вот за что их Сталин так ненавидел — они за него всем сердцем после войны, а он чуял: нет, не то... не так они его любят, не так...

За сто с лишним лет переворотов с ног на голову, с головы на бок и опять на 180º, рывков взад-вперед-туда-обратно, иммунитет образовался не у многих, и немногие вдруг осознали, что быть здоровыми — нормально. А у кого иммунитет врожденный, уже не стесняются об этом сказать. Вот замечательный якутский шаман Александр Габышев: обаятельный, улыбчивый, и болезнь ему прописали интересную: переоценка своей личности. Мне бы такой диагноз! В обоих смыслах: переоценка личности — это, с одной стороны, проверка самооценки на фоне реальности; полезно заниматься раз в месяц. Переоценка, т. е. завышенная оценка своей личности — грешница, тоже считаю себя личностью. Мне, конечно, слабо в одиночку целый мир удивить и насмешить, что поделаешь, масштаб другой...

А какая красивая женщина — мэр Якутска. Какое благородное лицо!
china

Вот такое кино...

Продолжение странствия Дюхадэ (автобиографии, как называл эти рассказы этнограф А.А.Попов)
…Шел куда-то вниз. Дошел по воде до середины моря и услыхал голос «верхней болезни»: «Ты получишь шаманский дар от хозяина воды. Твое шаманское имя будет гагара».
Вышел из воды и увидел лежащую на боку обнаженную женщину, хозяйку воды. «Я стал сосать ее груди. Она посмотрела на меня и сказала: «Вот как, оказывается, появилось мое дитя... Ради большой нужды, сильно уставши, пришел, наверно, мой ребенок». Говоря эти слова, хозяйка воды вытащила три рыбы. Одну бросила в Енисей, другую в русские реки и третью в тундренные реки и озера...

Муж хозяйки воды, «главный подземный хозяин», сказал Дюхадэ, что надо обойти дороги всех болезней. Он дал ему провожатых — горностая и мышь. С ними Дюхадэ продолжал свой путь дальше до «преисподней». Спутники привели его на высокое место, где стояли семь чумов. «Внутри чума обитатели поедают друг друга» - предупредили мышь и горностай.
Collapse )
«После этого кузнец снял с огня большой котел, в котором варилось мое тело, и перелил все в другую посуду. Все мускулы были отделены от костей... У нас, у шаманов, бывает несколько лишних костей и мускулов. У меня их оказалось три: два мускула и одна кость.
bearberry granny

БОТАНИКА

Кто-то очень ловко подбросил утверждение, что имбирь помогает от коронавируса. И почему-то все поверили! Нет, конечно не все, но те, кто верит в целительные силы природы и газету ЗОЖ. Теперь эти забавные корешки стоят тыщщу рублей за кг. В феврале, когда я соблазнилась зелеными почечками на корешках и решила посадить дома, жаба сначала сильно упиралась: все-таки 300 р - много (ну, мне же и не кг нужен был). Теперь они растут и кто знает, может и зацветут. Это было бы классно!
Но вот известный монгольский шаман Галсан Чинаг (его произведения выходят на многих европейских языках) утверждает, что самый мощный усилитель иммунитета - рябина. И не какая-нб особенная, а самая обычная, повсеместно растущая в городах средней полосы Sorbus vulgaris L. Сушеная, моченая, вареная, квашеная и т.п. А мы не догадались осенью, когда был огромный урожай, и только баночку замариновали. Посмотрим, может поможет?
homo habilis

В ПАРАЛЛЕЛЬНОМ МИРЕ

ПРОФСОЮЗ ШАМАНОВ

NATIONAL GEOGRAPHIC Декабрь 2012 русское издание

Журналист получил задание... э-э-э... узнать у шамана судьбу. Лечиться ему не надо было, он здоровый, и спутница, фотограф, тоже здоровая.

Дэвид Стерн
Фотографии Кэролин Дрейк


Чтобы попасть к настоящим шаманам из народа «Дархаты» (см карту, вверху выступ), им «пришлось совершить полет на хлипком самолетике, а затем 13 часов трястись в дребезжащем уазике по заснеженной тундре, преодолевая заснеженные горные перевалы и пересекая замерзшие реки».
От Иркутска было бы ближе. Тем более священная скала Буха-Нойон на нашей стороне. Зато Дерево-мать — на их. Увы, это дерево (бывш. сосна) — в журнале целый разворот — видимо, незадолго до визита журналистов рухнуло под грузом бесчисленных приношений — синих платочков, которые «символизируют вечность небес и мир».
Но платочки привязывают, и жертвы приносят. Кажется, чай и сахар.

Шаманство возродилось, как только его перестали запрещать и за него сажать. И шаманов появилось неожиданно столько, что пришлось создавать союзы. Например, «Тэнгэри» («Духи неба»). Они проводят «довольно масштабные мероприятия,икоторые могут приносить немалую прибыль». Ортодоксы недовольны — шаманы должны оставаться в семье, в кочевом племени, служить предкам, быть целителями и советниками. И только мужчины вызывают духов, и денег за это никогда не берут!
«И мы не берем, - отвечают члены профсоюза, - живем на пожертвования, концы с концами сводим». И скотину пасут: коней, овец, коров. Как отцы и деды.

Журналист записался на сеанс к шаману-дархату по имени Нергуи, скромному немолодому человеку «с изможденным лицом».
Collapse )
Словом, «волчья кость, корорую дал мне шаман Нергуи, до сих пор лежит у меня в кармане — так, на всякий случай».