Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
china

только детские книги читать

Вот что читают наши дети, ровесники века.

Дали почитать ненадолго. Сами читали очень активно, помечали и подчеркивали.
Начинается 1 января 1913 года. Сразу в уме: "школяр обойму вложил". Ну нет, не совсем еще. Тут в Вене тусуются немецкие экспрессионисты - часть фамилий узнаю, но картинка не возникает. В первом же абзаце, правда, Гитлер, Сталин, Кафка и Томас Манн, а Шпенглер "уже пишет Закат Европы".
"...в первые месяцы 1913 года Сталин, Гитлер и Тито, два величайших тирана двадцатого века и и один из самых худших диктаторов, в один и тот же момент находились в Вене" (да еще и жили где-то в центре, неподалеку). Но это "статисты без собственных реплик".

А вот Готфрид Бенн, Франц Марк, Людвиг Кирхнер и какая-то Эльзе Ласкер-Шюлер, которой не на что жить. Все они мелькают со своими жалкими бедами, возникают на каждой странице на пару строк и пропадают, весь текст в кратких сообщениях, кто куда чего с кем, противно, мелко, но затягивает! Не хотела читать, а вот надо же... "В конце концов, есть Роден, Матисс, Пикассо, Стравинский, Пруст, Шагал... и все уже работают над своим следующим великим произведением". А "Русский балет", словно воронка, втягивает и этих снобов из Вены с незапоминающимися немецкими фамилиями. Там - праздник, тут тоска и полная неудовлетворенность по всем статьям, включая главную. Роковые престарелые Лу Андреас-Саломе повелевают этими мышиными жеребчиками, начиная с Рильке.
Жена Томаса Манна по имени Катя лечит свои легкие на горном курорте, а его первая пьеса проваливается с шумом и треском, и он едет покупать имение и строить виллу.

Отчасти продолжаем разговор о Т.Манне с внуком, он уже дочитал Волшебную гору и этот 1913 оставил почитать. Да как-то все понятно уже.
china

про все разное

И гордый внук славян...
А.Пушкин


До чего же мы свободолюбивый народ! Просто непреклонный! Не хотим прививаться - и не будем! Умрем на ваших койках за ваш счет, фальшивые справки купим за любые деньги, детей заразим, а не поддадимся! Потому что не верим! Власти не верим и всем ее спутникам, хошь режь, хошь ешь.
Это у нас высокая духовность такая. От нашего великого прошлого. От татарского завоевания (кто кого завоевал? Чья Казань? То-то же).
А еще у нас Иван Грозный был, его даже с Генрихом VIII сравнивают!
А главная наша скрепа, крепость наша, как сказал Некрасов - "всему причиной Крепь!" Даром в народе главное наше Право так и называли, крепостное.

Так что ляжем костьми, а детей в школу не пустим на тесты. Кто их там будет тестировать? Уборщица?
Правда вот детей постарше, которых в армию берут... вы не слышали, будут их там тестировать или прививать? Ну, тут уж ничего не поделаешь. Не требовать же, чтобы отменили призыв, а то сами понимаете...

Это я себе в утешение выбрала, из последних. Осень, золото, последнее яблочко... Жизнь-то какая хорошая...
china

только детские книги читать

Ничего себе они там в своих молодежных субкультурах! Внук просит рассказать, как я понимаю глубинный смысл стихотворения Бродского "Два часа в резервуаре" (1965). Я и не помню. Присылает ссылку на текст и запись чтения автора. Ну да, читала, очень давно. Читаю, и непроизвольно в ритме и на мотив "Была у нашего раввина дочка Ента", "На Дерибасовской открылася...", а в смеси русского с немецким слышу популярные в 50-х одесские анекдоты, идиш с русским пополам. Наверно, их сочиняли Гердт и Светлов.
Собственное чтение Бродского как-то не очаровало.

Насчет глубинного не знаю, а с первого взгляда - прочел гениальный молодой еврей "Доктора Фаустуса" (Фауста обе части раньше прочел, хотя и любил придуряться), плюнул и вытер ноги об всех этих Маннов, Гёте и обоих Фаустов. И понял все лет за 10 до Лема, которому пришлось прочесть еще "Письма Т.М.", чтобы написать убийственную статью "Мифотворчество Т.М.", о том, как мерзости фашизма возводятся возводятся до Трагедии Падения Духа Германии, тьфу. О том, что нет Величия Зла, есть только огромная, безграничная пошлость обыденного зла.
А ведь приходится еще слышать "фаустианский" с оттенком отчаянного порыва, романтического риска. Видите ли, Богоборец!

