Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

china

АРФА БРИТАНИИ, ФЛЕЙТА КИТАЯ

Приключенческий исторический роман в виде блога (оригинально, правда?)
Рассказ о событиях, которые произошли или вполне могли произойти в середине V века н.э., в грозную эпоху Переселения народов, когда рухнули три великих царства — Китайская империя, Римская империя и царство великих и ужасных гуннов, когда одни народы исчезли, словно и не были, а другие возникли и создали мир, в котором мы живем...

Аланы на переправе.jpg
Заканчивается действие битвой при Каталаунских полях, 451 год, Франция.
Главная сюжетная линия — любовь сына короля Артура и дочери китайской принцессы.
Среди героев — Мерлин и Фея-вопрошательница, Аттила и Аэций, Пещерный медведь и другие звери, герои-воители разных племен и народов, мудрецы и поэты, ханы и цари...
В отступлениях автор рассказывает о себе, о своих родственниках и знакомых, о погоде и обо всем вообще (как Пушкин в Евгении Онегине).

Часть первая. Оглавление. Книги 1 - 8, 25 января 2013 - 13 окт. 2015
Collapse )

Оглавление. Часть вторая
Книги 9 - 15 окт 2015 - июль 2017
bearberry granny

дела семейные

Записки Павла Адольфовича Герна, в данный момент - смоленского гимназиста.

За все время моего учения в гимназии я все вакации проводил в деревне. При этом ко мне ездили мои товарищи. Так в одну из первых зим на Рождество со мной приехал в деревню Мурашкевич, кратковременный воспитанник Смоленской гимназии, так как из 5го класса вышел и определился в полк вольноопределяющимся, и погибший на поле брани в турецкую войну 1877-1878 гг.; это был средних способностей юноша и очень бедный. Частыми моими гостями были братья Дерюжинские, особенно Александр, который бывал у меня до старших классов ежегодно в Морево и проводил большую часть лета, а последние годы гимназии приезжал летом недели на две. Его часто сменял его брат Владимир; но этот был реже, не каждое лето. Когда у меня не было гостей, а то и при них, когда требовала работа по имению, я помогал по хозяйству. С первого класса на мне лежала уборка клевера, посев которого был в 30 десятин. Клевер мы — я и братья — косили машинами, затем гребли конными граблями, а уж возкой распоряжались, а сами принимали лишь сравнительно не такое большое участие. На мне лежала вся распорядительная работа, запись поденных рабочих их расчет и составление затем учета всей уборки. Во время уборки клевера шел сенокос и на заливных лугах по Днепру, отстоявших от усадьбы на 5 верст, так что туда переезжали рабочие — большинство поденных — и приказчик, и жили там до конца уборки лугов, которых было больше 100 десятин. Затем по уборке лугов, когда приказчик возвращался в усадьбу, я уже исполнял вторую роль и был только его помощником при уборке хлеба, при покосе на приусадебных лугах. А посев — сеялкой — я производил сам, постоянно сам засевал все поле озимое, так как весенний посев происходил во время моего пребывания в учебном заведении*. (на полях, мелко-мелко: то из яровых успевал сеять? ячмень, гречиху ? в то время сеяли двупольно)

И набирать-то приятно: среди декабря - запах скошенной травы...

Во время моего студенчества я уже брал на себя уборку Днепровских лугов — как более серьезную и требующую особой распорядительностм работу. Это время уборки было для меня самым приятным временем во время каникул. Я переселялся в пуни на берег Днепра, где и жил от 2 до 6 недель; вставать приходилось с солнцем, а ложиться спать не ранее 10 часов вечера, причем в обед пользовался отдыхом от 2 до 3 часов, в которое время обедал привозимым мне из усадьбы и спал. Здесь важно было правильно распределить работы и пользоваться временным приливом рабочих, так как они приходили издалека и пребывали на работе от 2 до 6 дней. Вся работа совершалась поденными, годовых рабочих было только два: один с женой, которая готовила обед рабочим, а ее муж больше смотрел за харчами, лошадьми и сбруей привезенными из усадьбы и был у меня помощником; ему поручался присмотр за работой женщин по сушке сена, когда я был при косцах или при уборке сена в пуни. Второй рабочий выбирался из хороших косцов, чтобы мог вести косцов идя передом. Это трудная работа, требующая искусного косца, так как он должен быстро начинать ряд, чтобы не стояли рабочие другие долго, а могли немедленно занимать за ним места, а затем весь прокос идти настолько быстро, чтобы идущие за ним не проводили время за трубками и не отставали, потому что отстающие по обычаю считаются плохими косцами и им уже выдается меньшая плата. Я любил сенокос и действительно красиво смотреть, как идет уступами ряд косцов, человек в 40-50, ровно и почти все в такт взмахивающие косами, а за ними остаются густые валы скошенной рядами травы. Сушка и сгребание сена в копны уже не представляет такой могучей картины, указывающей на победу человека над дарами природы. Здесь работа не имеет той цельности, а идет в разброс — одни гребут, другие снашивают сено в копны, первые женщины, вторые в больщинстве мужчины; при правильном их распределении работа идет успешно и в короткое время сгребаются значительные площади. Вся работа по уборке сена производится спешно, во время ее не принято ходить переваливаясь, а ходят скорым шагом — почти бегом. Вообще сенокос самая веселая сельская работа; на нее не только женщины, но и мужчины выходят принарядившись и всегда чище одеты, чем при других работах.
china

О ПРЕКРАСНОМ

Ярославль, XVII век. Сделайте нам красиво!


Тейяр называет XVIII век началом изменения эры, и вот почему: лет двести с небольшим назад «наши пра-пра-прадедушки чувствовали себя совершенно непринужденно в пространстве-ящике, где звезды вращались вокруг Земли менее шести тысяч лет...»
Но по его же собственному учению начало явления лежит ниже и глубже, почти никому не видимое, пока вдруг не раскроется повсеместно и в многообразных формах; ну как род человеческий вдруг взял и заселил планету, там и сям оставляя кострища и обработанные кремни. Сначала один-два человека проснулись в неизмеримом космосе, потом один два десятка... А было это в раннем-раннем XVII...



А у нас эстетика Теремного дворца. Сказочная... Клюевская...
china

Вот такое кино...

Уж и не помню, где они. Кажется, усадьба Барятино...

стр 360-361. Куси приходил ежедневно. Под Рождество вернулся муж, получил отпуск из Смоленска, много говорил о выборах, его прекрасно избрали. 30 Декабря была годовщина смерти Адольфа Ивановича и я заказала обедню, тетя и я собирались идти уже, как вдруг Анюта вбегает и говорит: «Барыня, становой приехал!» «Скажи барину». «Да, он Вас спрашивает!» Что за дичь, иду и вижу Чуйкова, удивлена его неожиданным приездом, ехал к княгине Горчаковой, и так едя мимо нашей усадьбы заехал, говорил, что Сережа собирается, мы это знали и в этот день и лошадей послали на станцию. Тетя ушла в церковь без меня, мне пришлось остаться с Ч., но он скоро распрощался, обещав приехать 3 Января. Проводив его, я поспешила в церковь, идя туда, так упала навзничь, что искры посыпались из глаз, придя застала уже панихиду, руки дрожали от паденья до того, что свечка прыгала. Сережа приехал и очень удивился, что у нас был Ч., ругал он его страшно, а жену называл «Чудная женщина!» На новый год мы поехали к Маше, было рожденье Ан.Ад., Маша молодец. 2 Января мы с мужем вернулись одни, Сережа остался у Маши, с которой и приехал 3го, с ним приехал Ан.Ад. и Карл Иванович винокур, я обещала их накормить блинами, явился и Ч., Сережа его еле-еле выносит. После обеда играли в карты, муж, Сережа, Чуйков и К.И., Ч. страшно много пил, даже противно, перед вечером он уехал, мы его провожали и вышли на подъезд, едва он уехал, как Сережа пустил вслед страшное ругательство: «и зачем этот мерзавец приезжал?» сказал. К.И. в восторге от моей Варюшки, да она и хороша в это время была, он ее и прозвал: «Зюм, зюм», она как только убьется, то сейчас же к бабушке и просит изюма: «Зюм-зюм!» а хлопалась она от своей подвижности часто. Начнет говорить: «Тукалась я, тукалась!»

стр 362-363. «Когда же, детка, ты тукалась?» спрашивает Маша. «Когда в колошах ходила!» отвечает, а между тем у нее и колош не было, видно перемешала то, что в Ноябре Митя упал и вывихнул ногу, вышли мы гулять, а в Ноябре такая скользь была, шли дожди и сразу же замерзало, только что сошли с подъезда, Варя упала и Митя бросился ее поднимать, упал и вывихнул ножку, страдал бедный целые сутки, пока П.С. конторщик ездил за костоправкой купчихой, которая по обету ездила править ноги (также и акушерствовала), что делала весьма удачно. Вошла эта Анна Васильевна, вся в черном, помолилась степенно и сейчас же начала править, просит его держать, Павля ушел, тетка со слезами на глазах говорит: «не могу!». Схватила я его, крепко сжала в объятиях и Ан.Вас. начала править, крикнул он только раз. По обету то по обету А.В. правила, но предложенные 5р. прекрасно взяла, насмешила меня тетка тут, провожаем А.В., а она к ней: «Матушка А.В., не откажитесь, когда я буду умерать, приехать, а то они люди молодые, не сумеют меня похоронить!» Что за фантазию выкинула.
Проводили своих гостей, остались одни и понемногу начали собираться, тетка просто не дождется отъезда, сердится, что мы то и другое бросаем, это из тех ни кому не нужных вещей, чего она навезла от мамы. 23 приехали к нам Миша с Соней, Сережа и брат Сони Владимир. Миша в восторг пришел от нашей усадьбы, только все уверял, что мы топить не умеем, в спальне у меня был камин и он топился только в тихою погоду, а во время ветра его топить было нельзя, ибо тогда дым не шел в трубу, а шел в комнаты, не верил, берется сам, возился, возился, всех удушил дымом, а камин не затопил, да и холод же был у нас, спали под шубами...

