gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

БОТАНИКА

Валька машинально сжимает руку младшего выше локтя. Перед ними — широкая полоса мокрого песка. Над ней, и над морем вьются чайки, отлив еще не закончился, птицы хватают что-то из воды, подбирают с песка...
Беда в том, что картинок на тему третичного периода, четвертички, эоцена и т.д. Довольно много, но там все больше жирные бронтотерии, огромные вроде тапиров с мордами примерно как у бабируссы (такая свинья африканская). Титанотерии вовсе могут заполнить страницу; их можно притом расписать полосами и пятнами. А птиц почти и нет. Разве парочка фламинго...
На самом деле эоцен — это царство птиц. Они там на суше и на море, в лесах и на горах. Многие похожи на наших, почти все семейства и роды уже представлены. Предки гусей, цапель, чаек — они скорее всего выглядят не так, но заняты тем же. Вот например зимородки. Их сейчас много разных, или вот кукушки... Не помню, кто-то из наших писателей мечтал о «стране непуганых птиц». Вот это она и есть.
А художники предпочитают, конечно, рисовать огромных страшных фороракосов, эпиорнисов, или «ужас лесов» - диатриму! Конечно, эффектней, чем стаю воробьев или даже голубей. И мне не просто вырезать из картинок и вставлять в свои коллажи летящих пернатых с расправленными крыльями.

берег 2
Мальчики не задумываются, на самом деле это все или только кажется. Глупость какая. Вот мы, а вот море и горы, и солнце. Сказали же — научный эксперимент. Тревожно, конечно. Валентин разворачивает один из пакетов. В нем нарезанный батон, нарезанная колбаса — вареная, полкило примерно, - и бутылка ацидофилина. В другом — мешочек черных сухарей, пачка чая, фунтик сахара и банка говяжьей тушонки, кусок банного мыла...
(У нашего профессора вполне аскетические привычки. Он берет еду дня на три, чтобы не отвлекаться, и хранит небольшой запас в хижине, в палатке, о которой сказал ребятам).

Беглецы усаживаются на выступающем из воды обсохшем камне, сбрасывают ботинки, свешивают ноги в воду и не спеша, серьезно, с чувством съедают по бутерброду с колбасой. Сидят, смотрят на птиц, на горизонт. Потом Валентин, подумав, складывает еще два куска хлеба с колбасой. Молчат.

Валентин заворачивает припасы обратно в газету, снимает куртку, в неё заматывает оба пакета, снимает остальную одежду — младший, глядя на него, тоже — подсовывает поглубже под выступ камня, и друзья идут купаться. Они боятся отойти дальше в море и просто медленно, долго моются, оттирают горстью песка сырую, холодную, липкую грязь общежития от своих детских, юных тел. Ложатся на песчаное дно, и волны набегают и отбегают, освежают и согревают, баюкают, гладят...
Потом они стирают свою одежду. Потом уходят повыше, потому что, кажется отлив окончился. Ложатся на горячий песок и засыпают. Валька спит вполглаза; старается не потерять то место, где исчез таинственный спаситель. Спаситель?
…......................

Профессор Асланян не может решиться. Махнуть рукой на все — и туда, в землю обетованную, заботиться о беглецах, учить их, воспитать себе помощников, юных ученых... устраивать далекие походы, наблюдать, запоминать, описывать, собирать коллекции... что, если где-то прямо завтра решат все закрыть, изолировать, ликвидировать...
И, кто знает, навсегда распрощаться со своим временем?
Он гасит свет, выходит, закрывает дверь, вешает замок, поворачивает два раза ключ. Прячет в карман. Эх, надо было раньше сделать английский замок.
Сержант Федор дожидается его у проходной.
- А ведь тут точно кто-то был, Гурген Саврасович, - говорит он почти шепотом. - Мне Витька сказал, что оставил в заначке полпачки Севера и яблоко. А там пусто...
Профессор слегка подмигивает.
- Может, хотел оставить да забыл. А может, вы яблоко съели и забыли, а Север у вас в кармане. И вы мне о таких пустяках не говорили. Подумайте, Федор, вы умный человек: вы бы сбежали, скажем, из части — вы бы куда дернули?
- На железную дорогу, на станцию... а то на пути — прицепиться к поезду, а там куда увезет, смотреть дальше...
- Ну вот. И ребята сообразили бы. Разве в лесу спрячешься?...
Tags: ботаника, дети, палеонтология, фантастика, эоцен
Subscribe

  • лытдыбр

    Еще одна Последняя Осень.

  • про все разное

    И гордый внук славян... А.Пушкин До чего же мы свободолюбивый народ! Просто непреклонный! Не хотим прививаться - и не будем! Умрем на ваших койках…

  • лытдыбр

    Как будто нарошно, чтобы добавить оттенок умиления в последнюю золотую осень, небо утром немножко затянулось, немножко покапало. В глубине пустой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments