?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: кино

[sticky post]АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ
china
gern_babushka13
Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Read more...Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Прямо как у Льва Толстого: все для фронта, барыни трудятся, но конечно не корпию щиплют, белье шьют, причем на машинках.

стр 402. но работать не спрашивай, всем хотелось быть дежурными, я же от дежурств отказалась, за троих шила, добывала машинки, запирала собрание, без меня даже не мели комнат. Раз в Воскресенье (у нас по воскресеньям не работали) приходит сторож и просит отворить зало, так как пришла генеральша Гернгросс работать (эта то много работала), иду знакомлюсь, и вот Г. говорит мне: «Madame Герн! У вас так много знакомых, не можете ли вы порекомендовать кого в смотрителя дома Трудолюбия?» У меня мелькнула мысль о Пете и я говорю, могу, есть такой человек, узнаю о содержании, 25р., жене 5р., и смотрение за работами, провизия, готовая квартира, сбегаю вниз и говорю Павле, тот говорит, что Петя может обождать, а вот Коле это хорошо. Хватаю ротонду, шапку и бегу к Пете, говорю так и так, тот идет со мною, а Варя в это время была больна и у нее гостила мать, прихожу, Варя боится, что Коля не сможет, мы с Петей говорим, что и он бы с удовольствием взял это место. Говорю, что бы Колю присылала к нам, как только он придет со службы. В этот день я раз 20 поднялась на верх, что бы поговорить с Г., она сказала, что бы я сама просила генерала ее мужа, он, добавила она, завтра придет сюда. Утром Варя с температурой 38 приехала просить, я ее поругала за то что она явилась, так как я и без просьбы хлопочу; в 10 часов я уже была на верху и сторожила генерала, как явился, я к нему, он такой был потешный в прошлом веке запоздалый, маленький и все петушился, глуповатый, но добродушнейшее существо, и говорит: «может вами рекомендуемый - барин, но барин нам не нужен! Пусть завтра придет!» Лечу с этим и велю Коле придти, сам Павля поведет его к генералу. Павля сказал: «А вы, Н<иколай> А<ндреевич>, ко всякому слову добавляйте «Ваше Превосходительство!» Старик страсть как это любит!» Коля понравился и слава

стр 403. Гернгроссу поступил на это место, где и посейчас служит, лучшего места ему, больному и безграмотному почти, не найти. Я прямо сияла от того, что устроила эту семью. Оставался Петя, а Сережу мы устроили к Рождеству сборщиком монопольным в Бежецк, он в Ноябре был у меня и тоже кажется был доволен, хотя в Москве он зарабатывал больше 3 тысяч, был управляющим домами у баронессы и служил по Киево-Воронежской ж.д. начальником поездов, его мечта была поступить в акцыз, и поступая в сборщики думал перейти в штат, но Л<идия> Э<дуардовна> не была этому довольна, потому что тут у нас как то начали обостряться отношения. Работая с дамами, мы с некоторыми решили устроить благотворительный базар в пользу «общества попечения о детях». Упросили предводительшу Мазарович принять участие, и я раскланялась с дамами работающими на раненных, сказав что теперь работаю для базара, вздумала нашить солдатских кисетов, наложить табаку в одни, а в другие чаю, но с кисетами являлась в зало, цель была залучить кого либо из дам, удалось, мне натащили кисетов, табаку, чаю, и я устроила на базаре отдельный стол, за которым торговал наш архивариус В<асилий> А<ндреевич> П<>. и продал их на 35р. и сейчас же принимал их от барынь обратно для отсылки в Манжурию. Базар наш вышел грандиозным, барыни одна перед другой старались, Павля был ответственным распорядителем, но и замучилась я, надо было всем угодить, тех смирить, этих упросить, Петя много помогал, выписали по предложению Лели рыбок, черепах, выписали руб. на 15, продали на 40р., но хлопот, хлопот было нам с Петей, так Павля еще к тому же был присяжным, едва вырвется из суда, то прямо на базар, а тут я ему: надо туда, надо сюда, бежит, только пот с лица утирает, но за то 1200р. чистой выручки, а это для Смоленска...

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Ох, старость не радость... Не дай мне Бог сойти с ума!