Они-то радовались, 25 комнат, в каждой камин! При нашем климате! Недаром хозяин сбежал, бросил усадьбу на управляющего!
china

Вот такое кино...

Жизнь продолжается... маленькая жизнь

стр 262-263. переехали опять в главную усадьбу и мои старушки стали по очереди проживать у нас, приездом мамы я была всегда довольна, тогда я свободна и покатаюсь с мужем и к доктору, схожу в гости, а при тетушке не свободна, она только хвасталась, что умеет и любит ходить за детьми, а между тем весь уход заключался, что она искупает Лелю, да несколько минут подержит на руках, а то сейчас сунет мне на руки, то он спать хочет, то кушать хочет, кормить меня заставляли часто и вот благодаря моему неумению ходить за ребенком, да имея такую советчицу, как тетя, которая хвалилась знанием ухода, так как когда то выходила больного ребенка своей подруги, и которой почему то все верили, я вверилась ей и мой Леля все хуже и хуже делался, бледен, прозрачен и ест много. К именинам приехали мама и Сережа, а в день именин и Миша и вот это было для меня весьма и весьма приятно, Миша прямо неждано и негадано приехал вечером в день именин, кроме своих были Маша и Ан.Ад., с Машей приезжала Женя Чмелева, доктор с докторшей (докторша была та Лиза с которой я училась у Ел<изаветы> Н<иколаевны>) поп Спасский и акушерка с сестрой, именины вышли многолюдны, а утром я сильно плакала, муж был почему то не в духе, ехал в город, завтрак не скоро подали, это была первая можно сказать ссора, в которой я и до сих пор не знаю причины, почему он вдруг сделался не в духе, грубо что то сказал мне, я в спальне расплакалась, а в доме у меня много гостей, вышла с заплаканными глазами, и Аникеева спрашивает Машу, почему это В.Д. плачет, слышу Маша говорит: «Они такие нежные супруги, и вот муж уезжает, Варя плачет!» Братья

Елизавета Ник. - одна из гувернанток

стр 264-265. прогостили у меня с неделю, в эту неделю пускали у нас винокуренный завод, наехали акцызники и у меня из дня в день или обед, или ужин, так продолжалось три дня, все, что было в запасе приели, на четвертый день Миша приходит и говорит: «готовь ужин, опять придут!» Я даже рассердилась, ни мяса, никаких закусок, а Миша говорит: «Нельзя, этого политика требует!» Послала докторше записку, нет ли у нее чего? Прислала 4 фунта мяса и вот извольте приготовить ужин. Но кой как собрала, чем кормить.

Страшная скука была собственно для меня, братья и муж играют в карты, а я все дни одна, мама и Леля. Теперь вспоминаю часто, если бы не Леля, то одуреть можно было бы, муж часто уходил к доктору играть в карты, день занят, а вечером уйдет, или к нам придут играть в карты, к которым я всегда чувствовала отвращение. Как казус, хочу рассказать, 18 Октября муж ушел к доктору играть в карты, уходя он замыкал подъезд и ключ уносил, оставался черный ход, но попасть в него можно было только объехав всю усадьбу. Тетя я и Таня кухарка купали Лелю в спальне, слышу кто то стучится в парадное, иду, спрашиваю: «Кто там?» «Из Москвы, страховой агент!» «Я вам отворить не могу» «Почему?», вопрошает. «Потому что квартира заперта, ключ у мужа!» «А где же ваш муж?» «У доктора», отвечаю. «Где же мне этого доктора искать?» Предлагаю ему объехать усадьбу и найти черный ход, что бы попасть ко мне. Послала за мужем. Этот агент привез известие о катастрофе 17 октября, он видел Царя и царицу, которая ехала в офицерской шинели и имела царапины на физиономии.

А в Большом мире продолжается Большая Жизнь!

china

лытдыбр

Сегодня, наверно, был Международный День Красоты. Наш несчастный Метрогородок, пораженный всякими древесными и кустовыми болезнями, изрытый в последние дни канавами вдоль и поперек, вдруг засиял под синим небом золотом разных оттенков. Листья наполовину облетели, сквозь золото видна дивная архитектура каждого дерева.


Из телефона, не обессудьте
Мы с Таней поехали в дальний магазин "Ближний", там бывает иногда кой-чего хорошего. И там я увидела самое красивое мужское лицо, какое мне попадалось в жизни.
Он сидел за кассой, наверно, не старше 18. Удивительно правильное лицо, овал, подбородок, нос, брови... черные глаза, конечно. Ни тени восточной слащавости. Волосы, кожа... Я не удержалась.
Я спросила: откуда вы, ребята, такие красивые к нам приезжаете?
Он засмеялся (зубы тоже как надо), сказал "спасибо" и чуть-чуть покраснел. Сказал, что таджик.