Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
china

Маркса-Энгельса 8

Сестры дополняют и поправляют.
Таня говорит, что у Меркуловых был не то что патефон — аж граммофон, роскошный, блестящий бронзовый, она у них часто играла с Милкой, им иногда ставили пластинку — с Лещенко, с одной стороны «чубчик, чубчик», пластинки были маленькие, только по одному номеру и помещалось.

Меркуловы жили в бывшем зале, хозяйка, тетя Таня, бывшая прислуга Майковых, симпатичная покладистая женщина.

И.Д. Муж тети Тани был Иван Иванович, скорняк, и в свое время кто-то в скорняжьем профсоюзе, что и осуществило  право на лучшую комнату да еще и с присвоенной мебелью.
Я запомнила, что он был какой-то черный и страшный, пьяница. Умер нелепо - расковырял что-то в зубах булавкой и получил заражение крови.

У тети Тани (Татьяны Даниловны) были две дочери, Полина и Вера.
Полина, мамина ровесница, серенькая мышка с дочкой Милкой, ровесницей нашей Тани. Кто был и куда делся отец не помню, но из каких-то глубин всплыла фамилия Доронина.
Помню эпизод. Под новый год очередь мыться в ванной. Ванна была огромная, мама нас всегда запускала по двое, немного побаловаться. Когда купалась Таня, Полина попросила подкинуть туда же и Милку, ладно, всех вымыли.
А на другой день Милку увезли в больницу со скарлатиной. Что уж пережила мама? Но мы не заболели.
Все остальные дети - Добровольские, Горюновы - по очереди болели, а мы только каждый раз наслаждались десятидневными карантинными каникулами.
Я думаю, может быть это действие дедовой гомеопатии? Он со скрупулезной точностью много лет давал нам эти крохотные сладкие шарики...

(Дед мечтал быть врачом, учился на медицинском факультете, не получилось, работал экономистом, бухгалтером, счетоводом, но мечту не бросил. Хранил в столе, вместе с другими сокровищами, толстую пухлую книгу, часто ее изучал. Вообще в гомеопатию верили. Имя «Граф» произносили с придыханием... К нам его тоже раз пригласили, он вылечил Иру от воспаления легких.
Помним, как по вечерам с дедом ходили в гомеопатическую аптеку на улице Герцена).

И.Д. Вера Меркулова младше сестры - высокая, статная, кажется красивая. На какой-то солидной работе. Незадолго  до нашего отьезда на Открытое шоссе вышла замуж за подполковника в отставке, тоже весьма солидно. Но поселились в общей комнате.

Вера была красавица в советском стиле, стройная, пышная, цветущая блондинка. Прекрасно, звонко пела популярные песни. Она приезжала к нам на Десну в гости, ходила с нами купаться. Мы с мамой обычно бродили, а с гостьей устроились как принято: на берегу, на подстилке, загорать. Мы, сестры, маялись, Вера заливалась соловьем. Советские песни, лирические, такие были прямо колоратурные. На приличном расстоянии от нас сидел любитель-рыболов, Вера поглядывала на него через плечо, но он решительно никак не реагировал.
Гораздо позже она вышла замуж за подполковника или полковника, его фамилию мы запомнили по одному случаю. В коридоре был уже телефон, рядом с кухней, почти напротив «зала). Мы с друзьями уединялись у входной двери с лестницы, там в конце коридор загибался и получалось отдельное небольшое пространство. Мы болтали бесконечно, иногда сидя на полу. Однажды, слышим, кто-то подходит к телефону, берет трубку и говорит — впору бы Левитану, с такими же авторитетными интонациями: «Говорит полковник Запольнов. Вы меня не знаете...»
Кто-то из нас прыснул вслух, остальные зажав рот вылетели на лестницу. Запомнили интонацию и фразу на всю жизнь, как видите.

