gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:

вот такое кино...

Сергей Анохин, поселок Кратово и Летающие крепости.

Как раз в это время совершался в нашей стране эпический сюжет: создание тяжелого реактивного бомбардировщика, Ту-4.
Итак. Чтобы воевать с Японией, Штаты создали тяжелый бомбардировщик B-29 (Боинг 29). Во время вылетов несколько подбитых самолётов приземлились на советской территории. Для Сталина это стало настоящим подарком. Он приказал сделать точную копию B-29, болт к болту, за два года.
B-29 был техническим чудом, его двигатели — вершиной технологий 40-х гг. Скопировать это казалось невозможным... Но — задачу взвалили на плечи Андрея Туполева.
Нужно было сделать дубликаты более 100 000 деталей из материалов и по технологиям, у нас неизвестным. И клонирование самолёта завершилось успешно! Группа конструкторов и дизайнеров Туполева скопировала даже цветовую схему интерьера и ремонтную заплату General H.H. Arnold Special (это была шутка).
3 августа 1947 г. на праздновании Дня авиации на аэродроме в Тушино должны были впервые показать истребители Су-9 и Су-11 (копии немецких турбореактивных истребителей «Мессершмитт Me 262»). И вдруг над головами на высоте всего 200 метров пролетели три больших бомбардировщика. Характерная обтекаемая форма, четыре ревущих двигателя, уникальный нос из плексигласа да это же те самые забытые B-29, потерянные три года назад! За ними прошёл ещё один советский Ту-4, пассажирская версия самолёта. Мир узнал, что у Советского союза есть совершенно новые B-29!
К сожалению, они не пригодились, поскольку очередная мировая война не разразилась. Только вот еще: первая советская атомная бомба РДС-1, сделанная по образцу американского «Толстяка» (Fat Man), была сброшена из отсека Ту-4.
Правда, штатники сбросили этих толстяков на вражескую территорию, а мы на свою.

А на Кратовских дачах все разговоры прекращались, пока грозная машина летела, казалось, прямо по вершинам сосен.
Это было прекрасно, мы видели и слышали, как хорошо мы защищены от любого агрессора. Только после нам, уже взрослым, снился одинаковый сон: небо, сплошь заслоненное сверкающей металлической конструкцией; она и не летит, висит и что-то внутри себя перестраивает, и так будет всегда. Когда-то на одной выставке была похожая картина, югославского художника.


Итак, мы живем в Кратово, Сережа приходит к нам, бабушка с ним занимается, потом нас с ним ведет гулять. Таня иногда навещала маленьку Наташу, «Натовеньку», играла с ней. В начале августа Сергей Николаевич подарил маме пригласительный билет на Воздушный праздник в Тушино, и мама взяла туда меня. Конечно, это было вдохновляюще, замечательно, даже страшно, высший пилотаж, фигуры в небе, парашютисты. Но по-натоящему я запомнила небольшую группу летчиков — они как-то нахмуренно смотрели и показывали друг другу программки. Среди участников числился летчик Иванов, а он накануне разбился.

Позже, в 1951–1952 гг. проводились испытания беспилотного крылатого снаряда КС-1 для поражения морских целей, его сбрасывал самолет-матка Ту-4. На время отработки на ней пристроили пилотскую кабину, и первый, самый рискованный этап проверяли летчики. Посадочная скорость до 480 км/ч, полтора звуковых барьера! За эту работу в 1953 г. Анохин с друзьями получил Сталинскую премию и тогда же стал Героем Советского Союза.

В 1958 г Анохина командировали в Китай, он три месяца работал летчиком-испытателем.
Шестое его аварийное покидание самолета оказалось поистине фантастическим. На самолете-«летающей лаборатории» Ту-16ЛЛ испытывали систему питания последней ступени ракеты, предназначавшейся для полета к Венере! Из-за пожара командир приказал всем покинуть машину. Экспериментатор (из кормовой кабины) и второй пилот справа катапультировались удачно, а Анохин не смог, у него опять люк заклинил! Сергей Николаевич ввел машину в пологий вираж, через верхний люк правого летчика вылез на фюзеляж и съехал на заду, чудом не попав в заборники двигателей и не столкнувшись с крылом или стабилизатором, соскользнул вниз, раскрыл парашют и, спускаясь на парашюте, увидел неожиданно, что самолет-то не горит... В полете, на заходе солнца, при ярком освещении экспериментатор увидел на подвешенной золоченой гондоле яркие багрово-красные блики и доложил Анохину: «Командир, горит подвеска!» Анохин посмотрел и дал команду сбросить подвеску. Это не удалось (вечно у них что-то не срабатывает!)

Самолет упал в чащу леса в Егорьевском районе. Никакого пожара не было ни в воздухе, ни на земле, но в официальной версии о причинах потери самолета фигурировал пожар: иначе полетели бы многие головы. Но экспериментатор страшно сокрушался...
В этот, или в другой раз Анохин в результате очередного акробатического «покидания» приземлился в чаще леса. Самолет нашли, но без летчика. А была зима, тридцатиградусный мороз. Побегали, поаукали — нет его... Что делать, в летной куртке, в ботинках, долго ли он проживет... а пропавший герой приземлился возле лесничества, пошел в избу обогреться... а у лесника, по странному совпадению, оказался большой запас согревающего. Так они и грелись; когда все кончилось, Анохин спокойно вышел из леса...
В начале 1960-х после ряда катастроф понадобилось выяснить, почему это «при полете на больших углах атаки самолеты Ту-104 и Ту-16 сваливаются в штопор?». Как тут без Анохина, крупнейшего специалиста по штопору! «Он был совершенно безотказным. Он мог пойти на любое задание. Не бесшабашно, не безграмотно, но – на любое задание. Бесстрашный летчик, он был на редкость скромным человеком, и как раз из-за такой скромности личность Анохина оказалась приземленной...». Н.С. Строев, бывший начальник ЛИИ.

Увы, в 1964 Анохин был вынужден уйти из ЛИИ: комиссовали «по состоянию здоровья».
Ну и что? Он оказался в поле зрения их общего с Маргаритой Раценской друга по планерной юности, Сергея Павловича Королева. Главный Конструктор пригласил Анохина к себе и поручил ему дело исключительной для обоих важности – возглавить первый отряд космонавтов-исследователей. Выбор, если учесть возраст (54 года!), семь классов и единственный глаз, крайне смелый. Анохин, по убеждению Королева, идеально подходил для решения задач в пилотируемой космонавтике.
Окончание следует
Tags: Анохин С.Н., Великие люди, история, фантастика
Subscribe

  • про прошлое

    Дорога в прошлое сама уходит в прошлое, где-то видны только шпалы, где-то рельсы, скоро и этих следов не найдешь. А когда-то здесь стояли составы. То…

  • про все разное

    Позабыто, позаброшено... Бывший черный вход и въезд в бывшую больницу. Может она и не совсем бывшая, у нее должен быть главный вход с…

  • ботаника

    Вроде бы и прошлись неплохо, и снимали, а что-то радости большой нет, и шедевров у Тани не получилось. Что-то непонятное в воздухе: обещают страшное,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments