Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

china

Вот такое кино...

...Избалованный красивый барчук, главный (единственный) герой романа, и героини, его родственницы, прелестные умные девушки, живут в павильонах сада с девочками-служанками (две из них тоже героини, всего героинь 12). Мальчик, вместо того чтобы с утра до ночи заниматься (и ночью, при свете луны или светлячка), болтается где попало. Вот он навестил бабушку, она в семье самая главная (дедушка умер), и собирается к себе, в свой домик в саду. А тут дождь. Бабушка достает из заветного сундука какую-то драгоценную верхнюю одежду, память великого дедушки, и дает ему надеть, только чтобы ни в коем случае не повредил, потому что дедушка... и т. д. Эта одежда - «русский кафтан из павлиньего пуха»!
Почему кафтан, если в дождь больше подойдет накидка с капюшоном? И почему он «русский»? Кстати, на иллюстрациях Бао-юй идет домой именно в накидке и притом косматой, как японские плащи из соломы.

В этот день в парке что-то празднуют, искра от фейерверка попадает на плащ и прожигает в нем крошечную дырочку. В мохнатом плаще, как он и нарисован, это было бы незаметно, но в тексте он скорее парчовый... Одежду надо вернуть рано утром! Одна из служанок, больная, в жару, приподнимается и говорит слабым голосом: если я не смогу, никто не сделает... А на неё, бедную, еще злится мать мальчишки! Слишком, мол, красивая!

Больной подали пяльцы размером с чайную чашку, моток шелка и моток нити из павлиньего пуха... был, значит. Цин Вэнь натянула ткань на пяльцы, ссучила нитку и начала восстанавливать рисунок, видимо, имитируя тканьё. Поистине китайская работа! Девушка падала без сил, другие поддерживали ее, поправляли подушки, держали светильник, виновник наливал и подносил ей чай. Она смогла все сделать к рассвету, но ей стало хуже, а глупая баба, мать героя, наслушавшись сплетен, обвинила прекрасную чистую девушку, что она соблазняет хозяина, и велела убираться к старшему брату, вот так, в горячке!
Так почему все-таки «кафтан»?
Комментарий носителя языка: Там слово «цяоцзиньна», комментаторы пишут, что его сам Цао Сюэцинь и придумал. Плащ или куртка или тёплая накидка, действительно написано, что из павлиньего пуха. Какая-то quasi una fantasia.
А что, если пресловутый «Дед», основатель величия рода Цзя, т. е. Цао, участвовал в составлении Нерчинского договора, посещал спорную (российскую) территорию, и получил в подарок экзотическую одежду нивхов или долган? Парадную парку из рыбьей кожи, вышитой шёлком, или плащ-дождевик из моржовых кишок (реальные предметы).

А ниточка... барский сынок тайно срывается из дому, чтобы навестить больную в трущобе, куда ее отправили, и прощается с ней, умирающей. Дома он ходит, как потерянный, слагает поминальное приношение духу бедняжки, вызывает ехидное замечание той, которую любит по-настоящему. И она тоже больна, и тоже умрет. Бедная служанка Цин Вэнь только отражение, слабая тень возвышенной Линь Дайюй, но и она, воспоминание о ней возникает в последней трети романа, дописанной другим автором. Ничего хорошего с ленивым, хотя и талантливым юношей, не произойдет. Да и можно ли быть счастливым в превратном мире?
china

АКТУАЛЬНОЕ


Вот всякие эвенкийские птички. Которые в виде стрелы - гагары. Они ныряют в глубину и поэтому они птицы нижнего мира. Это не значит, что они плохие!
Гуси, как известно, летают выше всех других птиц. Но здесь они плавают.

Было дело в 1927 году...
Рассказывает И.М.Суслов, пересказывает В.Н.Басилов:
У одной группы эвенков началась эпидемия кори. Для обряда соорудили специальный «чистый чум». Начался обряд. Нагретый бубен гулко звучал в руках шамана, шаман пел. Он созвал своих духов-помощников... Душа шамана в сопровождении духов направилась в подземный мир выяснить у предков, с чего это вдруг возникла эпидемия. Впотьмах душа заблудилась: шаман через духов-помощников указывал ей дорогу, в песне передавая окружающим все перипетии странствия. Наконец она у предков, и вот уже возвращается. Прильнув ухом к бубну, шаман выслушивает отчет и затем в песне передает весть предков: во всем виноват остяцкий шаман. Посланные им духи «бутыля» вселяются в людей и губят их. Опять к предкам: что они посоветуют? Надо послать к остякам злых духов «бумумук»! «Бумумуки» вселятся в остяков, те заболеют, и тогда их шаман отзовет своих зловредных «бутылей»...

Начинается самое главное! Подвластные шаману «бумумуки» обращаются в коней, коров, оленей и под охраной духов-помощников формируют отряд где-то во мраке. Отряд мстителей мчится к врагам, впереди душа шамана верхом на корневище молодой лиственницы. Шаман бешено скачет по кругу, бубен переходит от одного юноши к другому, присутствующие захвачены действием и как бы летят вместе с духами через скалы, хребты, водопады и реки в сторону врагов.
Силы оставляют шамана, он валится и засыпает...

Юношам отводится важная роль: это ведь они строили одноразовый «чистый чум» (схема приводится в книге С.В.Иванова, нарисовал ее Суслов.).
china

АКТУАЛЬНОЕ

Сценический костюм шамана — он необходим? Он нужен, «как птице крылья для полета»? Тем более он и есть крылья, и для полета? На нем и настоящие перья, и железные птички. А без него не полетит?
Не сразу полагался шаману обрядовый костюм; он сначала должен был показать, что с духами на «ты». Первое, что он мог заслужить, это колотушка от бубна, потом головная повязка, потом кажется обувь... и только потом бубен с новой колотушкой, и уж тогда мог мечтать о плаще и короне с рогами...
И вообще с начала XIX века костюмы беднеют, упрощаются. Говорят, в древности роскошный ритуальный костюм был обязателен, а в XX уже на рабочую одежду нацепляли шнуры и подвески, или на голову что-то странное повязывали, либо женскую куртку набрасывали, либо свою выворачивали наизнанку (в выворотный мир идут, ага).


В театре Шекспира главные актеры одевались роскошно, в парчу и бархат. Поклонники дарили им свою придворную одежду, оставляли в наследство весь гардероб. Да и сами любимцы публики заботились выглядеть богатыми, успешными. Вельможи давали им на спектакль настоящие драгоценности. Начинающим перешивали что-нб из обносков.
У Мольера было то же самое. Потом костюм стали делать по роли, исторический, героический, сатирический — тут и выяснилось, что крашеная марля и расписаный масляной краской сатин производят впечатление не хуже, а фантазию художника ничто не ограничивает. Особенно если художник, скажем, Экстер.

Кто первый попробовал ставить Шекспира в том же, что носит почтеннейшая публика? Кто-то в начале XX века. С тех пор этой новинкой то один театр, то другой пытаются ошарашить зрителя, но не всегда получается. Теперь вот еще повадились голыми выходить, если не все, то главный... но к шаманам это не относится.

Якутский шаманский костюм недвусмысленно изображает птицу. Плащ или кафтан обшит бахромой по вороту и подолу, сзади бахрома почти до пола — это хвост. На рукава нашиты железные пластины - «кости предплечья птицы и маховые перья».
Погодите, а ручки-то, ладошки?
На груди изображены ребра, тоже железные, грудная кость, на спине иногда хребет...
В «птичьей шкуре» шаман летит, куда захочет.
Однако наряду с птичьими в облачении проступают звериные черты... даже у самой явной птицы — оленьи ноги, железные копыта. Все равно одежда шилась из шкуры марала, оленя, лося, жертвенного животного, ее старались меньше кроить, сохранить цельной. И на плечи пристраивали «небесного оленя рога», железные: у якутов, селькупов, кетов, бурят.
«Корона» и вовсе была рогатая.
И и звериные, и птичьи черты одинаково древние.
Ужасно соблазнительно что-нб такое замастачить, но надо себя удерживать: возни сколько, куча времени, а потом будет валяться не год, не два, не пять... пробовали уже.
china

АКТУАЛЬНОЕ

ПУТЬ ШАМАНА
Костюм шамана посвященные (и этнографы) читают, как книгу. Скажут, какого он роду-племени, от теленгитов он или телеутов, и от кого получил служение, и какие у него духи-помощники (железные птички, зверушки, человечки). Одежда в целом — птице-зверь, в которого превращается кам во время камлания: видите, на спине у него изображен хребет, на груди ребра. Вышивки на рукавах и плечах могут изображать боевые доспехи; многочисленные жгуты духов предков или чудовищ, которые должны отпугивать враждебные силы. Шапка или корона — тоже птица, филин, орел.

Это обмундирование (халат и шапка) у алтайцев и теленгитов полагалось только тем, кто камлал Эрлику и духам гор, «черным камам», спускавшимся в «нижний мир», самым сильным, приносившим в жертву коней.
Наш знакомый шаман не будет, конечно, убивать лошадей. Видно же, что он и мухи не обидит.

