gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:

Журнал «Пионер»

Артель «Напрасный труд» перевыполнила плановое задание на 150%. Конечно, мои сотрудники-соратники все уже оцифровали и нашли сами. Ну и ладно, ну и пусть. Буду пользоваться своим переводом. Могу и помещать понемножку, не пропадать же добру...

Если кому интересно просмотреть, простите, все еще сырое. Не убрала номера страниц, чтобы легче править, сноски не расставила. Опечатки наверняка есть.

В.Близненкова. Вместе с журналом
Без оглядки на кого-то, без расчета на одобрение,
без скидок на всеобщие трудности — она жила так,
словно на свете есть только человек и его совесть -
без посредников...
(С.Соловейчик)


Опыт журнала «Пионер» — в этом году ему исполняется шестьдесят пять лет — интересен на всех этапах его истории. 0н изучается в нашей стране, и изучение это, видимо, будет пролжаться.
В течение тридцати лет — с 1941 по 1971 год — его главным редактором была Наталья Владимировна Ильина. Случай в истории журналистики редкий.
Настоящая публикация — попытка вкратце наметить основные вехи жизненного пути Н. В. Ильиной (1904 — 1982). В ее основе — автобиографические материалы, воспоминания о Н. В. Ильиной, материалы семейного архива, опубликованные ею и другими авторами статьи, и исследования по истории «Пионера» .
Наталья Владимировна Ильина родилась 16 ноября 1904 года в деревне Михнево Раменского района Московскои губернии.
«Отец — врач, мать — сестра милосердия, — пишет Наталья Владимировна в автобиографии, — до войны отец работал в земских больницах. В 1914 мобилизован, с 18 по 21 год в Красной Армии...».
Все эти тяжелые годы семья провела на Украине, где мать работала сначала в эвакуационном пункте, а затем в полевом госпитале Красной Армии. В 1922 году семья вернулась с Украины.

1. Проблемы детской литературы: межвузовский сборник. Петрозаводск, 1989, С. 1б3-175,

2. Архив Н. В. Ильиной был тщательно подготовлен к дальнейшей работе с ним ее сыном, кандидатом геолого-минералогических наук А.И.Шмидтом (1930-1986).

3. В семейном архиве Н. В. Ильиной нашлась рукопись, вернее, фрагмент незаконченной автобиографической повести о детстве в годы Гражданской войны.

254

Наташа поступает на двухгодичные педагогические курсы при Опытно-показательной школе Наркомпроса в подмосковном поселке Малаховка. В Малаховской школе собрались чудесные педагоги, которые приобщали молодежь к большой культуре. Там же, в Малаховке, закончив курсы, Наталья Владимировна два года занималась педагогической работой. В 1927 году она перезжает в Орехово-Зуево, преподает на вечерних общеобразовательных курсах русский язык и литературу.
...Первая попытка получить литературное образование — учеба на Высших государственных литерататурных курсах в 1928 — 1929 гг. Профессиональная журналистская работа начинается в 1932 году в Москве в многотиражке «Знамя Трехгорки» при текстильной фабрике «Трехгорная мануфактура».
Газета старалась помочь детям рабочих: участвовала в строительстве детского комбината, в организации детской лесной школы. Все это было важно для фабрики, где работали почти одни женщины. Н. Ильина участвует в организации еженедельной детской странички в многотиражке. Вот эту-то страничку и заметили в редакции «Пионера». Пригласили Ильину к себе, стали давать отдельные задания.
В 1934 году она поступает в недавно открывшийся литературный институт имени Горького при Союзе писателей. Тогда институт был вечерним и Наталья Владимировна продолжает работать в многотиражке.
1934 год оказался тяжелым для семьи Ильиных. Скоропостижно скончался в экспедиции брат Натальи Владимировны, умер отец. Семья из Орехово-Зуева перебирается в Москву.
В апрельском номере «Пионера» за 1935 год напечатан первый авторский материал Н. В. Ильиной — очерк «Московский
Ботанический сад». Наталья Владимировна все больше вхо
дит в жизнь редакции. А там в это время происходят важные события.
«Осень и зима 1935 года для редакции журнала «Пионер» были временем особым, знаменательным, — писала Н.В.Ильина в статье "Из истории детских журналов 20 — 30-х годов». – В редакции в те дни всегда бывало людно и шумно. Чуть не каждый день шли совещания с ребятами, с учителями, с вожатыми, с писателями, с художниками. Коллективно обсуждали рукописи,

255
придумывали профили новых отделов. На столах у редактора и художника громоздились образцы типографской бумаги, эскизы обложек, заголовков, макеты отдельных материалов, выполненных в разных форматах, как будто редакция готовилась отныне выпускать не один, а несколько журналов»3 .
По существу, так и было — журнал подходил к важному рубежу своей истории. «Пионеру» было почти девять лет, когда в 1933 году в редакцию возвратился Беньямин Ивантер. В 20-е годы он начинал в «Пионере» как сотрудник и автор, а теперь возглавил журнал.
В те годы «Пионер» становился все более интересным. В журнале печатались Э. Багрицкий, Н. Олейников, М. Светлов, А. Гайдар, М. Пришвин, С. Григорьев, Л. Кассиль, С. Михалков и др. Многих писателей Б. Ивантер привлекал и к разговору об облике журнала, о его будущем, советовался с ними, задумывая новые номера, отделы, материалы. Очень плодотворным для становления детского журнала было сотрудничество с Б. Житковым.
Наталья Владимировна в интереснейшей статье «Борис Житков — редактор» писала о том, что осенью 1934 года Борис Степанович переехал в Москву и редактор «Пионера» Б. А. Ивантер пригласил его поработать в «Пионере». Житков согласился, но на условиях передачи ему всей полноты верховной власти. Так интересно было сотрудничать с Житковым„ что Ивантер с готовностью пошел на положение ученика и подручного.
«Взгляды Бориса Степановича на литературу, на детей, на особенности детского возраста были всегда действующими ориентирами для редакции. Уважение к детству, понимание сложности и серьезности детских чувств, детских интересов, которое было основой отношения Житкова к искусству для детей, полностью разделялось Ивантером и всей редакцией. Принимая или отвергая какое-либо произведение, редакция проверяла себя мнением Житкова», писала Н. Ильина.
Позже Н. В. Ильина не раз рассказывала об этом времени сотррудникам и коллегам, ведь тогда на «выучку» к Житкову пошел не
только Ивантер, но и весь коллектив редакции, а сама Наталья

Вопросы детской литературы. 1957 год. М.: Детгиз, 1958. С. 54.

256

Владимировна у этих двух блистательных журналистов - Житкова и Ивантера — училась всю жизнь.
В 1936 году «Пионер» становится первым толстым универсальным детским журналом. И Ильина — уже сотрудник редакции — участвует в этой кипучей работе, увлеченная необычайными возможностями нового «Пионера».
С первых лет она работала, можно сказать, на самых острых для журнала направлениях. Цикл «Рассказы орденоносцев» начал в журнале еще Б. Житков. Ильина выступает с несколькими очерками: о знаменитом хирурге Б. Вейсброде, лечившем Ленина, о летчике-испытателе Я. Моисееве, о старейшем машинисте М. Обухове.
Рубрика «Путешествие в века» была характерной для нового «Пионера». Действительно, какой детский журнал в те годы мог позволить себе за короткое время рассказать о Софокле и Эврипиде, Томасе Море и Лоренцо Медичи, Марате и испанском короле Филиппе Втором?.. Большой объем «Пионера» давал редкую возможность открыть читателям сокровища мирового искусства, имена героев мировой истории, их судьбы — великие и трагические. Все в редакции, включая Ивантера, были увлечены этими темами, многие сотрудники выступали как авторы. Ильина только в 1936 году написала четыре очерка: «Трагический поэт», «Лоренцо Медичи Великолепный», «Филипп Второй, король испанский», «Людовик Четырнадцатый».
В том же 1936 году появился на страницах «Пионера» еще один отдел — «Известия Географического общества "Компас». Он просуществовал в «Пионере» несколько лет и был у Н. Ильиной в числе главных и любимых (об этом она рассказывала много лет спустя в статье «Из истории детских журналов 20 — 30-х годов»)
В семейном архиве Натальи Владимировны сохранились воспоминания В. С. и Р. И. Фраерманов о том времени. Валентина Сергеевна в 30-е годы была сотрудником «Пионера», Рувим Исаевич — автором, советчиком и другом журнала. Они писали: «В те далекие, незабываемые годы Наталья Владимировна была еще студенткой Лит. института, ходила в строгом синим платье с белым отложным воротничком, но уже работала в «Пионере» и вела очень интересный и трудный отдел — Географическое общество «Компас». Уже в те годы Наташа умела внимательно

257

наблюдать жизнь, природа подарила ей мужественное сердце, правдивость и подлинную человечность.
Все это очень хорошо уживалось с удивительной способностью Наташи заваливать себя — как говорится — работой сверх головы. Впрочем, эта привычка сохранилась у нее и поныне. Работоспособность ее поражала всех, кто ее знает...».

Номер 11 за 1938 год стал последним подписанным Б. А. Ивантером как ответственным редактором. На первом развороте журнала под заголовком «Сталинская помощь комсомолу» напечатано Постановление У11 Пленума ЦК ВЛКСМ, где сообщается, что «за грубое нарушение внутрикомсомольской демократии», за «потерю бдительности, зажим критики» и еще за многие другие «поступки» секретарей Косарева, Богачева и Пикину снимают с их постов и выводят из состава ЦК. «Пленум избрал первым секретарем ЦК ВЛКСМ тов. Михайлова и секретарями ЦК ВЛКСМ товарищей Захарова, Мишакову, Громова...». Теперь мы знаем, что это было начало разгрома руководства комсомола, а «Пионер» был органом Центрального комитета ВЛКСМ...
О формальных причинах отставки Ивантера (следующий номер он уже не подписал) нам сейчас еще ничего не известно. Как-то в разговоре Наталья Владимировна упомянула, что перед отставкой Ивантер был вызван к Мишаковой.
Так Ивантера «отставили» от «Пионера»...
Сохранились письма Натальи Владимировны к ее давнему другу, редактору Детгиза Г. Эйхлеру. По скупым обмолвкам об изменившейся обстановке в редакции можно судить, как нелегко — во всех отношениях — шла жизнь «Пионера» накануне войны без Б. Ивантера. Вскоре ее назначили заместителем главного редактора, и она чувствовала особую ответственность за журнал. Во многом она винит себя.
«21.03.41. Сейчас все ушли обедать, а я хочу опомниться от этой бестолковщины и суеты... Мне только беспредельно грустно. Особенно когда вспоминаешь, что людей, для которых журнал был делом жизни, от него отстранили...

Рукописный юбилейный номер «Пионера», выпущенный в 1971 г. коллективом редакции, авторами и художниками журнала, посвященный
50-летию работы Н. В. Ильиной на посту главного редактора.


258

...Я встала к окну — и вдруг вспомнила один довольно далекий летний день у того же окна, когда так же стремительно летела мимо нас на город туча... А смотрели на нее тогда четверо: Валя, я, Моля Аскинази и Боб . Окно было раскрыто. Мы сидели, кто на столе, кто на подоконнике, и спорили. О чем? Не помню. О журнале, разумеется. Все подробности запомнились так потому, что они сопровождали оч. большое чувство Я тогда подумала: вот мои близкие, мои друзья и спутники. С ними вместе надо найти свое отношение к жизни, свою правду о ней, свои слова. Этого нельзя найти раз навсегда. Вечно будем искать, ошибаться, находить и снова искать. Будем спорить. <...>
Таких споров теперь в редакции нет. И такого отношения к журналу тоже. Поэтому журнал делается бесперспективно,
а у нас — чувство неудовлетворенности. Повернуть все это, зажечь созидательный огонек — я не в силах...».
Проходит всего четыре месяца, и в августе 1941 года она подписывает первый военный номер «Пионера» как его ответственный редактор. В августе она стала членом ВКП(б)...
Надо ли говорить, что легло на плечи молодого еще журналиста и редактора? Но годы, пройденные рядом с Ивантером, годы учебы у Житкова и других старших коллег, годы активной одухотворенной работы в талантливом коллективе помогли ей взять на себя эту ответственность и нести ее с честью. И можно сказать, что в военное время, несмотря ни на что, были сохранены традиции журнала.
Тяжелой была зима 1941/42 года. По решению руководства «Пионер», как и другие центральные издания, был эвакуирован в Куйбышев. Н. В. Ильиной тоже предстояло выехать туда для обеспечения работы редакции.
Вот строки из письма, помеченного ноябрем 1941 года: “...Из Москвы мне пришлось уехать. Может быть, надо было остаться. Только для этого пришлось бы оставить журнал. Редактору этого не полагается. Казалось, что нужно продолжать свое дело, тем более, что в батальон меня, как и друих женщин, не приняли, да и в райкоме, где я просила послать

Поддубная В. А. — ответственный секретарь, Аскинази. М - художественный редактор, Ивантер Б. А. — редактор «Пионера»

259

на любую оборонную работу, сказали: уезжайте. А все-таки, может быть, журнал — не то, что я должна сейчас делать?
Как найти ответ для себя, настоящий. Очень мне тяжко. Работа такая же, как в мирное время, и чувствуешь, что мало участвуешь в войне, что вся любовь к Родине, — силу которой мы только познаем, вся ненависть к фашизму не переходит полностью в действие. Конечно, все должно идти в содержание журнала — и ох, знаю я значение журнала! — но не оттого ли, что не удается он как следует, оттого ли, что я не пишу сама, а только организую — не знаю отчего! Но только стремление к горячему, вещественному, непосредственному и трудному делу все растет...»
Вопрос о месте издания журнала (да и других тоже, не только «Пионера») все никак не решался. После неоднократных телеграмм Ильиной в ЦК ВЛКСМ ее вызвали в Москву. А здесь уже приступила к работе ответственный секретарь журнала В. А. Поддубная. И зимой 1941 года в Москве продолжал выходить детский журнал.
Работа шла горячо, журнал был «набит» до предела. И тут же в письмах Ильиной — сомнение: не слишком ли перегружен журнал публицистикой? Ссылка на время не спасает. «Нужна повесть». И через какое-то время снова: «Вот повести нет. А как она нужна!» Ребенку нужно помочь эмоционально пережить и ощутить события, которыми полны газеты и журналы, — ему нужно слово писателя, нужны герои, поступки, нужен сюжетный рассказ.
В поисках повести для детей Н. В. Ильина обращается к молодой писательнице Марии Прилежаевой. «Пионер» получает повесть от С. Григорьева, обещает повесть Л. Успенский. Приезжает Н. Тихонов из Ленинграда на несколько дней — Ильина у него с просьбой дать стихи для «Пионера».
Проходит тяжелая зима 1941/42 года, наступает весна. Майский номер «Пионера» за 1942 год посылают на фронт Б. Ивантеру (возможно, посылали и другие номера). Вскоре получили от него письмо-рецензию на этот номер.
А в письме совсем еще юному сотруднику журнала Нине Александровой, тоже из «Пионера» ушедшей на фронт, Б. Ивантер писал:

260

«Милая Ниночка, дорогой мой политрук... Вот я Наташе говорил, что сами они с Валей не понимают, какой огромно важности дело они делают, сохраняя живой огонек в “Пионере" во время этой трудной войны. И как я обрадовался, когда
прочитал в Комсомолке про редколлегию “Пионера", которая может быть даже помогать будет Наташе и уж во всяком случае не будет мешать. Как все это важно, Ниночка...».
Письмо было отправлено 13 июня 1942 года, а меньше чем через месяц — 5 июля — Б. Ивантер погиб. Это была одна из многих горестных вестей, пришедших в «Пионер» в годы войны...
Тонкий «Пионер», так не похожий, казалось бы, на предвоенный, продолжал сохранять традиции литературного журнала. В нем печатались Л. Кассиль, С. Маршак, Ю. Сотник, С. Михалков, Н. Атаров, Р. Фраерман, С. Григорьев, Л. Пантелеев, К. Паустовский, В. Каверин и многие другие. Появились и новые для журнала имена — Л. Соболев, А. Фадеев, А. Платонов А. Твардовский, Ю. Герман, П. Антокольский.
Журнал поддерживал контакт с читателем: в каждом номере много детских писем. Вчерашние читатели сами стали уже фронтовиками: после войны редакция узнает о подвиге Героя Советского Союза Е. К. Лютикова, члена Географического общества «Компас»...
Трудно писать о жизни Н. Ильиной в послевоенные годы. Не осталось ни писем, ни дневников — да и время тогда не располагало к откровенной переписке. В архиве ее доклады, отчеты, обзоры, статьи. И, конечно, номера «Пионера» — за двадцать пять лет: с 1946-го по 1971-й. В них — ее труд, ее талант, ее жизнь.
«Работа — счастье, работа — каторга, работа, захватывающая человека буквально до конца. Так делала журнал и Наталья Владимировна, бережно, задумчиво выпуская из своих рук номер за номером — к людям, к детям», — писал много позже один из учеников и единомышленников Н. Ильиной писатель С. Соловейчик. 6
Вернемся к первым послевоенным годам. В «Пионер» приходят молодые, с фронта возвращаются старые авторы

6. Учительская газета. 1984. 21 июня.

261

сотрудники — Н. Александрова, С. Гарбузов, И. Халтурин, Успенский, Л. Кассиль, О. Верейский, Н. Атаров, художник П Кузьмичев.
Спустя много лет, в 1969 году, Нина Александрова вспоминала:
«Время было сурово к "Пионеру" — в годы Отечественной войны, не успев осуществить свои большие замыслы, погибли многие талантливые писатели и журналисты. Погиб Аркадий Га йдар, погибли сотрудники этой небольшой редакции — Николай Шамет, Илья Рыжов. В танковой атаке был убит главный редактор "Пионера" Б. А. Ивантер. А его наследство в "Пионере" так значительно, что определило не только судьбы многих читателей, журналистов, судьбу самого журнала, но повлияло на все дальнейшее развитие детской литературы...».
И хотя «Пионер» в послевоенные годы был тонким, всего в 32 страницы, читатель мог там найти главы из новых повестей М. Прилежаевой и С. Георгиевской, В. Осеевой и А. Мусатова„ Б. Полевого и В. Катаева, Л. Воронковой и А. Рыбакова. Начал печатать свои рассказы Ю. Сотник. А очерки К. Паустовского о Левитане, К. Чуковского о Репине, Л. Тыняновой о Ермоловой украсили бы и взрослый журнал.
Время было трудным. Известные ждановские Постановления 1946 года по идеологическим вопросам определяли многое и в литературе для детей. Директивные оценки, политические ярлыки, «критические» разносы стали обычными. Многих критиков и писателей просто не печатали. За «ложную романтику и украшательство» «прорабатывались» книги Р. Фраермана “Дальнее плавание» и Л. Кассиля «Великое противостояние».
И все же именно тогда Н. Ильина добивается увеличения объема «Пионера». «Нам нельзя терять то, что было достигнуто и проверено на практике, — пишет она в очередной записке на имя секретаря ЦК ВЛКСМ Н. Михайлова. — У нас уже существовал толстый журнал "Пионер", у него была своя определенная направленность (такого журнала не знала дореволюционная детская литература, нет таких журналов и на Западе), были свои традиции, свой облик. Он сыграл большую роль в формировании советской детской литературы. Его нужно восстановить».
Ильину тогда поддержал А. Фадеев, и с января 1952 года «Пионер» стал выходить на 80 страницах.