стр 385. Занималась я вечерами с детьми, особенно памятны уроки Закона Божьяго, Леля придет и просит читать ему свящ. историю, читаю, он расскажет, после него приходит Митя, ему читаю, раз, другой, он расскажет, Юля и Илька тоже, у сыновей история пространная, а у Юли и Ильки тоже, но короче. Значит одно и тоже, надоедало и уставала с этим бессмысленным З<аконом> Б<ожьим>. Раз Илька насмешил всех, даже Боба фыркнул в своей комнате, раcсказывает: «Побежал Авраам!» «Так про такого патриарха не говорят», говорю я, а он: «Помчался Авраам!» «Ну, еще лучше!» «Памчался Авраам!» додумался Илька, тут всеобщий хохот с Бобой во главе.
Серик начал ходить и у него была новая нянька, Марфуту за воровство прогнала, эта нянька была хорошая, Таня. К рождеству Наташа приезжала за своим Ильей, только что приехала и тетка сейчас же скандалить, Наташа и говорит: «Как только приеду, тетка сейчас же скандалит?» Ей втемяшилось в голову, что Наташа старается меня вооружить против нее и Наташе хочется поделаться к нам. Святками ничего особенного не произошло, но за то, когда Наташа приехала с Илькой, тетка устроила верх безобразия, вечером еще была тиха и помню вечером еще чесала с нами в темной комнате голову, мы узнавали у кого искры больше сыплются из волос, но утром подняла такой скандал, привязалась к горничной, потом начала считать посуду и говорит, надо сдать (назначена была операция ей), а то скажут покрала! «Господи, да кто же скажет это!» не вытерпела я и на свою беду, тут она и понесла, бежала и кричала, «осрамлю, осрамлю!» Я замкнула дверь у нее перед носом, она схватила щетку и начала бить направо и налево, подвернулась Наташа, она ее ударила по щеке, бежит на заднее крыльцо, туфлю потеряла, осатанела, бежит на улицу, я послала сторожа Евдокима, тот ее с улицы приволок, положил в постель, орет, рвется, он держит, послала за О<льгой> А<дольфовной>, та прибежала, уговаривает успокоиться, не тут то было. Павля просил поместить ее в

стр 386. сумашедший дом, детей отправили наверх, она заперлась в клозете со словами «Нате ж Вам!» Сидим мы с Наташей, ходим сами не свои, час сидит и тихо, Наташа говорит: «Жива ли она?» берет стул и лезет в окошко посмотреть, тетка вылезает и снова начинает орать, махать щеткой, того и гляди хватит. Приехали надзирательницы из сумашедшего дома и сказали, что за ней прислал глазной доктор, вмиг собралась и уехала. Волновалась я, плакала, жаль было ее и оставлять было невозможно, буквально ни единого дня без сцены, по моей просьбе Е<лена> Х<рисанфовна> Крыжановская ездила ее проведать, тетка опомнилась и звала меня, я с Е.Х. ездила и перевела ее в глазную палату, хотя доктор сказал, что из сумашедшего дома не может делать операции. Миша получил письмо от тетки, по ее просьбе писанное надзирательницей, она просилась к нему, а там мать Сони сказала: «если Вы М<ихаил> Д<митриевич> возьмете эту сумашедшую к себе, мы с Н.П. уедем от вас». Миша приехал ко мне узнать что и как. Я говорю, что терпим много и крайность заставила ее поместить туда. Миша же совсем больной, боль после приема пищи, худ ужасно, был болен, простудился на маневрах великокняжеских, князя ждали три дня под сильным дождем и он в бурке лег на сырую землю, прохватило, и его дрожащего взял генерал Биргер к себе в палатку.
Ездил со мной к тетке, пошел раз без меня и уж верно она ему там жаловалась на притеснение с нашей стороны. Миша ночевал у нас две ночи, уехал, просив как нибудь ладить с теткой, ему ее брать нельзя. Операцию ей сделали, недели через три привезла, но видела она плохо, с одного глаза сняли, а другой уж ничего не видал. Раздражающую ее Пашу я просила уйти, хотя она хорошая была горничная, тетка была тиха, ей как будто даже и совестно было, слепоту скрывала. К масляной Ильку брала Наташа и на первой неделе обратно привезла, и конечно пожить оставила.