Богоборчество, с которым и не поспоришь, это когда - ну хоть с Колымы - вопят: что ты творишь с людьми?
Или, проще, знакомая женщина, из крестьян, гражданку и прочее пережила. Дети и внуки звали в церковь, а она: все этого Бога просили, кому он помог.

Фауст - это бунт бездарности, особенно Леверкюн тут откровенен. Дай и мне гениальность, другим же давал? Баху, Парацельсу, Роджеру Бэкону. Ах, не дашь? А я хочу!
И не подумает даже, что этот-то дать может только видимость, пшик. Его талант - как его же деньги. Разве только, чтобы все вокруг восхищались и восхваляли, пока договор действует.
Ну и вот еще "майне кляйне"...

Дам ему своего Фауста почитать, и Кари.
china

только детские книги читать

Как-то все неоднозначно получается.

Была в студенческие годы у нас хохмическая песенка: "бей профессоров, они гадюки..."
там было: день-другой их почитаешь,
так, зараза, хохотаешь,
ничего в дугу не понимаешь!





и еще: мы Шиллеров и Гёте не читаем,
мы этих чуваков не уважаем...

В общем сознании как-то утвердилось, что Философия - это немецкая философия. А немцами нас после войны просто обкормили. Вышла новая книга - значит, Фейхтвангер. Или Генрих Манн, или Томас Манн. Этот вообще был главный законодатель духовности, магистр! Потом еще и Гессе... Может, осталось много безработных переводчиков? Перед войной в школах такой был перевес немецкого, понятно, готовились.
После "Игры в бисер" и особенно "Писем Томаса Манна" я поняла, что эту нацию ненавижу. (Надо-то было не переставать, но видно государственная политика была, чтобы интели осознали свое ничтожество перед этими горными высотами с их разреженным воздухом).
Ненавижу не за мещан с вышитыми салфеточками, а за мещанство ихних Шиллеров и Гёте. Пошлость немецкой "духовной элиты" в пресловутой "звериной серьезности", патологического внимания ксвоей личности, "ледяного человеконенавистничества", которое учуял в "письмах" один читатель. Набоков писал, что главное качество немцев - это пошлость, но что надо быть супер-русским, чтобы ощутить пошлость Фауста. Они там - кажется Шпенглер, о "фаустианстве" распинаются. Шпенглер хоть человек порядочный, только сейчас посмотрела в вики, Хайдеггер и вовсе фашист. И вообще фашизм начинается в самом немецком романтизме, от которого балдел бедный Ленский...
china

только детские книги читать

Дочитываю "Систему мира" Стивенсона (второй раз!). Как раз к концу Ганноверы утвердились на престоле, и принцесса Уэлльская Каролина, ученица Лейбница, первой задачей для себя сочла установление единомыслия в Британии, т.е. пытается примирить Ньютона с Лейбницем. В смысле их учения. Насколько автор сумел довести до рядового читателя, не сходятся они ни в чем, но у барьера в результате остаются Предопределение и Свобода воли. Как в детском стишке Превера, "Они не уживутся, вдвоем они дерутся".

По учению Ньютона о тяготении свобода воли есть (т.е. так у Стивенсона). В монадологии Лейбница - нет. При том что оба протестанты и оба должны бы не верить в свободу воли; может быть, Ньютон как-то ее в себе ощутил...
Хочется еще детский стишок процитировать: "и все одинаково правы, заметьте".

Тем временем внук интересуется Хайдеггером, боюсь, что из пижонства, хочет поговорить, но я-то никогда ни при какой погоде... но тут с полки сам собой выпадает репринтный сборник "Судьба искусства и культуры в западноевропейской мысли XX в., год 79, переводы статей "для служебного пользования" - как он к нам попал? - а там и Шпенглер, и Хейзинга, и Хайдеггер. Несколько страничек, на которых он ругает Шпенглера. Пока не знаю, кто из них за свободу воли. Примечаний гораздо больше, в них самые перлы:

"Мусульманские ортодоксы-мутакаллимы интерпретировали причинность именно таким образом. По их учению, Аллах в каждый "атом" времени заново творит все субстанции и связывает с ними некоторые акциденции; поэтому сцепление явлений зависит исключительно от его воли. Если опуститиь ткань в черную краску, то она чернеет не потому, что чернота переходит к ней от краски, но потому, что Аллах имеет обыкновение при данных обстоятельствах продуцировать в ткани акциденцию черноты - чего он мог бы и не сделать, и это было бы нисколько не более "чудесно", чем обычный процесс. Мало того, если человек берет в руки тростинку для письма и пишет, это не есть естественное сцепление волевого акта и телодвижений: просто Аллах создает сразу четыре акциденции, которые не зависят друг от друга и связаны только одновременностью: а) желание человека писать, б) его способность сделать это, в) определенные движения его руки и г) движения самой тростинки.

И где здесь величие?? Каждый атом (каждый квант) времени Творец Вселенной по одному кванту черного цвета воссоздает какое-нб " К Прасковье Федоровне в дом во вторник зван я на форели" или "За сим остаюсь готовый ко услугам..." в миллионе копий!

Вот я пишу, но никакого "меня" нет вообще, есть бесконечно сменяющие друг друга копии (с минимальными изменениями в числе эритроцитов, например. Скукотища смертная! Вот если бы вместо "меня" вдруг возник бы изумрудный бык с десятью рогами и набросился бы на трамвайный вагон, а еще через мили-мили секунду они бы уже были уже розой и соловьем...

Вот кстати про розу, из Киплинга:

Стояла роза в рубище в саду,
Ропща на Бога за свою беду:
Рассветный ветер в душной темноте
Сломал ее одну на все кусте...

Тут случайный прохожий спрашивает: Зачем опала лучшая из роз, а паутина виснет на кустах?

И ласково, как будто звездный свет,
До розы Божий долетел ответ:
"Дитя, еще не был развеян мрак,
Еще и звезды не сияли так,
Пространство знало, ведал ход времен,
Что ты осыплешься, и спросит он".

Утешил...
china

про прошлое

В поисках своих корней...

Очень полезное занятие! Мы немножко поискали, потом уже нас искали - Поповы из Архангельска (из Москвы), Герны из Оренбурга (из Петербурга). С какими чудесными людьми мы познакомились и подружились, ровесниками наших детей и внуков. Дети и внуки ездят восстанавливать церковь в Нименьге, один только-только вернулся...
А французская линия Бежо затерялась там, во Франции, хотя когда-то очень давно приезжали, звали в гости. И вдруг вот такой вот трюфель откапывается: было, оказывается, в Москве кондитерское производство Бежо, "паровая фабрика" - почему-то они так назывались: паровая фабрика Эйнем (Красный Октябрь), паровая фабрика Сиу (Большевичка). Бежо недолго продержался, не выдержал конкуренции.
Увы, это А.Бежо нам не родственник и даже не однофамилец: он Bejot, а наши были Bejaud, и вообще главные у них были Биркель. Текстильщики они были, красильщики, как и Доброхотовы-Майковы, на этой почве и сошлись. То-то мы все так любим тряпки и краски...
Collapse )
china

только детские книги читать

Да, вот еще вчера на новый сайт maykovy поместили первую часть кельтско-китайского романа, который я когда-то здесь в ЖЖ сочинила, а теперь вытаскиваю и склеиваю по кусочкам. Первая книга наз. "Флейта Китая". Вторую, "Арфа Британии", про Мерлина и Броселианд, надеюсь закончить поскорей, но как получится.
china

только детские книги читать

"Моё!" - сказал Евгений грозно...

Кажется, никаких идей про Онегина у меня не осталось, тем более он все равно не поддается. Вспомню только забавный разговор того времени.

Почему-то мы с Трауберг заговорили про Онегина - может, она тоже слушала доклад Непомнящего, или что-то прочла. Я сказала ей примерно то же, что здесь - что безумная роковая любовь героев меня как-то не впечатляет.

Потому что это не любовь, - сказала Наталья Леонидовна. - Это "кату".

"Кату" - это "хочу". Это избалованный ребенок валяется на полу, бьет ногами и орет, ничего вокруг не слыша и не замечая. Унять его невозможно (разве водой облить?)
Меня от такого Бог избавил, но стороной видеть приходилось, и Н.Л. знала, о чем говорит. Ребенок привык получать, что только ни потребует, а тут вдруг отказ, может быть по объективной причине. И обида, которую могут родителям припомнить лет в 20.

Вариант - "Манё!" ("моё").