ШАМАН СПУСКАЕТСЯ В АД
Это и есть его работа. Почетная обязанность. Священный дар.
(однако смотрите: он летит-бежит вверх)
Путь шамана
Как положено, нижний мир, страна мертвых под землей исследован лучше всего. Только могучий шаман может попасть туда, и ему надо знать, какие страхи его там ждут и как защищаться, как отбиваться, а то ведь и не вернешься (бывало и такое...) А кто кроме него отвезет душу умершего? Или вернет ту, которой еще рано?
Сначала кам (шаман) рассказывает, как он едет по известным сопкам и речкам... а вот и незримая для других примета, за которой...
Дальше местные и национальные варианты. На Алтае (под Алтаем) безжизненная степь, вдали железная гора, на ней громоздятся кости погибших шаманов: «кости мужчин навалены рябыми горами, конские кости пегими горами...» надо успеть проскочить между горой и небом, когда оно чуть-чуть приподнимется. Отсюда видна «Земная пасть», за ней море, над морем мост в виде волоса, ну и так далее.
Для нивхов нижний мир не отличается от земного, те же леса, реки, только солнце светит, когда на земле ночь, а луна днем, когда на земле зима, там лето, и наоборот. Нганасаны одевают покойника в шубу, потому что там холодно, а якуты, наоборот, считают, что холодно на небе, и старинные шаманы возвращались покрытые сосульками. А в нижнем мире кипящие смоляные проруби.
У якутов нижний мир едва освещен щербатым солнцем и корявой луной. В полумраке среди грубых железных растений мелькают, как тени, злые божества и духи, уродливые существа пасут уродливый скот возле моря бед, пылают огненные озера, землю покрывает непролазная грязь...
Злые духи жаждут уловить пришельца и навсегда оставить его в аду.

Вот ужас-то. И праведником быть бесполезно?
china

лытдыбр

Очень тяжело. Тошно, противно, стыдно.
Давно уже объяснила себе, что позор страны - не мой позор. А вот никуда не денешься.

Дуболомы - они что, они дома друг друга бьют еще не так. А судьи... да вроде тоже привыкли к этим теткам, что от них ждать. А все равно. Если в нас пальцем тычут. Может и Зимбабве тоже.

Ладно, лучше о птичках. Никогда раньше вороны не пытались кормиться на рябине! Дрозды - это да. Много раз видели из окна. А теперь вороны, и вдвоем, и втроем! Молодые, этого года. Инициативные!
china

БОТАНИКА

Слов нет сказать, как прекрасна Москва без москвичей!
4 мая
Свиблово, проезд Русанова, 8 утра.
под этим цветущим явлением проскакали один за другим воробей (редкая птица!), скворец и зяблик. Потом голубь протопал.
Потом - с большим интервалом - прокатил подросток на скейте.
В Метрогородке тоже красиво. Только хуже получилось.
3 мая
ботаник

БОТАНИКА

«Тот, кто не заметил бы, что вместо густого кустарника здесь растет тростник, никогда бы не догадался о существовании этой речки и открывающегося за ней волшебного царства.
Да, это было поистине волшебное царство! Такое великолепие может нарисовать только самая пылкая фантазия. Густые ветви сплетались у нас над головой, образуя естественный зеленый свод, а сквозь этот живой туннель струилась прозрачно-зеленая река. Прекрасная сама по себе, она казалась еще чудеснее от тех причудливых бликов, которые роняли на нее смягченные зеленью яркие лучи солнца. Чистая, как хрусталь, недвижная, как зеркало, зеленеющая у берегов, как айсберг, водная гладь сверкала сквозь резную арку листвы, подергиваясь рябью под ударами наших весел. Это был путь, достойный страны чудес, в которую он вел.Теперь индейцы никак не давали о себе знать, зато животные стали попадаться чаще, и их доверчивость свидетельствовала о том, что они еще не встречались с охотником.

портал
Пушистые бархатисто-черные обезьянки с ослепительно-белыми зубами и лукавыми глазками провожали нас пронзительной трескотней. Иногда с тяжелым всплеском срывался с берега в воду кайман. Раз как-то грузный тапир выглянул из кустов и, постояв минуту, побрел в чащу... Птиц здесь было множество, особенно болотных. На каждом стволе, нависшем над водой, стайками сидели ибисы, цапли, аисты — голубые, ярко-красные, белые, а кристально чистая вода так и кишела рыбами всех цветов радуги. Мы плыли по этому золотисто-зеленому туннелю три дня. Глядя вдаль, трудно было отличить, где кончается зеленая вода и где начинается зеленый свод над ней. Ничто не нарушало глубокого покоя этой реки, следов человека здесь не было».

Как запомнились дивные строки! Как помогали в самые тяжелые времена! Как уводили в Страну Чудес, какие картины вызывал в воображении!
Поистине, такая картина не может существовать в реальном, даже тропическом, лесу. Она может только пригрезиться...