Вера ходила по коридору в роскошном халате, темно-ярко-синем, в крупных то ли птицах, то ли цветах, то ли рыбах. Это была самая красивая ткань в магазине тканей, куда мы ходили мечтать и мечтали, что когда-нб маме подарим такую. Поэтому при словах «Клавка его шастает в халате» вижу именно этот образ.
china

БЕЗВЫХОДНОСТЬ

Лирическое отступление. Остановиться, оглянуться...

Заканчиваю роман, посвященный Александру Габышеву, поскольку текст с картинками сохраняется в папке с файлами, и она кончается. Сначала это был этнографический очерк про шаманов, бубны, костюмы, обряды у разных народов Сибири, постепенно сама Сибирь заставила задуматься: а почему, как это может быть, что маленькая Россия владеет огромной Сибирью? Понятно, завоевали, как это делалось в недавнем прошлом, кто палку взял, тот и власть. Но времена меняются, и кто-то может быть не хочет больше радоваться, когда землю его предков заливают какой-то адской жижей.

Посмотришь на наших владык, и кажется, они не только в этой стране, но и на этой планете жить не собираются. Потому что это не наша земля, у нас ничего своего нет, разве холодильник и компьютер. Но это и не их земля! У русских никогда ничего своего не было, было барское, царское, колхозное, а теперь казенное. Поэтому так и воровали Петровы орлы, Меньшиков и Гагарин: хоть что-то урвать. И святого ничего у нас нет, а в Сибири и горы живые, и озера благородные, и долины волшебные, и древние курганы священные родовые. В «Новую газету» об этом пишет корреспондент с Алтая Алексей Тарасов. Больно читать.

Еще прочла где-то недавно, что в Российской империи крепостными были только русские. Кажется, так и есть. Мордва, марийцы, коми, ненцы — все, не только башкиры и монголы, не только якуты и казахи. Крепостной, он же солдат-рекрут, он же сам не свой, у него семья не своя, что уж о земле... И что, многое изменилось?

Не совсем понятно, как этот печальный факт породил в народе экстатическое царебожие и неспособность к солидарности. Вот украинцы, у них крепостное право всего с Екатерины, они не поддались заразе. Что уж говорить про евреев, они и не такое видали. Вот за что их Сталин так ненавидел — они за него всем сердцем после войны, а он чуял: нет, не то... не так они его любят, не так...

За сто с лишним лет переворотов с ног на голову, с головы на бок и опять на 180º, рывков взад-вперед-туда-обратно, иммунитет образовался не у многих, и немногие вдруг осознали, что быть здоровыми — нормально. А у кого иммунитет врожденный, уже не стесняются об этом сказать. Вот замечательный якутский шаман Александр Габышев: обаятельный, улыбчивый, и болезнь ему прописали интересную: переоценка своей личности. Мне бы такой диагноз! В обоих смыслах: переоценка личности — это, с одной стороны, проверка самооценки на фоне реальности; полезно заниматься раз в месяц. Переоценка, т. е. завышенная оценка своей личности — грешница, тоже считаю себя личностью. Мне, конечно, слабо в одиночку целый мир удивить и насмешить, что поделаешь, масштаб другой...

А какая красивая женщина — мэр Якутска. Какое благородное лицо!
bearberry granny

БОТАНИКА

Кто-то очень ловко подбросил утверждение, что имбирь помогает от коронавируса. И почему-то все поверили! Нет, конечно не все, но те, кто верит в целительные силы природы и газету ЗОЖ. Теперь эти забавные корешки стоят тыщщу рублей за кг. В феврале, когда я соблазнилась зелеными почечками на корешках и решила посадить дома, жаба сначала сильно упиралась: все-таки 300 р - много (ну, мне же и не кг нужен был). Теперь они растут и кто знает, может и зацветут. Это было бы классно!
Но вот известный монгольский шаман Галсан Чинаг (его произведения выходят на многих европейских языках) утверждает, что самый мощный усилитель иммунитета - рябина. И не какая-нб особенная, а самая обычная, повсеместно растущая в городах средней полосы Sorbus vulgaris L. Сушеная, моченая, вареная, квашеная и т.п. А мы не догадались осенью, когда был огромный урожай, и только баночку замариновали. Посмотрим, может поможет?
homo habilis

В ПАРАЛЛЕЛЬНОМ МИРЕ

ПРОФСОЮЗ ШАМАНОВ

NATIONAL GEOGRAPHIC Декабрь 2012 русское издание

Журналист получил задание... э-э-э... узнать у шамана судьбу. Лечиться ему не надо было, он здоровый, и спутница, фотограф, тоже здоровая.

Дэвид Стерн
Фотографии Кэролин Дрейк


Чтобы попасть к настоящим шаманам из народа «Дархаты» (см карту, вверху выступ), им «пришлось совершить полет на хлипком самолетике, а затем 13 часов трястись в дребезжащем уазике по заснеженной тундре, преодолевая заснеженные горные перевалы и пересекая замерзшие реки».
От Иркутска было бы ближе. Тем более священная скала Буха-Нойон на нашей стороне. Зато Дерево-мать — на их. Увы, это дерево (бывш. сосна) — в журнале целый разворот — видимо, незадолго до визита журналистов рухнуло под грузом бесчисленных приношений — синих платочков, которые «символизируют вечность небес и мир».
Но платочки привязывают, и жертвы приносят. Кажется, чай и сахар.

Шаманство возродилось, как только его перестали запрещать и за него сажать. И шаманов появилось неожиданно столько, что пришлось создавать союзы. Например, «Тэнгэри» («Духи неба»). Они проводят «довольно масштабные мероприятия,икоторые могут приносить немалую прибыль». Ортодоксы недовольны — шаманы должны оставаться в семье, в кочевом племени, служить предкам, быть целителями и советниками. И только мужчины вызывают духов, и денег за это никогда не берут!
«И мы не берем, - отвечают члены профсоюза, - живем на пожертвования, концы с концами сводим». И скотину пасут: коней, овец, коров. Как отцы и деды.

Журналист записался на сеанс к шаману-дархату по имени Нергуи, скромному немолодому человеку «с изможденным лицом».
Collapse )
Словом, «волчья кость, корорую дал мне шаман Нергуи, до сих пор лежит у меня в кармане — так, на всякий случай».
china

АКТУАЛЬНОЕ


Тоже довольно частое явление — душа, не упокоенная должным образом, может унести с собой жизни-души близких. Тем более душа погибшего страшной смертью.
На зов смерти отвечает песнь Жизни:

- Солнце восходит, чтобы к нему
все, что живет, устремляло рост,
сын твой не вырос еще, ему
жить бы да жить бы, а ты унес...
Сын твой единственный средь людей
должен великим одулом (героем) стать!

Мальчик вздрагивает, кричит и плачет, его трижды обносят на руках вокруг огня, и шаман, наклонившись, вдувает душу в его губы. - Плачь и кричи! И не бойся!
Но еще не все. Волмэ приказывает своим духам следить за выходом, чтобы не упустить духа болезни. И, накрыв его бубном, как бабочку сачком, бросает в огонь. «И кверху огонь взметнулся». А шаман торжествует:


Четвероногие духи мои,
вольно летающие мои,
глазу невидимые мои,
добрые силы небес и земли,
снова вы мне в беде помогли!
Слава Мэру, что болезнь он сжег -
мальчика к жизни вернуть помог!
Значит, не зря я плясал и пел:
Разум у мальчика просветлел!

Придя в себя, Волмэ приказывает отыскать безупречного белого оленя с ветвистыми рогами. Вселив в него остаток болезни, «он приказал отпустить на волю
жертву живую всесильным духам...»

Не ручаюсь за аутентичность – бубен не юкагирский. Зато рисунок Чороса-Гуркина. Рукоятка изображает покровителя бубна, божество Каным, оно же гора Каным. Иногда у рукоятки две головы – «голова бубна» и «голова кама», т.е. умершего кама, предка и покровителя самого шамана.
china

лытдыбр

Вчера довелось посетить местное отделение милиции. Правда дальше проходной не пустили и даже из проходной предложили удалиться, но с месяц назад я была и внутри, видела двери и стены из крашеных железных прутьев и мешковатых людей в форме - проще, форменных мешков. Тогда я пыталась решить проблему внучки (Таниной), которой пришло какое-то уведомление, не вызов, не предписание, с просьбой прийти срочно по какому-то вопросу. Живет она не здесь, работает, учится, иногда болеет. Но уже напугана: за безбилетный проезд расплатилась вдвойне, поэтому, несмотря на страшный недосуг, примчалась. Я ее провожаю. Она это письменное отношение сует в проходной в тёмную будку какому-то темному лицу, и это лицо читает... долго возит лицом вдоль бумажки справа налево. Да он же не по складам, он по буквам читает! Тут он заметил меня и потребовал выйти. Пропуск он выписывал, наверно, сопя и высунув язык, очень долго я ждала с той стороны ограды, когда выскочит моя Маруся. А уж сколько я ждала её из из самой конторы! Волноваться начала. Молитву начала читать. Наконец выбегает. Оказывается, ее заставили распотрошить сумку, расстегнуть пальто и всю обшарили металлоискателем. Я, между прочим, тогда дошла до коридора на втором этаже без всяких проблем.
И все для того, чтобы узнать, что эта суштучка в отпуске!
Даже близко постоять у казенного дома, и то уходишь как оплеванный. А девочка прямо вибрировала от злости. Утешилась только тем, что пусть все эти неприятные люди там вместе и сидят, чем шляться по улицам или ездить в транспорте.
Конечно, мечтать, что к сотруднику милиции можно будет записаться, как к врачу, по интернету, не приходится. Медсестра или регистратор могут освоить компьютер, а мент, конечно, нет.
china

Вот такое кино...

Пришла беда, отворяй ворота...

стр 414. весьма добрый, хотя и несносный. Сережа был как доволен нашим приездом. 12 августа я и Юля опять собрались в Орел, и Сережа, без которого я не хотела уезжать, сказал: «Уезжай, ведь я опять скоро приеду!» Провожал он меня на вокзал и из окна вагона я со слезами смотрела на него, что то говорило, что вижу в последний раз, хотя перед глазами видела крепкую фигуру брата, думала, что теперь так опасно ездить с детьми, по газетам то там, то здесь убивали сборщиков и мне казалось, что это будет и с Сережей. Как сейчас перед мною Сережа на платформе в сером костюме. Бедный ты мой брат, не суждено тебе было жить и закончить свою обязанность к любимой женщине с 5ю детьми. В Орле мы пробыли пять дней, девочки рады были Юлии, я с Соней в последнее время сошлась, лед растаял, все ночи напролет мы проговаривали. Была у Таисы, бабушку она тоже похоронила. Вернулись домой числа 18го. Маша все болела, ей снова надо было делать операцию, будто грыжа у нее (какая это была ошибка!). А 29го Августа мне Наташа устроила сюрприз, и уж хохотали же, приезжает она во время обеда (Лели, Мити и Б.А. не было дома, были в Мореве) говорит, чувствует себя скверно, Петя у подъезда оставался в шарабане, приехала к доктору Чудовскому, но его нет, он еще не начинал приема, приходилось ждать 5 часов, я предложила обедать, она села, но через некоторое время встала и ушла в переднюю, удивлена я, окончив обедать, выхожу к ней, сидит на сундуке и говорит: «Варя, я рожаю!» Заметалась я, к Ч. скорей, зову Елену, лечу, Елена выводит ее, встречаю в швейцарской Марью Валент., которая ко мне: «Куда Вы?» «К Чудовскому, она рожает!» «Да кто?» «Наташа!» вылетаю, распоряжаюсь садить ее в шарабан, велю везти к Ч. а сама с Еленой лечу, как бомба влетаю в приемную, прямо в кабинет к Ч., заявляю что привезла роженицу, доктор заметался, ох суета всегдашняя и оба летим, даже

Ну хоть посмеяться. Повод правда не очень понятный нашим современникам. Иные, значит, были нравы...

стр 415. я не заметила, кто в приемной, а там что то много было, сам Ч. принял Наташу, обнял и повел рабу Божию в лечебницу, обращается ко мне то за тем, то за другим, посылаю Елену и через два часа меня приглашают в операционную, Наташа выкинула девочку, уложила Наташу, вышла к Пете стоявшему у ворот, рассказала и отправила в Гедеоновку, пошла с Еленой домой и умераем от хохота, то ходим с нею дежурить к умерающей Варе, а теперь уже повиваем, это действительно смеху достойный казус, но сколько хлопот доставила умная Наташа.
В начале Сентября свезла Машу в Красный Крест, присутствовала при операции, т. е. сидела на крыльце Красного Креста, а Коля водил Ан.Ад. вокруг костела и я сказала, что бы шли к Кресту, когда я встану, это будет знак, что операция кончена, слышала я страшный стон Маши, потом мой доктор Греков вышел ко мне, я поднялась и пошла взглянуть на Машу, которая еле пришла в себя после хлороформа. Пустили меня на единую секунду, вышла к Ан.Ад., ушли домой и вот раза два в день я хожу к Маше, меня вопреки установленного порядка пускают, хожу к умнице Наташе, забегаю Колю проведать. 10 дней пролежала Маша в больнице и вышла такой же больной какой легла. Получила письмо от Л<идии> Э<дуардовны>, пишет, что Сережа схватил воспаление легкого, потом скоро письмо, что он встал, оправился и что разрешение на брак получено и добавляет, как светло стало на душе, это письмо было от 3его Октября, а вечером 9го Сережа скончался. О как я убивалась этой кончиной, уехали с Петей в Гжатск, писать о том как я доехала туда и сейчас не могу, сердце разрывалось. Боба дал мне 100р. для семьи, оставшей без всего. На вокзале в Гжатске меня встретил чиновник акцызный и я поехала к нему, еще недавно я была тут, когда хозяин сам меня встречал, а теперь он лежал, так и не видела я его, только крепко поцеловала руку, лицо не открывали...

Все умирают, и у всех по 5 детей остаются, что-то с ними будет? Суровые дни приближаются.
china

Вот такое кино...

На курорте!

стр 381. Устроились мы хорошо, но и работы у меня было страшно много, вставала в 6 утра, Марфушка подавала мне самовар на террасу, садилась пить чай и поджидать торговцев с провизией, мясника, овощника, хлебника, скупала все, в восемь вставали все, поила чаем и шла готовить обед, Марфушка уходила с Сережей гулять. В 12 обед был готов, шла купаться с Варей, Марфушкой и Наташей в море, Юля же искупавши три раза схватила лихорадку, (у нее очень часто вообще появлялась лихорадка), искупавши я одевалась и оставалась ждать мальчиков, остальные уходили, прибегали мои сыновья и я собрав юбки у пояса шла за ними в море, сильно боялась за Лелю, они же старались идти далеко и под волны, бывало напрягаю голос, кричу им, а они за гулом моря меня не слышат. Кончали они купаться, шли обедать, после обеда мы уходили на берег гулять, иногда все, а иногда мальчики, Юля, я и Петя, и уж делали концы, идем берегом в Дубелен, а он в версте, а оттуда едем на поезде, Петя был незаменим в этих путешествиях. А иногда со всеми шла смотреть заход солнца, ложилась обыкновенно в 12 часов, ноги хоть отрубить — так вообще я проводила время, но когда возила детей в Кеммерн, то еще трудней было. Из Смоленска мы заручились письмом от своего доктора к директору вод Сотину и я повезла своих, поехала Маша, Петя с семьей, по письму меня скоро пригласили в кабинет к Сотину и когда я вошла с всеми своими и еще с Машей, Наташей и Илькой, то Сотин удивился, что такая большая семья, я ему говорю, все больные, кроме меня. Леле назначили хвойные ванны, Мите серно-соленые, такие же Варе и Юлии, Маше хвойные, а Наташе с Илькой серно-соленыя, ездить мы должны были через день к 9 часам в Кеммерн, от Ассерна 18 верст, приходилось вставать всем и наскоро выпив чаю бежали на поезд, в Кеммерне тоже почти бегом бежали по громадному парку к

стр 382. ваннам, там, посадив Лелю, шла сажать девочек и с часами в руках ждать их выхода, кончив с ними, шла сажать Митю и Ильку, а девочек сдавали Пете, который иногда их увозил, а иногда проводив дам ждал меня, снова бежали и к часу приезжали домой. Маша стала страшно нервничать и говорила, что поселилась в дыре, Наташа подражала ей и тоже ныла и говорила, стыдно будет, кто спросит ее что видели, а им нечего сказать. Раз я не вытерпела и сказала им: «Я ехала не веселиться, а лечить детей!» Замолчали, но продолжали ныть; часто бывало приедем в Кеммерн, ванны заняты, им отводят в другом здании, и вот выйдя от детей, встречаю Наташу, которая не может найти здание, просит меня, иду, водворяю, а там Маше грязные ванны, надо и ее водворить. Раз мы все побывали в ресторане, почему то Мите показавшим кабаком, но больше мы спешили уезжать к Павле, который сидел с Сериком, а Марфа готовила обед, один раз почему то уж не помню мы с Митей и Наташа с Илькой запоздали, пришлось обедать, но Наташа от скупости не стала и Ильку где то молоком напоила. В Ассерне жил профессор Чиж (мы занимали совместно дачу с профессором Хлопиным), к которому Маша и обратилась, тот отменил ванны в Кеммерне, посоветовав ей брать подогретые ванны из морской воды. Наташа в это время прямо бесилась чего то, вдруг сделался нервный припадок, Петя пришел за мной, иду, она валяется на кровати и ногами бьет, фу ты, дура какая! Говорю Пете, пусть тоже идет к Чижу; Наташа полетела и тоже вернулась сияющая, как же, лечится у профессора и который тоже отменил ей ванны и посоветовал развлечения (которых она конечно и не видела, одно скупость, а другое не знает как и куда) тут еще беда, заплачены деньги за Кеммернские ванны, и тут я выручила, Маша и Петя просили меня, так как...

Кеммерн — селение Лифляндской губ., Рижского у., в болотистой низменности р. Курляндской Аа, на Рижско-Туккумской жел. дор., в 40 в. от Риги и 5½ в. от Дуббельна (см.), на границе Курляндской губ. Славится своими серными и серно-соляными минеральными водами, берущими начало в залежах гипса с небольшим содержанием целестина, встречающихся на берегах нижних частей Курляндской Аа...
Дуббельн — Дубулты — часть города Юрмала в 22 км от Риги.

Ну что уж В.Д. так брюзжит! И Маша, и Наташа - самые близкие, несчастненькие... ну захотелось побыть важными дамами, можно понять.
china

Вот такое кино...

Все растет на свете, выросли и дети... В.Инбер

стр 377. отдала его в 10ое городское 6 классное училище и все читала Ильке нотацию, что бы он не знакомился кой с кем и помнил, что он сын начальника станции, подумаешь, какая шишка. Недели три она жила у нас, все боялась, что Илька будет скучать, сие сокровище было в высшей степени апатично, тупица страшная, еле-еле грамотный, писал «птича», много мне с ним возни было, хворый, учить уроков не мог, тетка его возненавидела и все ругала и называла «дед Андрей Герасимович!» Мне это конечно было неприятно, ну с теткой сладить невозможно, с каждым днем лютей становилась, Дуня ушла от грызни, и вот у меня что ни неделя, то новая прислуга, если скажешь что, так начнет скандалить, невыносимо. С детьми со всеми занималась сама, Юлю отдали в гимназию в приготовительный класс, потеха была, иду в гимназию, отец ищет ее бумаги, нет их, а есть Митины, ее же в реальном, там взяли при определении Мити и не смотря их положили, хорошо, что понадобились Юлины, а то при выпуске Мити только бы реальное хватилось.
Помню как сейчас, вечером идем в гимназию, узнаем, что приняли ее, я взошла в гимназию, Наташа со всеми моими детьми и Илькой у подъезда, узнав иду, Юля смотрит на меня, говорю: «Принесла». Как она запрыгает, и схватила меня за руку, тащит с крыльца, сейчас же с отцем побежали в магазин, купили форменное платье и в ночь с Наташей сшили ей платье и фартук, очень она была мила в форме.
4го Декабря сюрпризом приехал Миша; мы ели пирог, были наш доктор и Дерюжинская Е.Н. с дочерью (в этот день у меня всегда много бывало), для именинных визитов рано, горничная отворяет, вижу входит офицер, я обрадовалась и кричу: «Миша!» а к гостям обращаюсь со словами: «Ей Богу, мой брат!» Так неожиданно приехал, что невольно выскочила такая фраза. Миша что то показался мне худым, он сказал мне, что приехал посмотреть, как мы живем, мог воочию убедиться, что хорошо, общество побывавшее у меня на именинах было хорошее. Пробыл он у нас два дня, о Сереже говорил с неохотой, был им недоволен

дед А.Г. - Райский, муж тети Анюты, упившийся насмерть, отец Пети, дед глупого Ильки

стр 378. 6го он уехал, а вечером заболел Митя корью и весьма в сильной формой, детей не отделяла, так как меня уверяли, что корь болезнь не опасная и ею дети обязательно должны переболеть. К 20 Декабрю он уже выздоровел и я могла быть на выборах мужа, прошло уже первое трехлетие. Выборы видела в первый раз и скажу, хотя это старо, дворянство изжило свое время, но красиво и весьма интересно, затягивает ужасно, тем более, когда сама заинтересована в сих выборах. Наш старичек губернский предводитель Махов замечательно умел вести собрание, много такта было у него, небольшого роста, сухенький, а был заметен среди дворянства, в котором и типы были прямо Гоголевские, сильно выдавались из среды. Мужа избрали хорошо, 140 голосов против 6 неизбирательных. Кончились выборы и сутолока с ними связанная. С Лелей и Илькой ходила на Никольскую ярмарку, купили елку, которую собирались зажечь в первый день, Варя в это время уже заболела корью. Под праздник нас звали на елку к дочери Дерюж<инской>, у которой тоже сын только что встал от кори, нас там не боялись, Юля была с нами на елке. Нашу елку зажгли у кровати Вари, она так хотела, но смотреть не могла, глазки болели, отвернулась к стенке (Илька остался у меня на Рождество, оттого что у Пети двое детей перед Праздником умерли от скарлатины), елкой утешались Леля да Илька, Митя всегда был к ней равнодушен, а после болезни и подавно. Юля же заболела через день и Сережа заболел и вот целых трое больных, особенно нехорошо им было под Новый год, у Вари воспаление уха, у Сережи воспаление легкого, у Юли кровотечение из носа, ослабла, поворачивали на простынях. Ужасная была ночь под Новый год, я, муж и тетя. С ног сбились, Варя кричит: «Ушко, папа, ушко!» Отец ходит за ней, не переставая кричит, у Юлии три раза в ночь кровотечение, поворачивать надо, а Сережа кричит ужасно, с ним тяжелая форма воспаления и доктор уезжая сказал: «Не надеюсь, пригласите второго врача!» но посоветовал поставить горчичники на спину и грудь, он весь был забинтован...

А.М. Махов воевал с турками первую кампанию в 1854 года, участник обороны Севастополя.
Награжден серебряной медалью за защиту Севастополя. В 1896 году Махов Михаил Алексеевич выбран Смоленским Предводителем дворянства.
Предводители не получали содержания, но имели право на пенсию.