Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
china

АКТУАЛЬНОЕ

Вернемся к нашим юкагирам.

Расскажем вкратце о дальнейшей жизни Бедолаги — судьба назначила его Народным Заступником, Могучим героем, Эдилвеем.
Как предчувствовала покойная мама, сыночек возгордился, хозяйство забросил, увлекся боевыми играми, убил кого-то не очень честно... Совсем запутался, чуть не погиб, снова пришлось шамана звать...
О нем есть второе и третье сказания, а Четвертое сказание об Эдилвэе Г.Н. Курилов назвал «Эдилвэй в старости», а надо бы «Эдилвэй, утративший силу».

Четвертое сказание посвящено решению этических проблем. Эдилвэй воюет с извечными врагами, чукчами. Он отделяется от родичей, чтобы отстранить их от вражды, принимая все на себя. Чукчи, самый воинственный народ Сибири, с которыми русские завоеватели нахлебались крови, не прекращают нападения, и он убивает их одного за другим — 37 человек. У Эдилвэя есть родич, который живет отдельно от всех на горе Ирие, отгораживаясь от кровавых «черных дел» – ньялльэ, возможно, вообще никого еще не убил. Детей у Эдилвея нет, и этот родич — племянник старшей сестры, которая во время встречи на том свете «плакала и не вытирала слез». Но вот как-то племянник оказался.
Кажется, Эдилвей за долгую героическую жизнь наломал-таки дров, что характерно для великих героев. Хоть Геракла вспомним. Но теперь он убивает только воинов, нападающих на него. И тем не менее...

В какой-то степени бременем (хотя и не обязательно этическим пятном) на человека ложится всякое убийство, просто по своей злой природе. Убийство добычи на охоте не является этически предосудительным, тем не менее убийство живого остается – просто как насильственное лишение жизни – таким делом, которого лучше было бы не совершать при прочих равных. Если оно необходимо, совершать его можно и нужно, но лучше было бы не совершать по своей природе «злое» дело. А по природе своей «доброе» дело, при прочих равных как раз лучше совершить.

Разве не казуистика? И вот Эдилвей сражается с тридцать восьмым чукчей, и сил у него больше нет. Он призывает племянника (кого-то за ним послал, может ворона, может оленя), а пока убегает от чукчи. Силы у него совсем-совсем кончаются, богатырь бежит за ним по пятам и сколько раз мог перерезать ему подколенки, но хочет убить героя лицом к лицу...
china

лытдыбр

Любит, любит кровушку русская земля...
Вчера двое мальчишек резали вены в суде. Один явно пытался насмерть.

За что я люблю шаманов? Не были кеты и селькупы, а также ненцы и энцы, ни белые, ни пушистые. Друг с другом воевали они свирепо и до полного уничтожения. За тайгу, за охотничьи просторы. Чукчи очень в этом преуспевали, даже российскую армию как-то разбили.
Анекдоты про чукчей все знают, а вот чукчи рассказывали, оказывается, анекдоты про коряков. Только сейчас они над ними смеются, а раньше их истребляли.
Родовой строй, что скажешь! Только их духи никогда не требовали человеческих жертв. Сначала человечество должно было дозреть до государств, а там и до империй. Тогда и завелись Молохи-Ваалы. Тогда, по Даниилу Андрееву, завелись Уицраоры, Демоны Государственности. Чем больше государство, тем они прожорливей. И питаются они человеческим горем, страданием, отчаянием и ужасом.

Андреев пишет, что роковые периоды в истории народов ужасны еще и тем, что обычный заурядный человек может стать преступником без всякого намерения — как солдат, например. Или заурядная тетка, ей бы пенсии дожидаться над делами о разделе имущества (если это серый мужичонко, то же самое) — вдруг, прочитав не ею сочиненный текст, становится изуверкой, убийцей...

О мученики дóгмата,
Вы тоже жертвы века...

Дряхлеющий убыр особо лаком до молоденькой крови...
china

КАЛЕНДАРЬ

И Ю Л Ь - Ш I Л Д Е



Тут вот работёнка по случаю есть,
Боюсь, не придётся по вкусу:
Должны мы совместно в историю ввесть
Великое племя Урусов.

Пока этот род не весьма знаменит,
Прославится скоро едва ли.
Ни эллин, ни кельт, ни пеласг, ни семит
И слыхом о них не слыхали.

Ну что ж, и про нас не слыхали вчера,
Дай срок, возрастёт поголовье.
Найдёшь ты их где-то в низовьях Днепра.
(Вот где этот Днепр, чьи низовья?)

Им жизни порядок и твёрдый устой
Неведомы, да и не надо:
Плети себе лапти да песенку пой:
Ой, ладо, ой, ладушки-ладо!

На западном крае улуса Джучи
Чертоги у них и берлоги.
Будь добр, хоть чему-нибудь их научи –
Ну, почта, таможня, налоги…

Чего-то там чудь начудила в лесах
И меря теперь намеряет.
На пользу им будет неслыханный страх,
Что ныне тебя предваряет.

Потомки их будут бороться за власть
Да жить грабежом и убийством.
И вот, наглотавшись татарщины всласть,
Её назовут евразийством.

P.S. Насчёт русов. Ещё не забудь
Одной информации важной:
Там тоже прошёл стратегический путь –
Посконный, наверно, сермяжный…
bearberry granny

АКТУАЛЬНОЕ

Жив мой верблюд! Жив и готов работать! Спасибо сестре, дочери и незнакомому мастеру!
Вот наберу стопку книг и начну сканировать. Только бы перестать бумкать.

А так невесело. Не люблю мороз. И жалко рабочих на хлебозаводе, они бастуют и голодают, у них еще и холодно. Власть пришла и проверяет у них документы. Кто-нб за них заступается? У них небось и профсоюза нет.

Работники "Черкизовского хлебозавода" объявили бессрочную голодовку. В акции участвуют около 140 человек. Они говорят, что не получали зарплату с августа. По некоторым данным, всего руководство должно персоналу около 10 миллионов рублей. На предприятие уже приходили полиция, прокуратура и Следственный комитет. Возбуждено уголовное дело в отношении руководителя "Черкизово". Однако генеральный директор скрывается от правоохранительных органов – его объявили в розыск.
Москва 24
china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

День рожденья Пушкина. Когда был Пушкин маленький, с кудрявой головой...

Эпилог. Продолжение.
Король Сангибан предлагает как можно скорее покинуть зону массовых убийств и переместиться ближе к союзникам. В самом деле, боевые действия разворачивались вблизи ставки Аттилы, превращенной теперь в укрепленный лагерь. Нехорошо, если тело убитого вождя надолго останется среди множества неопознанных трупов, кроме того, гунны могут сделать вылазку и втоптать в кровавую грязь живых и мертвых...
Да, прежде чем погрузиться в черную боль утраты, все спешат сделать что-то хорошее для дорогого человека, словно он не убит, а ранен. Шолпан и ее женщины хлопочут, по обычаю, над покойным, освобождают от не защитивших его доспехов, ненужного оружия и окровавленной одежды. А бесстрашная маленькая амазонка, царевна Айганым, не отходит от матери, почти висит на ней, обхватив руками, и Шолпан не отгоняет ее. Лионель и Бахрам с помощью Бабра оттащили Арслана и пытаются освободить еще горячее тело от копья. Дружинники Сардара с помощью аланов устраивают конные носилки. На одни, покрытые чепраками, с почетом водружают останки вождя. На другие перетаскивают мягкого и безвольного, но очень тяжелого льва...

Впереди кавалькады — мужественно-красивый Сангибан. Следом, по сторонам носилок, бряцающие конскими доспехами аланы. Сразу за телом господина и супруга молчаливая строгая Шолпан на своей коренастой Безрассудной. Айганым съежившись прижимается к ее спине, как в те далекие времена, когда у нее не было еще своей лошади. Чуть отстают Бахрам и Лионель, между ними учитель Бао — так распорядилась вдова; не словами, а легким кивком, движением бровей показала, что они тоже ее семья. Едут молча. Светает все больше, и вот — за их спинами встает солнце...
Лионель оглядывается и вдруг, неожиданно для себя, начинает плакать. Слезы текут ручьем, рыдания рвутся из горла, он зажимает лицо в ладонях, но ничего не может поделать, его трясет так, что он рискует свалиться, Рахш встревожен, прядет ушами, останавливается. Учитель смотрит на него с глубокой скорбью. Юноша сдерживается изо всех сил, кусает губы, наконец, овладев дыханием, обращается к старому китайцу:
- Этим вечером, когда заходило солнце, господин сказал, что хотел бы увидеть, как оно опускается в океан. Потому что в детстве он видел, как оно поднимается из океана...
Скорчившись, он утыкается лицом в гриву, вцепившись в седельную луку. Спазмы рыданий снова сотрясают крепкое юное тело. Но он снова побеждает себя.
- Отсюда мы могли бы доскакать до моря за два дня...

Впереди от расположения союзников отделяется группа блестящих всадников на резвых конях.
- Это король Артур, - говорит Сангибан, и знаменосец поднимает вымпел. Лионель всматривается — над встречным отрядом белое с золотом знамя. Белое знамя с изображением золотого дракона.