Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
фантастика

Чистая Фантастика!

Герман – Гоша он был на мехмате, дома Герочка, во дворе Герка – работает в одиночестве до помутнения в мозгу. Муторное занятие, но страшно втягивает. Он нашел алгоритм: пока есть подход к решению, решаешь, застрял намертво – делаешь зарубку в памяти и копаешь дальше. Иногда через день-два вдруг сообразишь, чего там не хватало, в той формуле. Тем временем зарубок накопилось еще десяток. Рекомендуется, говорят опытные математики, отвлечься, поиграть в футбол, сделать холодное обтирание, выпить чаю с сахаром, съесть бутерброд (теперь он может не считать куски сахара, даже куски колбасы, и чай у него настоящий)... да, так о чем я? Значит, сделать холодное обтирание и лечь спать, непременно раньше полуночи, и уже с закрытыми глазами вспомнить зарубки. Утром обязательно что-нб решится.
Но он больше надеется на другое: в состоянии крайнего возбуждения и переутомления, забывая, кто ты есть и чем ты был, парить в облаках то ли слышимых, то ли видимых образов, которые сочетаются в невообразимые и страшно убедительные формулы. Очень помогают в этом ни к селу ни к городу возникающие утверждения автора:

зеркалЬный мир
«почти каждый физический закон представляем в виде вариационного принципа, важно только выбрать атрибут, принимающий экстремальные значения...»
«произвольная замкнутая формула исчисления предикатов...»
«разрабатываю лингвистический формализм для своей теории. Любое написанное мной уравнение будет иметь лингвистический эквивалент...»
«мысль бьется в тюремной решетке из слов. Бытие грандиознее слова...»
«Числа – это слова. Формулы – это фразы, периоды, поэмы. Они бесконечно значимы для нас и ничто для Вселенной (и это тоже слово!) Может быть, натуральный ряд чисел не имеет права на существование?»
Это так красиво, что хочется плакать. И как-то сами собой нечитаемые сочетания букв чужого языка превращаются в элегантные уравнения одним и только одним способом...
- Ты что, не ложился?
Герман вздрагивает, отрывает голову от стола. Перед ним усталый, но улыбающийся Яков Антонович.
- Смотри, светает уже. Днем работать не сможешь. Слушай, раз уж ты не спишь – давай-ка чаю. Я хотел тихонько, тебя не будить.
Гоша включает плитку, ставит чайник, достает сахар и печенье.
- Может, яишницу сделать, Яков Антонович?
- Нет, спать-спать. И тебе и мне. Завтра отправлю тебя играть в волейбол. Здесь рядом ребята играют. Твои приятели, Илюша и другой, тебя звали?
- Звали, но они днем играют, мы же работали...
- Какой из тебя будет работник, если ты перегоришь? Отдыхай завтра. Я с утра уйду в КБ. А сейчас спать.
- Я только запишу, что недавно сообразил, а то во сне вдруг забуду...
- Фанатик... они тебя не спрашивают, чем ты таким занят?
- Нет, Яков Антонович. Они меня никогда ни о чем не спрашивают, - отвечает мальчик, глядя в глаза наставника. - Где учился, где был во время войны. Ни о чем. И я их не спрашиваю. Они сами говорят только про соревнования, про физкультуру, про кино.
Наставник кивает.
Свет погашен, головы лежат на плоских подушках, одеяла с подшитыми пододеяльниками натянуты до подбородка.
- Гоша, я не помню, сказал я тебе, что там в последней части?
- Нет. Вы мне ничего про это не говорили.
britain

ПО ТУ СТОРОНУ

Всегда преклонялась перед лингвистами!
Им удалось установить, что часть кельтского текста — перевод с латыни рассказа Лионеля. Они предполагают, что запись не принадлежит ему самому, а сделана с его слов непосредственно в процессе повествования. Но в переводе отдельные эпизоды сопровождаются комментариями, тоже переведенными с латыни. При таком обилии материала филологу ничего не стоит составить словарь данного диалекта, и книга вскоре будет прочитана с начала до конца. Возможно, даже рунические и огамические последние 6 страниц.

Я продвинулся в ту сторону, куда можно было идти. Уходить я не хотел, потому что думал, что меня будут искать. Но впереди нора расширялась, и там было светлей. Я прошел немного, и она шла все время прямо. И я пошел туда, а по пути иногда откалывал рукояткой меча кусочки камня. Они откалывались легко. По этим сколам мой путь смогут проследить.

Collapse )
Словом,
Он шел все дальше и вперед
И все вперед глядел
Не ел не спал
Не спал не пил
Не спал не пил не ел.
Нет, все же не все так печально. «Я пил воду из маленьких ручейков, вытекавших из стены»...

Автор записи углубляется в символику, метафорию и любомудрие в Средневековом стиле. Лингвисты надеются как-то реконструировать ход его рассуждений.