Пришлось отказаться от намерения поехать на биостанцию после зачета. Надо все-таки отдохнуть. Гурген Сарбазович отправляется в общежитие, в свою комнату, предвкушая, как он придет и ляжет. И не встанет до завтрашнего вечера... Какая тяжелая погода, как тяжело идти. Он будет спать и видеть во сне дивные чащи, дивных птиц...

Да у меня жар, - вдруг соображает ученый.
china

АКТУАЛЬНОЕ

Последний день зимы, а где воробушки? Кто нам споет: мы живы, живы мы?

Говорят, воробьи почти покинули Москву из-за какого-то элемента урбанизации, им теперь мало земли, почвы, с которой они что-то клевали. Кажется, это искусственные газоны. Но у нас-то сплошная почва, в Метрогородке, и лес рядом - а воробьиный куст под окном пустой. Нет, кажется, два-три прилетели на кормушку. Снег мокрый так и валит, впрочем, ему положено.
Ну, все-таки, с февралем почти покончено!
ботаник

БОТАНИКА

- Сорные куры, - говорит вдруг Гурген Сарбазович. - Австралийские сорные куры. Или казуар...
Мальчишки оглядываются на ходу. Все трое сейчас пробираются по каменистой площадке среди леса, здесь растительность немножко приутихло. Цветущие кусты не доходят ему до плеча.
- Я не орнитолог, тем более, увы, не палеоорнитолог. Что-то мы такое проходили... У нелетающих птиц вообще, кажется, странная семейная жизнь. У страусов, например, в Африке. В Новой Зеландии и в Австралии водятся, если я правильно помню, эму и казуары, очень злые и опасные. У них гнездо создает самец. Потом он уговаривает самку или нескольких самок снести туда яйца. Потом он их сам насиживает... нет, кажется иногда страусихи тоже, по очереди. Цыплята вылупляются сразу такими приспособленными. Это называется «выводковые птицы», они сразу встают на ноги, и следом за папашей — обычно воспитатель тоже самец. Я помню, казуар их долго водит и воспитывает, по полгода, если не меньше. Тут к нему не подходи — убьет. Вы здорово рисковали, он мог быть недалеко.

титанис
Птица Титанис, вариант Диатримы. Реконструкторы, похоже, развлеклись: на плечах боа, на спине полоски, на голове хохол из перьев. Внизу на гнезде Большеног, сорная курица, т.е. петух, самец.
Ученый вздыхает.
- Вы все время рисковали. Забирались на дерево — мало ли кто на нем живет. Ядовитые насекомые, лягушки, ящерицы тоже могут быть зубастые и ядовитые. Прятались под деревом, лагерь устроили — никогда опытный путешественник так не сделает. Вы не читали «Затерянный мир»? Жалко. Я хотел вам принести, но там столько чепухи... Вот они там устроились под огромным деревом, а на них сверху и напали люди-обезьяны...
- Ух ты!
- Обезьяны тут пока не человекообразные, а игуана, или ее пра-пра-бабушка, могла спрыгнуть. От дождя дерево не спасет, но рухнуть от ветра может.
- Мы больше не будем под деревьями...
- Да, так вот, говорят, в той же Новой Зеландии есть птицы, они летающие, но гнезда у них на земле. И строит гнездо самец. Нагребает огромную кучу листьев и оставляет их преть, гнить. От гниения выделяется тепло. А он не уходит, он все время подгребает новый мусор, а старый ворошит, чтобы все прело равномерно. Температуру меряет клювом. Настоящий инкубатор! Ждет довольно долго, пока получится ровная температура, и тогда начинает бегать и приглашать самок, чтобы снесли яичко. Они, кстати, эти птицы немного похожи на индюков. Он старается, уговаривает, чтобы нанесли побольше яичек; а потом самки уходят гулять сами по себе, а он следит за инкубатором. Если температура повышается, он сбрасывает несколько слоев, понижается — укутывает новыми слоями. Не насиживает, но хлопочет — ни сна, ни отдыха. И сторожит, конечно...
Профессор разводит руками.
- А когда они там, в этой куче, вылупляются, иногда довольно глубоко, он им не помогает вылезти, и вообще поворачивается и уходит! Они-то через час уже бегают, через день летают. Вообще, похоже, у них тут не так много естественных врагов, хотя вот удавы... или крокодилы... Словом, ясно, что вырастают они крупными, сильными и вполне самостоятельными. Но без семейного воспитания не получишь полезных навыков, одни инстинкты...
Ботаник осекается. Он говорит с детьми, не получившими семейного воспитания. Как он мог? Как бестактно...
Они решили не возвращаться «домой». Двое суток впереди, можно совершить такую экскурсию. Ребята две ночи не спали; ничего, в самую жару устроим сиесту...