gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Как-то забыли ещё один великий современный роман про Мерлина – МЕРЗЕЙШУЮ МОЩЬ К.С.Льюиса.
Забавно, оказывается, кульминация борьбы добра и зла в этой сказке-антиутопии приходится на Сочельник и Рождество, только вчера заметила. Значит, самое время написать.
К.С. писал это произведение в конце войны и в разгаре союза Инклингов, почти в сговоре с Толкиным, сначала предполагалось создать христианскую НФ, а Толкину достался, видимо, христианский попаданец всё к тому же Артуру, но он увильнул и написал Властелина, а Льюис уговор выполнил, создал «Космическую трилогию», за что получил суровую отповедь от советской фантастики в лице Казанцева. И быть бы ей в забвении вместе с Казанцевым, если бы не третья часть. Писал он её в то время, когда с Мордором №1 было почти покончено, и по закону неисчезновения ничего над Западом из гнилого тумана формировался ещё призрачный Мордор №3.

Крайнее зло воплощалось не в государстве теперь, а в идеологии, которую несёт некий ГНИИЛИ – Государственный Научный Исследовательский Институт Лабораторных Исследований. Занимаются там вивисекцией людей и животных, прямой и психической. Да вы лучше прочтите. Как все истинные безбожники, сотрудники невероятно привержены к оккультизму. Природу, в том числе человеческую, предполагается всячески изничтожить, для этого прибегая к силам древней природной магии. Они ищут Мерлина.
Мерлин пробудился, оказалось, что он наш, и злодеям не поздоровилось. Предстает он в романе отнюдь не рассеянным старичком. Он скорее титан, полубог, огромного роста, с роскошной бородой. Инстинкт точно приводит его к тому, «кто сейчас Пендрагон», в крошечный очаг сопротивления. И всё становится хорошо, правда ценой гибели небольшого городка, но… Да вы правда почитайте, кто не читал. Вот я тут настригла кусочков.

- А что же Мерлин?
- Мерлин?.. Да... Интересная фигура... Быть может, попытка и не удалась, потому что он так рано умер? Он - не злодей, но колдун. Он, конечно, друид - но знает все о Граале. Он «сын нечистого», но… помните: «нездешних много сил, средь них есть добрые и злые».
… Не был ли Мерлин последним представителем чего-то забытого, чего-то такого, что
стало невозможным, когда люди, связанные с нездешними силами, разделились на черных и белых, на колдунов и священников.
………….
Джейн протянула в темноте руку, но не нащупала ночного столика. Тогда она поняла, что не лежит, а стоит. Было очень темно и холодно. Пальцы ее ощутили шероховатую поверхность камня. Воздух был странный, неживой, тюремный какой-то. Далеко, наверное, над ней, раздавались какие-то звуки… Значит, случилось самое страшное: упала бомба, дом обрушился. Тут она вспомнила, что войны нет; вспомнила она и многое другое… она
обрадовалась: «это ведь сон, один из снов, он кончится, бояться нечего».
Места здесь было немного. Рука утыкалась в грубую стену, нога сразу обо что-то ударилась. Джейн споткнулась и упала на пол. Она различала невысокий помост… Она осторожно протянула руку, и чуть не закричала, потому что почувствовала чью-то ногу. Нога была
босая и холодная, должно быть мертвая… Тело было завернуто в грубую ткань, неровную, как будто вышитую, очень толстую. И человек очень большой, подумала Джейн,
пытаясь дотянуться до головы. На груди ткань менялась, словно сверху лежала мохнатая шкура, но потом она поняла, что это просто длинная борода. Тронуть лицо она решилась не сразу, страшась, что он пошевелится или заговорит, и напомнила себе, что это - сон. Ей казалось, что все происходит очень давно, что она проникла в подземелье прошлого, и она
очень хотела, чтобы ее отсюда поскорее выпустили… Тут она проснулась.
……………
- Жаль, что вы не читали стихов, которые я сейчас прочла, - сказала
Камилла. - Там все сказано в двух строчках:
Не торопи грядущего, глупец.
Терпения от нас потребует Творец.

- Что это? - спросила Джейн.
- Талиесин - уэльсский поэт VI века - ответила Камилла.
…………..
Все трое знали теперь о временах короля Артура то, до чего наука не дойдет и за сотни лет. Они знали, что Эджстоу лежит в самом центре Логрского королевства, что деревня Кьюр Харди хранит былое имя, и что исторический Мерлин жил и колдовал в этих местах. Димбл даже утверждал, что хороший филолог может распознать по тексту, о магии идет речь, или об ином. «Что общего, - говорил он, - между таинственными оккультистами вроде Фауста или Просперо, с их ночными бдениями, черными книгами, пособниками-бесами и Мерлином, который творит невозможное просто потому, что он Мерлин?»
Рэнсом… полагал, что ведовство, или точнее, ведение Мерлина - остаток чего-то очень древнего, попавшего в Западную Европу после того, как пал Нуминор. Ведение это по самой сути своей отличалось от ренессансной магии… оно было гораздо невиннее; и уж во всяком случае, пользы от него было гораздо больше. Ведь Парацельс и Агриппа почти ничего не достигли, и сам Бэкон - возражавший против магии только по этой причине - признал, что маги «не преуспели в величии и верности трудов»… магия, столь бурно расцветшая в эти времена, вела лишь к тому, что человек губил душу, не получая ничего взамен.
… Это значило, что ГНИИЛИ, в самой своей сердцевине, связан уже не только с нынешней, научной формой власти. Конечно, другой вопрос, знали ли об этом сотрудники института; но Рэнсом напоминал себе: «Дело не в том, как СОБИРАЮТСЯ действовать люди - это все равно решат темные эльдилы - а в том, как они БУДУТ действовать».
Возможно, домогаясь Брэгдонского леса, они знают, чего ищут; возможно, они придумали какую-то причину - теорию о почве, о воздухе, о неизвестных излучениях - чтобы это объяснить». ... в определенной степени важен сам лес - не зря считают, что место не безразлично. Однако, сон о спящем под землею многое объяснил. Значит, главное внизу, под лесом; и это - тело Мерлина. Когда эльдилы сказали ему, что так оно и есть, он не удивился. Не удивлялись и они; земные формы бытия - зачатие, рождение, смерть - были для них не менее странными, чем пятнадцативековый сон. Для них, созидающих нашу природу, ничто не является «естественным». Они всегда видят неповторимость каждого акта творения. Для них нет общего; все, по отдельности, рождается, словно шутка или песня, из чудотворного самоограничения Творца, отбрасывающего мириады других возможностей ради этого, вот этого творения. Эльдилы не удивлялись, что тело лежит нетленно пятнадцать веков; они знали миры, где нет тления. Эльдилы не удивлялись, что душа осталась связанной с ним - они знали бесконечное множество способов, какими дух соединяется с материей, от полного слияния, создающего нечто третье, до встреч, коротких, как соитие. Они принесли не весть о чуде, а важную новость. Мерлин не умер. Жизнь его, при определенных условиях, вернется в тело. (Тут куча его личной мифологии-космогонии, независимой от Толкина, но тоже красивой: эльдилы, ангелы планет – Уарсы…)
……….
- А... а если мы найдем его, сэр?
- Тут и начнется ваше дело, Димбл. Только вы знаете Язык. Он может узнать его, а не захочет - хотя бы поймет, кто перед ним. Но будьте очень осторожны. Не бойтесь, но и не поддавайтесь его чарам.
- Что я должен говорить? - спросил Димбл.
- Что вы явились во имя Мальдедила, и всех эльдилов, и всех планет от того, кто восседает сейчас на престоле Пендрагонов и велит ему идти с вами.
Димбл, очень бледный, поднял голову, и великие слова полились из его уст. Сердце у Джейн сильно забилось. Все прочие сидели очень тихо - даже птица, кошка, медведь - и смотрели на него. Голос был им незнаком, словно речь лилась сама, или словно то была не речь, а совместное действие эльдилов и Пендрагона. На этом языке говорили до грехопадения, на нем говорят по ту сторону луны, и значения в нем соединены со звуками не случайно, и даже не по давней традиции, но сочетаются с ними воедино, как сочетается образ солнца с каплей воды. Это - сам язык, каким, по велению Мальдедила, возник он из живого серебра планеты, которую зовут на Земле Меркурием, на небе - Виритрильбией.
……………
- Скоро и Рождество, - вспомнила вдруг Айви, обращаясь ко всем.
……………
Рэнсом стоял неподвижно, опираясь на костыль. Свет, идущий из кухни, высветил на фоне черного неба огромного коня. Морда его была в пене, желтые зубы скалились, алые ноздри раздувались, глаза горели, уши трепетали. Он подошел так близко, что передние копыта стояли на пороге. На нем не было ни седла, ни узды, ни стремян; но в эту самую минуту с него спрыгнул огромный человек. Лицо его закрывала разметанная ветром рыже-седая борода, и лишь когда он сделал шаг, Рэнсом увидел куртку цвета хаки, обтрепанные брюки и рваные ботинки (Мерлин усыпил и раздел бродягу-лудильщика. Бродяга сыграет в дальнейшем очень важную роль. Лошадь – наверно фермерский битюг пасся неподалёку, и он его подчинил себе).
…………….
13. ОНИ ОБРУШИЛИ НА СЕБЯ НЕБО
- Стой, где стоишь, - сказал Рэнсом. - Кто ты и зачем пришел?
Оборванный великан склонил голову на бок, словно хотел получше расслышать. В ту же минуту ворвался ветер и захлопнул дверь в кухню, отделив трех мужчин от женщин. Незнакомец сошел с порога.
- Стой. Во имя Отца и Сына и Святого Духа скажи мне, кто ты и зачем пришел, - громко произнес Рэнсом.
………….
- Быть может, - ответил Рэнсом, - язык этот и покажется тебе варварским, ибо его не слышали давно. Даже в Нуменоре на нем говорили редко.
- Твои господа доверяют тебе опасные игрушки, - процедил пришелец - Кто же твои господа? ...
- Господа мои - Уарсы, - отвечал Рэнсом.
- Где ты слышал это слово? - изумился пришелец. - Если ты и впрямь учен, почему ты одет, как раб?
- Ты и сам одет не лучше, - отпарировал Рэнсом.
- Удар твой меток, - кивнул пришелец, - и знаешь ты много. - Ответь же мне, если посмеешь, на три вопроса.
Словно повторяя урок, пришелец напевно начал:
- Где Сульва? Каким она ходит путем? Где бесплодна утроба? Где холодны браки?
Рэнсом ответил:
- Сульва, которую смертные зовут Луною, движется в низшей сфере. Через нее проходит граница падшего мира. Сторона, обращенная к нам, разделяет нашу участь. Сторона, обращенная к небу, прекрасна, и блажен, кто переступит черту. На здешней стороне живут несчастные твари, исполненные гордыни…
- Ты хорошо ответил, - одобрительно произнес пришелец. - Я думал, только три человека знают это. Второй мой вопрос труднее: где кольцо короля, в чьем оно доме?
- Кольцо короля, - ответил Рэнсом, - на его руке, в царском доме, в круглой, как чаша, земле Абхолджин, за морем Дур, на Переландре. Король Артур не умер, Господь забрал его во плоти, он ждет конца времени и сотрясения Сульвы с Енохом, Илией и Мельхиседеком. В доме царя Мельхиседека и сверкает кольцо.
- Хороший ответ, - уважительно сказал пришелец. - Я думал, лишь двое знают это. На третий вопрос ответит лишь один. Когда спустится Лурга? Кто будет в те дни Пендрагоном? Где научился он брани?
- На Переландре я учился брани, - ответил Рэнсом. - Лурга спустится скоро. Я Пендрагон.
Только он произнес эти слова, ему пришлось отступить, ибо пришелец зашевелился… Тяжко и мягко, словно гора, сползшая в море, гость опустился на одно колено. Однако лицо его было вровень с лицом Рэнсома.

Каково было, подумать только, услышать эти чеканные фразы в восемьдесят каком-то, чуть не в 84, в Вильнюсе, в уютной кухоньке, из нежно лепечущих уст самой Н.Л.Трауберг!
Tags: Великие люди, Мерлин, Н.Л.Трауберг, Т.Мэлори, арфа Британии, игра, история, книги, король Артур, лес Броселианд, поэзия, роман
Subscribe

  • лытдыбр

    Еще одна Последняя Осень.

  • лытдыбр

    Несколько карманов разного размера в одном большом кармане. Можно хранить, например, собранные на даче семена. А еще пуговицы, нитки, открытки,…

  • ботаника

    Когда-то преподаватели живописи учили студентов смотреть живопись через дырочку в номерке или сквозь скрещенные пальцы. Если то, что вы видите,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments