gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:

ЛЕС БРОСЕЛИАНД

Мерлин растекается мыслию по древу (вот оно) на предмет священных мечей, зная, что за ним пристально следят четыре очень зорких глаза и четыре очень чутких уха. Два глаза и два уха – мальчик Алардайс, следивший за волшебником, очевидно будущий ученик по части всякой эзотерики. Остальные глаза и уши принадлежат стройному годовалому волчонку.
Как уже было сказано, отношения с многочисленными волками Броселианда были и, в общем, остались важнейшей проблемой выживания человеческой стаи. Требовалось установить что-то вроде вооруженного нейтралитета на базе взаимного уважения и неусыпной бдительности. В сложную дипломатию с самого начала вмешалась… любовь.
Почти сразу после высадки, в самые первые трудные дни и тревожные ночи, неожиданно исчез любимый пёс Вильяма Твити, Вальяжный, потомок того Вальяжного, который… словом, охотник пережил это событие только потому, что без него вся колония просто погибла бы. Но месяца через полтора беглец вернулся, весь в шрамах и в сопровождении молодой, очень красивой волчицы. В свирепых поединках он отбил её у множества соперников и теперь привёл к своим. Они устроились в гроте поблизости от пещеры, облюбованной людьми, чуть повыше, так что могли всё время сторожить вход. Тогда для самой большой соседней семьи волков, к которой принадлежала Оса (так её прозвали за стремительную лёгкость и золотистый оттенок шерсти), занятая поселенцами территория стала «логовом и угодьями Осы», приобрела определённый статус. Весной молодая принесла четырёх кутят: одного совсем в папу, тёмнобурого, гладкого, и трёх типичных волчат. Так она и в дальнейшем рожала, по Менделю: три волкодава – один волк, и наоборот. Щенки подрастали, участвовали в совместных охотах с людьми, но – собаки легко поддавались дрессировке мастера Твити, молодые волки без всяких указаний знали обязанности загонщиков, приходили за вознаграждением, но на близкие контакты не шли и подчинялись только матери. Потом они уходили в лес – искать пару, охотничью территорию или гибель.

Волчонок, подружившийся с мальчиком, был особенный. Его неудержимо влекли игры детей; он затаивался в траве, как мышь; потом, не выдержав, выскакивал и, весь дрожа, следил за вознёй, прыжками и бегом вперегонки; и наконец подошёл и лёг рядом с отбежавшим усталым мальчиком. С тех пор они не разлучались.
Один вопрос у меня так и остался неразрешённым.
В 1972 году, в экспедиции археологов в Кызыл-кумах – как мне повезло туда устроиться! – я поднялась на бархан и посмотрела на соседний такыр. Никто у нас не ходил далеко, потому что заблудиться в барханах проще простого, и случается даже с опытными людьми. Палатки, естественно, стояли на такыре, твёрдом, как пол. У нас пустыни довольно богатые жизнью, барханы закреплённые, на них много чего растёт, саксаул там, тамариск, всякие солянки. Гляжу я сверху, как с горы в долину, и вижу под саксаулом животное, очень красивое. Наверно, шакал, подумала. Потому что типа собаки, но очень стройное, узкое такое, серебристое, с длинным хвостом, похожим на саблю. Какой красивый, думаю. Степные звери, они все длинноногие, даже ежи. А зверь скачет вокруг куста с лёгкостью бабочки, ныряет носом, наверно ловит мышь, или суслика, или кто там ещё был. Замечает меня и уносится вскачь, словно его сдуло. Словно его земля подбрасывала.
А потом в Москве в зоомузее увидела чучело шакала. Он был вдвое меньше. Подумала, может это не такой какой-нб шакал; посмотрела в Жизни Животных; нет, они правда с маленькую собаку, а этот был с борзую. Вот так и не знаю, это я правда волка (волчицу) видела в естественной среде?

Мерлин лет так через полторы тысячи, к своему директорству в Кармартене, возвысился до того, что «без труда забывал собственное имя несколько раз в день». Но ни тогда, ни раньше, ни потом он не забывал своих учеников, ни всех вместе, ни каждого в отдельности, и забота у него была – помочь каждому найти себя на собственном единственном пути. И все его странные выходки имели одну цель – каждого как можно лучше к этому пути подготовить, чтобы он прошел его победителем.
Вот он обращается к мальчику: «Сейчас мне нужна твоя помощь, твоя и Аргуса. Вот камень. Под ним лежит одна вещь. Пока я её оттуда не достану, никто-никто не должен про неё знать. И ты никому не скажешь. И не будешь приходить сюда без меня, и Аргус не будет. И не будешь спрашивать меня об этой вещи, никогда-никогда. Это твоя первая тайна и первая наша общая игра».
И Мерлин со спутниками отправляется домой.
Tags: Мерлин, деревья, и др. животные, игра, история, лес Броселианд, роман
Subscribe

  • просто так

    Что называется, заказали. По поводу Минкина с его наездом на Онегина немножко потолковали дома про Пушкина, я вспомнила, что читала в детстве…

  • лытдыбр

    Сама, без профессиональной помощи, поместила на сайт третью книгу, свеженький роман Аргонавты времени! Не совсем понимаю, как это получилось, но…

  • лытдыбр

    Вот не слушали бы приметы, все было бы хорошо. А сегодня нас предупредили (Эхо, кто же еще), что на Гавриила работать не запрещается, но не стоит:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments