Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
china

лытдыбр

Говорят, на ВДНХ в павильоне атомной энергии поставят или уже поставили "восковую персону" Берии. Откуда они ее взяли, интересно? М.б. из павильона м-м Тюссо списали, из экспозиции величайших злодеев (по причине износа), а они подобрали?
Или все-таки бронзовый памятник? Или то и другое?
Словом, расписались.
Помнится, у Честертона патер Браун внушает благородному грабителю Фламбо, что человек может всю жизнь продержаться на одном уровне добра, но никто не удержится на одном уровне зла: шалопай подделывает вексель, запутывается во лжи, и кончает убийством...
И оправданием, восхвалением убийства!
china

Маркса-Энгельса 8

Это не про дом, а про Музей, про "музейного Губера", как он сам себя называл.
Еще один отрывок из книги Наталии Рапопорт ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОЙ СЕМЬИ. ВРАЧ - ОТРАВИТЕЛЬ.
https://jennyferd.livejournal.com/582673.html

...А тогда, в те страшные для нас дни, Андрей Александрович прислал к нам порученца-Шурика: велел мне каждый день приезжать к ним обедать.

Мои ежедневные визиты были сопряжены для Губеров с огромным риском, тем более что жили они в коммунальной квартире, где кого только нет. Но Губеры были выше страха. Они принимали меня каждый день, кормили, давали еду для мамы и деньги для передач папе. Поездки к ним я запомнила на всю жизнь.

В нашем подъезде, во дворе дома и под аркой постоянно дежурили топтуны – следили. Глаз быстро привык отличать их среди других людей – впрочем, это было несложно. Мама научила меня уходить от слежки. Я ехала в метро, стоя у самой двери вагона. Когда двери уже начинали закрываться, я неожиданно выскакивала на какой-нибудь промежуточной станции, садилась во встречный поезд и проезжала остановки две-три. Такую операцию на пути от Сокола до Центра я повторяла несколько раз, благо, спешить было некуда. Если я не была уверена, что «ушла», я обязана была вернуться домой. Не помню, чтобы такое когда-нибудь случилось.

Выходить из дому было для меня мукой по другой причине. В нашем дворе стояли бараки. В одном из них жила дворничиха Люся – та самая, которая привела «грабителей». После папиного ареста и утро еще не наступило, а обитатели бараков уже точно знали и информировали всех интересующихся, что мой отец брал гной с раковых трупов и мазал им здоровых людей. Барачные мальчишки взяли на себя акт возмездия за чудовищные преступления моего отца: они швыряли в меня все, что под руку попадется, включая дохлых мышей и довольно увесистые булыжники. Приходилось, как это ни унизительно, спасаться бегством: если я не проявляла достаточной резвости, мне доставалось...

Занятно, с Наташей Раппопорт мы учились на одном курсе, но только что в лицо и по имени знали друг друга. Нас там была дикая уйма, 250 человек. Про эту публикацию тоже однокурсница рассказала.
china

Маркса-Энгельса 8

Как юридически происходила смена обитателей? Было домоуправление, наподобие булгаковского, которое имело право за излишек площади переселить, как было с тетей Леной после смерти коки Симы. А нуждающихся — вселить. Особенно скорняков: у них были аргументы... Кажется, после войны в Москве действовала скорняжная мафия, почему например село Черкизово Моссовет раз за разом исключал из плана застройки? Сколько лет мы мимо него ездили.

Домоуправление расселяло очередников по выморочным или почему-либо освобожденным площадям. Так переселили Цилю с дядей Мишей, потом Таищевых, их комнату соединили с кладовкой для Мильрудов, а потом им же отдали нашу (кстати при выезде обязали оплатить ремонт), у Соньки уже была еще дочка, которую она срочно родила, спасаясь от уголовного дела в торговле, из их комнатки сделали общую прачечную.


Бывшие наши два окна четвертые сверху)

Была продажа под видом обмена, как у тети Лели, поменявшей от крайней нищеты свою большую хорошую комнату на маленькую в бывших номерах у метро Дзержинская, он стоял перед Политехническим музеем, длинный скучный двухэтажный дом. Мы у них там были, бабушка наверно бывала чаще. Коридор по всему фасаду с выходящими на него десятками дверей, условно разбитым на секции по 7-8 комнат с общей кухней и туалетом, закрывавшимися на ключ. Так было над Елисеевским магазином, где жили наши друзья Смородинские.

Были добровольные равноправные обмены по личным обстоятельствам?
Формально — да, но фактически это было очень сложно. Как доказать, что жилье равноценное, включая массу факторов: район, качество постройки, число комнат в квартире, близость транспорта - и никто не получит денюжку, как бывало и как всегда подозревали. Дело было муторное, изнурительное, затратное. «Взяткоемкое».
china

АКТУАЛЬНОЕ

Вернемся к нашим юкагирам.

Расскажем вкратце о дальнейшей жизни Бедолаги — судьба назначила его Народным Заступником, Могучим героем, Эдилвеем.
Как предчувствовала покойная мама, сыночек возгордился, хозяйство забросил, увлекся боевыми играми, убил кого-то не очень честно... Совсем запутался, чуть не погиб, снова пришлось шамана звать...
О нем есть второе и третье сказания, а Четвертое сказание об Эдилвэе Г.Н. Курилов назвал «Эдилвэй в старости», а надо бы «Эдилвэй, утративший силу».

Четвертое сказание посвящено решению этических проблем. Эдилвэй воюет с извечными врагами, чукчами. Он отделяется от родичей, чтобы отстранить их от вражды, принимая все на себя. Чукчи, самый воинственный народ Сибири, с которыми русские завоеватели нахлебались крови, не прекращают нападения, и он убивает их одного за другим — 37 человек. У Эдилвэя есть родич, который живет отдельно от всех на горе Ирие, отгораживаясь от кровавых «черных дел» – ньялльэ, возможно, вообще никого еще не убил. Детей у Эдилвея нет, и этот родич — племянник старшей сестры, которая во время встречи на том свете «плакала и не вытирала слез». Но вот как-то племянник оказался.
Кажется, Эдилвей за долгую героическую жизнь наломал-таки дров, что характерно для великих героев. Хоть Геракла вспомним. Но теперь он убивает только воинов, нападающих на него. И тем не менее...

В какой-то степени бременем (хотя и не обязательно этическим пятном) на человека ложится всякое убийство, просто по своей злой природе. Убийство добычи на охоте не является этически предосудительным, тем не менее убийство живого остается – просто как насильственное лишение жизни – таким делом, которого лучше было бы не совершать при прочих равных. Если оно необходимо, совершать его можно и нужно, но лучше было бы не совершать по своей природе «злое» дело. А по природе своей «доброе» дело, при прочих равных как раз лучше совершить.

Разве не казуистика? И вот Эдилвей сражается с тридцать восьмым чукчей, и сил у него больше нет. Он призывает племянника (кого-то за ним послал, может ворона, может оленя), а пока убегает от чукчи. Силы у него совсем-совсем кончаются, богатырь бежит за ним по пятам и сколько раз мог перерезать ему подколенки, но хочет убить героя лицом к лицу...
china

лытдыбр

Любит, любит кровушку русская земля...
Вчера двое мальчишек резали вены в суде. Один явно пытался насмерть.

За что я люблю шаманов? Не были кеты и селькупы, а также ненцы и энцы, ни белые, ни пушистые. Друг с другом воевали они свирепо и до полного уничтожения. За тайгу, за охотничьи просторы. Чукчи очень в этом преуспевали, даже российскую армию как-то разбили.
Анекдоты про чукчей все знают, а вот чукчи рассказывали, оказывается, анекдоты про коряков. Только сейчас они над ними смеются, а раньше их истребляли.
Родовой строй, что скажешь! Только их духи никогда не требовали человеческих жертв. Сначала человечество должно было дозреть до государств, а там и до империй. Тогда и завелись Молохи-Ваалы. Тогда, по Даниилу Андрееву, завелись Уицраоры, Демоны Государственности. Чем больше государство, тем они прожорливей. И питаются они человеческим горем, страданием, отчаянием и ужасом.

Андреев пишет, что роковые периоды в истории народов ужасны еще и тем, что обычный заурядный человек может стать преступником без всякого намерения — как солдат, например. Или заурядная тетка, ей бы пенсии дожидаться над делами о разделе имущества (если это серый мужичонко, то же самое) — вдруг, прочитав не ею сочиненный текст, становится изуверкой, убийцей...

О мученики дóгмата,
Вы тоже жертвы века...

Дряхлеющий убыр особо лаком до молоденькой крови...
china

КАЛЕНДАРЬ

И Ю Л Ь - Ш I Л Д Е



Тут вот работёнка по случаю есть,
Боюсь, не придётся по вкусу:
Должны мы совместно в историю ввесть
Великое племя Урусов.

Пока этот род не весьма знаменит,
Прославится скоро едва ли.
Ни эллин, ни кельт, ни пеласг, ни семит
И слыхом о них не слыхали.

Ну что ж, и про нас не слыхали вчера,
Дай срок, возрастёт поголовье.
Найдёшь ты их где-то в низовьях Днепра.
(Вот где этот Днепр, чьи низовья?)

Им жизни порядок и твёрдый устой
Неведомы, да и не надо:
Плети себе лапти да песенку пой:
Ой, ладо, ой, ладушки-ладо!

На западном крае улуса Джучи
Чертоги у них и берлоги.
Будь добр, хоть чему-нибудь их научи –
Ну, почта, таможня, налоги…

Чего-то там чудь начудила в лесах
И меря теперь намеряет.
На пользу им будет неслыханный страх,
Что ныне тебя предваряет.

Потомки их будут бороться за власть
Да жить грабежом и убийством.
И вот, наглотавшись татарщины всласть,
Её назовут евразийством.

P.S. Насчёт русов. Ещё не забудь
Одной информации важной:
Там тоже прошёл стратегический путь –
Посконный, наверно, сермяжный…
bearberry granny

АКТУАЛЬНОЕ

Жив мой верблюд! Жив и готов работать! Спасибо сестре, дочери и незнакомому мастеру!
Вот наберу стопку книг и начну сканировать. Только бы перестать бумкать.

А так невесело. Не люблю мороз. И жалко рабочих на хлебозаводе, они бастуют и голодают, у них еще и холодно. Власть пришла и проверяет у них документы. Кто-нб за них заступается? У них небось и профсоюза нет.

Работники "Черкизовского хлебозавода" объявили бессрочную голодовку. В акции участвуют около 140 человек. Они говорят, что не получали зарплату с августа. По некоторым данным, всего руководство должно персоналу около 10 миллионов рублей. На предприятие уже приходили полиция, прокуратура и Следственный комитет. Возбуждено уголовное дело в отношении руководителя "Черкизово". Однако генеральный директор скрывается от правоохранительных органов – его объявили в розыск.
Москва 24
china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

День рожденья Пушкина. Когда был Пушкин маленький, с кудрявой головой...

Эпилог. Продолжение.
Король Сангибан предлагает как можно скорее покинуть зону массовых убийств и переместиться ближе к союзникам. В самом деле, боевые действия разворачивались вблизи ставки Аттилы, превращенной теперь в укрепленный лагерь. Нехорошо, если тело убитого вождя надолго останется среди множества неопознанных трупов, кроме того, гунны могут сделать вылазку и втоптать в кровавую грязь живых и мертвых...
Да, прежде чем погрузиться в черную боль утраты, все спешат сделать что-то хорошее для дорогого человека, словно он не убит, а ранен. Шолпан и ее женщины хлопочут, по обычаю, над покойным, освобождают от не защитивших его доспехов, ненужного оружия и окровавленной одежды. А бесстрашная маленькая амазонка, царевна Айганым, не отходит от матери, почти висит на ней, обхватив руками, и Шолпан не отгоняет ее. Лионель и Бахрам с помощью Бабра оттащили Арслана и пытаются освободить еще горячее тело от копья. Дружинники Сардара с помощью аланов устраивают конные носилки. На одни, покрытые чепраками, с почетом водружают останки вождя. На другие перетаскивают мягкого и безвольного, но очень тяжелого льва...

Впереди кавалькады — мужественно-красивый Сангибан. Следом, по сторонам носилок, бряцающие конскими доспехами аланы. Сразу за телом господина и супруга молчаливая строгая Шолпан на своей коренастой Безрассудной. Айганым съежившись прижимается к ее спине, как в те далекие времена, когда у нее не было еще своей лошади. Чуть отстают Бахрам и Лионель, между ними учитель Бао — так распорядилась вдова; не словами, а легким кивком, движением бровей показала, что они тоже ее семья. Едут молча. Светает все больше, и вот — за их спинами встает солнце...
Лионель оглядывается и вдруг, неожиданно для себя, начинает плакать. Слезы текут ручьем, рыдания рвутся из горла, он зажимает лицо в ладонях, но ничего не может поделать, его трясет так, что он рискует свалиться, Рахш встревожен, прядет ушами, останавливается. Учитель смотрит на него с глубокой скорбью. Юноша сдерживается изо всех сил, кусает губы, наконец, овладев дыханием, обращается к старому китайцу:
- Этим вечером, когда заходило солнце, господин сказал, что хотел бы увидеть, как оно опускается в океан. Потому что в детстве он видел, как оно поднимается из океана...
Скорчившись, он утыкается лицом в гриву, вцепившись в седельную луку. Спазмы рыданий снова сотрясают крепкое юное тело. Но он снова побеждает себя.
- Отсюда мы могли бы доскакать до моря за два дня...

Впереди от расположения союзников отделяется группа блестящих всадников на резвых конях.
- Это король Артур, - говорит Сангибан, и знаменосец поднимает вымпел. Лионель всматривается — над встречным отрядом белое с золотом знамя. Белое знамя с изображением золотого дракона.
conic

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗАПАД

На какой почве могли бы встретиться и поговорить Элронд и Мерлин? Будет ли под ними кристаллический пол тамплиерского тоннеля? Голубой чистейший альпийский фирн? Сугробы облаков? Или — не имеющее протяженности пространство Ноосферы? Фантастические мосты, бесконечные лестницы в стиле Пиранези, которые назовут потом «путями Короля-Ворона»? Пусть Королю-Ворону еще только предстоит родиться (Пиранези тем паче), но пути в каком-то виде существуют латентно и в свой час проявятся?

Так ли это важно Элронду? Одним роковым мечом больше, одним меньше в безумном мире, покинутом высшими существами — не мечи выигрывают сражения, как показывает древний и новейший опыт... Судьбоносный меч грозит более тому, кто им владеет. Или кузнецу-создателю, как в истории Регина. Как отвратить непрошенный дар от невинного юноши?
«Кого сразит? - Кого не знает».
Кого не знает простодушный Лионель? Своего отца он не знает, короля Артура! И Артур не знает своих сыновей. Ни Лионеля не знает, ни Мордреда...
Collapse )

всадники 2.jpg
Между тем одна из пружин нашего запутанного повествования раскручивается в неожиданном направлении — на Северо-Запад. Посольство из Константинополя от ромеев к Бейбарсу Могучему пробирается по занесенной снегом равнине, в его составе отчаянный грузинский рыцарь Амиран. Путешествие явно не задается. Где может находиться временная ставка Бейбарса, невозможно даже предполагать. Порой степь пуста от края до края, только ветер свободный гуляет, завивает метели, вздымает бураны, закручивает снежные смерчи и пропадает, уносится, оставив сугробы, и неожиданно среди них несколько темных фигурок вдали. Обычно случайные путники спешат скрыться, а скрыться можно только за горизонтом. Или во мраке ночи. А ночи здесь долгие, долгие и страшные... ну как лихие наездники возникнут из мрака и набросятся на спящий отряд...
Порой путники сближаются с беспорядочной толпой беженцев. Скот, телеги, женщины сбиваются в панике вместе, и несколько всадников робко приближаются к византийцам, хорошо вооруженным и явно организованным. Ну чем не шайка грабителей? Шайки грабителей попадаются тоже, и чем дальше в степь, тем чаще. Эти останавливаются и выжидают. Пока их отпугивают те же признаки военного отряда. Ночью приходится усиливать предосторожности...

Наконец с одной такой компанией удалось вступить в переговоры. Нетерпеливый Амиран уговорил переводчика выехать навстречу небольшой явно воинственной группы молодых мужчин, в которых, показалось переводчику Анапесту, он узнает огнеглазых булгар, чей язык ему случалось переводить. Они отдают копья оруженосцам рыцаря, Таулурду и Пшемыслу, и медленно, шагом едут к воинам-варварам (кто же еще может здесь быть?).
Два молодца в кожаных куртках тоже оставляют копья товарищам и отъезжают от группы. Чуть погодя Таулурд и Пшемысл трогаются по взрыхленному копытами снегу... Противники (т. е. те, кто напротив) повторяют маневр.

Встреченные воины оказались действительно булгарами. Их племя еще осенью стронулось с места в страхе перед надвигающейся ордой. Молодежь сбилась в стайки, пытаются поживиться чем могут, на беженцев тоже нападают, пока удачи не было. Они явно голодны, их кони тоже. Не спрашивая разрешения посла Афиногея, Амиран нанимает их в охрану. Про Бейбарса они не знают. Слышали, с востока идет большая армия.

Ну и как по-вашему, можно теперь спать спокойно, при этакой охране, знающей к тому же местность?