Н.П. - отец Сони. Николай?...
Биргер, Александр Карлович. Википедия его знает.

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Уж и не помню, где они. Кажется, усадьба Барятино...

стр 360-361. Куси приходил ежедневно. Под Рождество вернулся муж, получил отпуск из Смоленска, много говорил о выборах, его прекрасно избрали. 30 Декабря была годовщина смерти Адольфа Ивановича и я заказала обедню, тетя и я собирались идти уже, как вдруг Анюта вбегает и говорит: «Барыня, становой приехал!» «Скажи барину». «Да, он Вас спрашивает!» Что за дичь, иду и вижу Чуйкова, удивлена его неожиданным приездом, ехал к княгине Горчаковой, и так едя мимо нашей усадьбы заехал, говорил, что Сережа собирается, мы это знали и в этот день и лошадей послали на станцию. Тетя ушла в церковь без меня, мне пришлось остаться с Ч., но он скоро распрощался, обещав приехать 3 Января. Проводив его, я поспешила в церковь, идя туда, так упала навзничь, что искры посыпались из глаз, придя застала уже панихиду, руки дрожали от паденья до того, что свечка прыгала. Сережа приехал и очень удивился, что у нас был Ч., ругал он его страшно, а жену называл «Чудная женщина!» На новый год мы поехали к Маше, было рожденье Ан.Ад., Маша молодец. 2 Января мы с мужем вернулись одни, Сережа остался у Маши, с которой и приехал 3го, с ним приехал Ан.Ад. и Карл Иванович винокур, я обещала их накормить блинами, явился и Ч., Сережа его еле-еле выносит. После обеда играли в карты, муж, Сережа, Чуйков и К.И., Ч. страшно много пил, даже противно, перед вечером он уехал, мы его провожали и вышли на подъезд, едва он уехал, как Сережа пустил вслед страшное ругательство: «и зачем этот мерзавец приезжал?» сказал. К.И. в восторге от моей Варюшки, да она и хороша в это время была, он ее и прозвал: «Зюм, зюм», она как только убьется, то сейчас же к бабушке и просит изюма: «Зюм-зюм!» а хлопалась она от своей подвижности часто. Начнет говорить: «Тукалась я, тукалась!»

стр 362-363. «Когда же, детка, ты тукалась?» спрашивает Маша. «Когда в колошах ходила!» отвечает, а между тем у нее и колош не было, видно перемешала то, что в Ноябре Митя упал и вывихнул ногу, вышли мы гулять, а в Ноябре такая скользь была, шли дожди и сразу же замерзало, только что сошли с подъезда, Варя упала и Митя бросился ее поднимать, упал и вывихнул ножку, страдал бедный целые сутки, пока П.С. конторщик ездил за костоправкой купчихой, которая по обету ездила править ноги (также и акушерствовала), что делала весьма удачно. Вошла эта Анна Васильевна, вся в черном, помолилась степенно и сейчас же начала править, просит его держать, Павля ушел, тетка со слезами на глазах говорит: «не могу!». Схватила я его, крепко сжала в объятиях и Ан.Вас. начала править, крикнул он только раз. По обету то по обету А.В. правила, но предложенные 5р. прекрасно взяла, насмешила меня тетка тут, провожаем А.В., а она к ней: «Матушка А.В., не откажитесь, когда я буду умерать, приехать, а то они люди молодые, не сумеют меня похоронить!» Что за фантазию выкинула.
Проводили своих гостей, остались одни и понемногу начали собираться, тетка просто не дождется отъезда, сердится, что мы то и другое бросаем, это из тех ни кому не нужных вещей, чего она навезла от мамы. 23 приехали к нам Миша с Соней, Сережа и брат Сони Владимир. Миша в восторг пришел от нашей усадьбы, только все уверял, что мы топить не умеем, в спальне у меня был камин и он топился только в тихою погоду, а во время ветра его топить было нельзя, ибо тогда дым не шел в трубу, а шел в комнаты, не верил, берется сам, возился, возился, всех удушил дымом, а камин не затопил, да и холод же был у нас, спали под шубами...

Они-то радовались, 25 комнат, в каждой камин! При нашем климате! Недаром хозяин сбежал, бросил усадьбу на управляющего!

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Кончается такая большая страница жизни. Кончается большая тетрадь, еще две-три записи. Дальше тонкие мелко исписанные тетрадки...

стр 328-329. прочел отходную ей, называя ужt «Новопреставленной!» Мама крестилась при этом. 23го утром она просит переменить белье, меняю и вижу на спине против сердца огромное синее пятно, поняла, что жить немного, сказала тете и та стала готовить ей мое белое платье, в котором она непременно хотела лечь, и послала за мужем, который был в другом им управляемом имении, и послала телеграмму братьям: «Мама отходит!» Мама как будто все спала, но сама повертывалась в постели, но появлялись галюцинации. Часа в 4 сказала: «Как темно! Что вы не кладете спать детей?» Dерно уж глаза не видели света, в коридоре бегали дети и Варя, появившаяся в комнату, вдруг начала плясать перед мамой, она на это усмехнулась, а услыхав голос своей любимицы Юлии, сказала: «Погоди, дай мне встать только, я тебя отучу бегать с мальчиками!» Вечером все просила класть ей холодный компресс, меняла я ей беспрестанно, сидела я около, тетя и нянька Вари на полу около кровати, часов в 10 вечера она повернулась к стене сама и все молилась и говорила: «скорей, скорей!» Z думала, что она братьев зовет и говорила ей: «скоро, мамочка, скоро!» Раза два она сказала: «благословляю!» видно хотела благословить, показалось нам, что она читает псалом, я взяла молитвенник и вслух ей прочла «Живый в помощи». Тетя нагнулась к ней, она крепко обняла ее и говорила что то, а уж разобрать ничего нельзя было, почти до самой кончины говорила, минут за 15 замолчала только. Николавна закрыла глаза ей, мы обнялись с тетей и зарыдали обе, я пошла наверх к детям, а тетя с нянькой, горничной и кухаркой начали ее убирать, я не могла. Хорошо тетя ее убрала.

стр 330-331. Уложила на кровати, а не на столе, точно спала моя ненаглядная. 24го среди дня Дуня бежит и говорит: «барин приехал!» Приехал Миша, выехал еще до моей телеграммы, но на ст. Грязи просидел, там крушение было, ведь мог бы поспеть. Крепко обнялись мы с братом. Утром 25го приехал и Сережа, 26го мы повезли хоронить нашу страдалицу, вся деревня провожала ее, детей мы не пустили к выносу из дома, они смотрели из окна и Леля со слезами говорил мне, когда я пришла с ними проститься: «мама, одень бабушку потеплее, возьми мое одеяло!» «Ничего ей, детка, не нужно!» Вот и нет нашей печальницы, тяжело было нам, вернувши с похорон/ Миша еще обидел меня, сказав, что он и не знал, в каком мама положении, я заплакала и сказала: «Я Вам с каждой почтой писала, что ей хуже и хуже, а Сережа подтвердил, что еще так недавно был здесь и ему говорил в каком она состоянии, Мише видно совестно было, что он ждал, когда его жене после родов будет 9 дней? и запоздал к ней, а когда виноват, то хочется с себя вину свалить на другого. В ночь похорон вышел казус: после тяжелых дней испытания мы позаснули мертвым сном, вдруг я просыпаюсь от страшного стука, пугаюсь до потери языка, мне представилось (а ведь не суеверна я), что дух мамы не доволен, что ее похоронили на чужой стороне, молча толкаю мужа, тот вскакивает, стук еще громче, муж крикнул: «Пожар!», тут я опрометью бросилась вниз, пробежала мимо Миши, который и не проснулся, мимо тетушкиной комнаты, тетя сидит на постеле, сбегаю вниз, слышу Сережа проснулся, но прислуга вчетвером спят...

Скорбь и печаль без антракта сменяются фарсом, как у Шекспира...

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Ужас, ужас... однако мама раз у соседки ребенка в таком же случае теплой ванной вылечила. Не горячей, а теплой!

стр 312-313. послали их в больницу и там не имели детского катетера, вставляли катетер для взрослых, мама говорила, как Митя кричал, кучер снаружи слышал этот крик; маме фельдшер, что лечил Соню, посоветовал горячие ванны и вот сейчас за ванны, приспособлений никаких, Ермолай в ванне кипятил воду и носил в дом и тут мама с девушками орудовала, Митю приходилось держать в ванне, он кричал ужасно, я не могла быть, бегала в дальней комнате, молилась, слышу крик мамы: «Помочился, помочился!» бегу и не верю. Перестала спать, 4 бессонных ночи провела и слух до того у меня напряжен, что слышала всякое слово, сказанное мамой Павле или девушкам на счет Мити. Митя и следующий день не мог сделать, и снова ванна и снова не человеческий крик, бегу, Елена на встречу крестится, вбегаю и вижу, что прямо в потолок и изобильно, Митю отец ослабшего, прямо в обмороке вынул из ванны; таких ванн ему 6-7 сделали и наконец он стал нормально делать. Перед Рождеством за две недели мама уехала, а приехала тетя и по обыкновению начала войну с прислугой, ей было все равно, что у меня пять детей и один одного меньше, двое еще больны, как Митя и Соня, буквально минуты свободной не имела. Лелю и Митю еще начала учить, Митя за время болезни, начал отлично читать, только не мог выговаривать пещера, говорил: «Шепера». В эту зиму страшная была мышь, у нас ежедневно несколько штук выметали раздавленных, бывало Соня идет по корридору, ходила она медленно, у нее из под ножек выбегают мыши, а она указывает пальчиком и говорит: «Мысь, мысь!» А я в голове поймала мышь, после рождения Вари, на

стр 314-315. третий день, лежу одна во время обеда и видно задремала, чувствую, что что то возится у меня в волосах, хватаюсь рукой, мышь, я бросила схваченную мышь (убила даже) и закричала благим матом, бегут, мама, Павля и акушерка, все испугались моим криком. В Январе приезжала Маша и тетя Анюта, были они у Пети и заехали ко мне, прогостили 5 дней, тетя Анюта была печальна, ей дорогой кондуктор сказал, что Саша (сын) приехал, пропадал он 6 лет, ни разу не написал и вдруг явился, тетя говорила мне: «Как я его встречу?» Я ей сказала притчу о блудном сыне и посоветовала не распрашивать его ни о чем, вздыхала она только, да плакала.
После Святой, как сейчас помню 26 Апреля сидим мы за ужином, я и говорю: «До тех пор не умру, пока не поживу в Тамбовской губернии». Что ж, утром вожусь в кухне, вижу Ермолай несет чемодан и говорит: «Барыня, кто то приехал и спрашивает барина!» Мало ли кто приехал, не обратила внимания, иду в свою комнату, мне Павля на встречу с письмом в руках и говорит: «Поздравляю, напророчила, в Тамбовскую губ. едем!» Письмо от Дерюжинского, предлагает место там хорошее и посылает на место Павли управляющего Карла Ивановича, фамилию забыла, но ехать тогда, когда получится письмо, а пока К.И. будет жить так, конечно оба мы рады, хоть тяжело ехать от матери но и жить на 50р. трудно. Тетя уехала тут скоро и сейчас же приехала мама. Соня начала страшно кричать по ночам, ни уговоры, ни угрозы не помогали, только говорила она: «бабушка, укрой меня с головкой, буюсь!» Да, часто говорила: «томно, томно!» К маминым именинам приехали Миша с Соней и двумя девочками, мама поставила всех моих ребят рядом, а Варю посадила около Сони, Миша входя сказал: «вот так лесница!» Прогостили они у нас 5 дней, мама была довольна их приездом и все говорила: «в последний раз справляю именины». Проводила их, Миша...

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Сто с лишним лет прошло, а у нас все тоже...

стр 310-311. умер Александр III, о смерти которого узнали 23го и Павля взойдя ко мне сказал: «Скончался Государь!» Я подпрыгнула на постели даже, так взволновало меня сие известие, хотя смерть ожидалась. Крестить должен был Сережа и вот послали лошадей за ним, ждем день, ждем другой, нету, наконец приезжает кучер, весь избитый и без Сережи, мама заволновалась, ей представилось, что Сережу убили и кучер скрывает, кучера же избили казаки, так как на ст. стояли казаки и через эту станцию шел траурный поезд. Мы и подумали с мужем, что верно и Сережа по случаю смерти Царя не мог приехать, что и подтвердилось потом, но мама верить не хотела и все плакала. Сережа приехал уже через 3 недели крестить и мой бедный 25 верст ехал верхом, без седла и больше 20 часов, приехал ни рожи, ни кожи, как говорится. Мама и Сережа всех детей крестили у меня. Моя трехнедельная Варварушка наконец сделалась христианкой.
Сережа пробыл у нас несколько дней и опять верхом отправился обратно, распростудился сильно и три недели проболел, питался только манной кашей и очень обижался на Соню, что она не посылала ему обедов, кормила его г. Чуйкова, вот с этого времени у него и начался пагубный для него роман. У меня уже 3го Декабря сильно заболел Митя, не чаяла его выходить, он перестал мочиться, пришлось маме с ним ехать в Богородицк 4го Декабря, у меня в это время была Е.В. с мужем и я с ума сходила весь день, пред вечером Лукины уехали и скоро вернулась мама, Митю еле-еле живого привезли, мама рассказывала о скотстве Богородицких врачей, была у всех...

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Ужасный XIX век, кроме шуток

стр 290-291. вечно были одни, знакомство не с кем было водить, все служащие в этом имении были из лакеев, знали только пить, а было их много, управляющий был выкрест, а жена горничная. В этом месте я видела первый раз страшный голод, были семьи, которые не ели по несколько дней, ко мне приводили вынутую из петли бабу, которая от отчаянья, видя своих голодных 4х детей, повесилась. Потом открылся пятнистый тиф, жутко было, видишь бывало гробов 5 сразу несут, умер священник от тифа, кругом больные, в одном с нами доме трое лежало, наш караульщик Лукьян умер от тифа, вечно я волновалась. Тетя приезжала ко мне и прожила месяца два или три, святки была с нами, я была ей очень рада. В Январе она уехала а на масляной кажется (вспомнила, потому что Митя маму очень забавлял своим характерным разговором) была мама с Сережей недели две, но наверно не могу сказать. Первую Пасху я готовила кулич сама и он у меня в печке голову потерял, теста я переложила и он в печке лопнул. 8 Мая неожиданно приехала мама, вот тут я прямо обрадовалась, мама прямо за детей принялась, детки от нее не отходили, а Юля моя захирела, бросила я ее кормить, так как опять ожидала, она не стала ничего кушать, бывало силком кормим, зажмем нос и вливаем бульон или молоко в рот. Потом открылся понос, личко мохом покрылось, плоха очень, позвали фельдшера, который ей дал внутрь 3к опия и на клизму столько же, после чего она заснула, да как заснула, синяя вся, еле слышно дыхание, слышно мама говорит Поле: «Не подпускай барыню к Юличке!» Сама все подходит к ней, наклоняется, слушает. Я в волнении, отстранила всех и села около девочки, спала она 7 часов

стр 292-293. проснулась здоровой, позднее доктор говорил, что она была отравлена и я рисковала потерять Юлию, с тех пор я опий внутрь не даю.
Мальчики мои были весьма болезненны на вид, Леля вялый, а Митя весьма живой, потешно говорил: «Музда, вокно, минулица, смежок», вместо «Узда, окно, улица и снежок!» Леля уступчив был, а Митя упрямый очень, не захочет идти, сядет среди дороги и ничего, будет сидеть, сколько не говоришь ему, молча сидит, уйдем бывало и далеко от него, тогда вскочит и бегом догонит. Муж летом уезжал к отцу, мы с мамой оставались одни и тут вдруг появилась вокруг холера, газеты приносят известия о сильной холере в Воронеже, а моя прислуга с каждым днем приносит известия, что кругом мрут ужасно, бедная моя мама начала страшно волноваться, бывало плачет, что умрет у нас, или сыновья умрут в Воронеже, раз я даже ей сказала: «Уезжай, мама, чем так волноваться!» Муж вернулся и решил отправить нас к маме, так как в той местности холеры не было. А здесь все больше и больше шли разговоры и девки с бабами решились опахивать село, сколько я с ними не билась, говоря, что это «грех», конечно меня выслушивали, но надо было посмотреть им в лица, что бы судить о моем возвании, так недоверчиво и лукаво смотрели из подлобья, я понимала, что мои слова как об стену горох, и вот в одну темную ночь слышала несуразное пение и вой собак, значит пошли опахивать. 4 Августа, ровно день в день нашего пребывания в Песочном, мы выехали с мамой и я всю дорогу, плакала, как вспомню, что Павля остался один в зараженной местности, так и зальюсь слезами, только под Ефремовым стала успокоиваться, Митя мой тут меня удивил, все вспоминал о Песочне, глаза такие вдумчивые и видно...

Это уже Страдающее Средневековье. Женщины впрягались в плуг голые, если кто не знает.


Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Ужасный, ужасный, кошмарный, кошмарный
Девятнадцатый век!


стр 286-287. девическое время. Только что уехали Миша с женой, заболели у меня дети, да как болели - с конца Мая по Июнь, особенно Митя, не чаяла я что он выживет. Сначала у Лели открылся понос, потом у Мити кровавый, у Лели появились шишки на голове и апатия, у Мити чирья, 18 крупных чирьев по всему телу, доктор даже не давал надежды, лежал он пластом. Особенно помню один день, когда ему совсем было плохо, лежал на диване без сознания, покрытый простынкой, мама сидела у ног его, пришла тетя Лиза и пристала, что бы я пошла погулять с Лелей и с нею, посмотреть пожарище (сгорел винокур. завод), я страшно не хотела идти, мне казалось вернувши я не застану в живых Митю, но мама уверяла меня, что Митя спит. Пошла я, но такая тоска, спешу домой, Митя все так же лежит на диване. Василиса предложила мне чаю, я буквально ничего не ела, а все пила крепкий чай, я села за чай и слышу Митя простонал, мама к нему, он тянется на руки, мама берет его, он показывает ручонкой в залу и просит чаю. Спешу налить, он просит сахару, тетя колет на мелкие кусочки, он берет и кушает, так скушал 11 кусочков, и это за три недели болезни почти в первый раз, тетя говорила: «Ну, это теперь выздоровеет!»
Действительно с этого раза он начал оправляться, хотя тельцо все еще покрывалось чирьями, которые он называл «черви».

В конце июля приехал за нами Павля — за это время я пережила страх, помню, мы сели чай пить, слышим набат, смотрим в окна, виден дым на Подъяческой, от нас далеко, мама отправляется в кухню мыться, а мы продолжаем

стр 288-289. пить чай, вдруг поднимается страшная буря, головни с пожара полетели в разные стороны, Павля стал у окна, я побежала за мамой, тетя села около детей, вернувши я подбежала к окну, жутко, по черному небу видны летящие головни. Вижу соседи купцы, побросав свои магазины, бегут к своим дворам, вот пробежал Крашенинников с приказчиками, вот бежит Сивов, а вот Козловы бегут, прямо страшно, я замыкаю письменный стол, куда Павля положил 150р, в карман беру браслет и часы. Павля говорит: «Ты деньги вынула?» «Я их заперла!» отвечаю. Растерялась совсем. Город загорался в 7 местах, но благодаря энергии самих жителей не сгорел, и вот на утро купечество служит молебен на Красной площади и из всех церквей Крестный ход. Пока единственный раз в жизни мне пришлось пережить эту минуту страха.

4 Августа мы поехали в Песочню (Рязанская губ.) Мама ехала с нами. Нам пришлось от ст. Кензино ехать 50 верст на лошадях, и вот я кутала Юлю, ехали мы ночью, боялась простудить, да почти придушила ее, приехали в свою квартиру в Песочню, а Юля почти синяя, скверно дышит, я и мама страшно испугались. Павля послал за фельдшером, который объявил мне, что я ее слишком кутала и верно она полузадохлась, потер ей бочка и Юля отлежалась. Мама у меня прожила здесь 2 недели, за ней приезжал Сережа, который прогостил дней 5 и уехали они прямо в Воронеж, у Миши ожидалось рождение (родилась Нина) и мы остались одни, наняла я чудную девушку Полю и страшно скверную Лушку кухарку, и потянулась наша жизнь в большом селе, вечно были одни

Да, это картина! Головни летят, Козловы бегут, Сивовы бегут,Крашенинников с приказчиками...

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Доля ты! Русская долюшка женская!

стр 274-275. да как еще злилась, с Женей не говорила, а если говорит, то смотрит поверх ее головы, неловко было перед Женей, которая прямо у меня нянька. Или начнет Леле дразнить деда, Лелька ничего не понимает, а она косоротит Адольфа Иван<овича>. Раз мама и сказала ей: «Чего ты злишься и ругаешься? Ведь надо же ей ехать к мужу? Я ж не оставлю дочь, и она мне не нужна! У ней муж!» Тетушка надулась, но перестала ругать Адольфа Ив., только Женю попрежнему угнетала. Маша приезжала святками попрощаться со мной, и совсем неожиданно я получила письмо от Насти, соболезнования по случаю отъезда из Арх<ангельского>, я ей ответила и вдруг накануне отъезда моего пришел Ал<ександр> Ан<дреевич>, который заявил, что он нарочно приехал попрощаться со мной, два года не видались и не имела даже слуха об них и вот теперь письма и сам, его то я видела в последний раз. 28 Декабря мы выехали из Ефремова, как мне было тяжело! ехать в чужую семью. С нами ехала и тетя Анюта до Пети, у которого мы ночевали на ст. Протопопово, у него тоже был уже сын Илья, а Наташа еще бледней выглядела, я у него уже была второй раз, возвращалась летом от деда, тоже заезжала к ним, Наташа мне нравилась. 30 Декабря мы приехали, Павля встречал нас, мама с детьми и с Женей поехали в возке, а я с мужем в розвальнях, снегу в ту зиму совсем не было. С тяжелым чувством вступила я в Моревский дом и с этим чувством прожила год там, ни разу мне не было весело, жила чуждо и все время в своей комнате и с детьми, мама прожила здесь две недели, за ней приезжал Сережа, тяжело наше было прощанье, я маму страстно любила. Женю мама просила стариков оставить у нас, пока я найду прислугу, которой я так же не могла взять, так как условия жизни в Мореве скверные, прислуга такая, что
Дразнит, косоротит - передразнивает)
(Мама просила родных Жени оставить ее у нас...)

стр 276-277. мальски порядочной и не принадлежащей к клике нельзя было жить, спасибо Жене, которая варилась вместе со мной и вместе со мной плакала, только экономка полька и помогала нам, с ней душу отводила Женя. Жизнь суровая, без ласки ложилась гнетом на меня, почему то все мои находили, что я нетерпелива, а между тем прожить в такой обстановке и при таких условиях, как мне пришлось, нужна была большая сила воли, а я даже и мужу не всегда показывала скорбь, уж когда совсем плохо, и то уж после отъезда Жени, стала ему говорить о невозможности жить. В Апреле горничная заболела корью и заразила Лелю, он тяжело заболел, а мы с Женей его еще выкупали перед этим, Митю не отделяли, некуда было, и вот Лелю с рук, а Митю на руки, кроватка рядом. Женя также не спала как и я целых две недели, Митя не заразился, единственное наше с Женей было развлечение в ночь, это пить чай. Леля медленно поправлялся. В Апреле была свадьба Миши, я не могла конечно быть, мама ездила на свадьбу и мне писала, что ей было тяжело мое отсутствие на свадьбе, конечно и мне это было очень тяжело. В конце Мая приехала тетя Лида и прогостив две недели уехала, увезла Женю, она все никак не могла переварить, что Женя у меня, ревновала, но видела, что я живу в очень тяжелых условиях, и лучше пусть мучается, да что б Жени не было. Конечно если б я видела, что Женя здесь не казалась лишней, то никогда бы не пустила Женю от себя, а тут и муж все настаивал об отъезде Жени. Уехала Женя и я совсем одна, Павля, как ему не тяжело, он был дома, хотя тоже совсем чужим жил, но я жила точно в тюрьме.
Летом приехала Оля с своей семьей и тоже ничего не внесла отрадного, у ней болела водяной младшая дочь Миля и она вечно возилась с ней, одна Марья Яковлевна (экономка) и вносила в мою одиночную камеру жизнь

Я везде ставила метку "город Ефремов", но в дальнейшем семья будет иногда посещать Ефремов, а в основном кочевать по разным усадьбам в разных имениях. Сейчас они в родовом имении Морево, но им там плохо...