262

Думается, в годы, когда многое в нашей культуре разрушалось, этот, казалось бы, небольшой, успех был важным: сохранялась, оберегалась преемственность в развитии “Пионера» — единственного тогда детского литературного журнала.
Для Ильиной, как и для Ивантера, именно «толстый» журнал был завоеванием нашей журналистики для детей: объем позволял решать большие литературные и мировоззренческие задачи. Восстановление объема в начале 50-х годов было необходимо для продолжения этих традиций.
После ХХ съезда КПСС растет семья детских журналов. Появляются восстановленные «Костер» и «Юный натуралист» начинают выходить «Юный техник» и «Веселые картинки».
И, наверное, не случайно Ильина в это время пишет большую работу по истории детских журналов, восстанавливая атмосферу творческих поисков 30-х годов, рассказывая о замечательной школе советской детской журналистики, свободной от догм и регламентаций. Статья «Из истории детских журналов 20 — 30-х годов» была опубликована в сборнике «Вопросы детской литературы. 1957 год». Без нее теперь не обходится ни один исследователь детской журналистики.
Многое начинало меняться в те годы в жизни, в школе, в литературе, в пионерской организации. В «Пионер» приходят молодые писатели: А. Мошковский, М. Бременер, Р. Погодин, В. Железников, Ю. Качаев, несколько позже — В. Крапивин, А. Лиханов и другие. Романтический гражданский настрой, внимание к внутреннему миру ребенка и одновременно знание школьных и житейских будней отличало повести и рассказы молодых — при всем их творческом разнообразии. Свои краски — сказочные, юмористические, лирические — внесли в тему современного детства В. Медведев, Г. Снегирев, В. Драгунский.
В своей незавершенной работе «Послевоенные годы» (написана совместно с В. А. Поддубной) Ильина писала, что в 50-60-е годы «пионерская тема была представлена в литературном отделе журнала широко и разнообразно и в тематическом отношении и жанровом — вопросы решаются и в серьезном психологическом ключе, и в приключенческом, и в юмористическом...».
Писательское слово — яркое, образное, эмоциональное — обогащало и публицистику. Рождались очерки Ю. Сотника

263

Н. Александровой, Ф. Вигдоровой, Ю. Нейман, А. Мошковского, Л. Матвеевой, Ю. Качаева, Е. Рубцовой.
Живее, раскованнее становился и сам тон прямого публицистического разговора с читателем. В «Пионере» всегда изгонялись фальшь, назидательность. В статьях и очерках ценили хороший язык, свободную интонацию, вкус к игре, шутке. В конце 50-х годов эту традицию подхватывает молодой журналист С. Соловейчик. Стремясь помочь пионерам в их отрядных делах, он ищет доходчивую форму непосредственного разговора с ними. В его острых, лаконичных деловых материалах всегда звучали детские голоса. Звучали как равные в товарищеском споре с «вожатым Симой Соловьевым», в беседах, дискуссиях, играх, соревнованиях.
Но и в те годы бывали нелегкие ситуации. Подверглась суровой критике комедия Сотника «Старая керосинка» («Пионер», 1959, №3). В этой пьесе средствами гротеска — жанра, редкого в детской литературе — писатель высмеивал трусость, боязнь быть самим собой, стремление подладиться под чужое мнение. Но это восприняли как карикатуру на советских детей, и писатель был выведен из редколлегии журнала.
Некоторое время спустя в «Пионере» была напечатана статья Б. Сарнова (бывшего одно время заведующим отделом прозы) о творчестве Ю. Сотника, о праве и обязанности писателя показывать своих маленьких героев во всей их сложности. «Для Сотника, — пишет Сарнов, - детство не только не "болезнь". Это драгоценный дар. И он настойчиво, горячо, убежденно утверждает своими рассказами право детей быть детьми — такими, какие они есть: озорными, буйными, заряженными необыкновенной энергией, вечно готовыми на самые неожиданные выходки...”
Осенью 1962 года на страницах «Пионера» выступил журнал Польских харцеров «Пломык» - это был первый опыт совместной работы с журналами социалистических стран. Одновременно состоялся выпуск «Пионера» в польском журнале. В течение ряда лет такой обмен номерами был осуществлен с болгарским «Пламче», югославским «Змаем» и другими журналами.

Пионер. 1964. № 6. С. 50.

264

«Мы многому научились друг у друга, — говорила Ильина на международном семинаре редакторов детских демократических газет и журналов, — и в содержании материалов, в их подаче, в оформлении и верстке, — и это большая радость. Я думаю, надо как можно шире практиковать сотрудничество...».
В 1962 году Н. В. Ильина была награждена третьей правительственной наградой, орденом Ленина.
Немного спустя, когда отмечалось 50-летие Октябрьской революции, в редакции собрались разные поколения «пионерцев». Атмосфера была дружеская, неофициальная, вспоминали прошлые годы, знакомились с молодежью.
«Наверно, очень уж точно и сильно был задан курс с самого начала, — говорила Ильина на этой встрече, вспоминая историю журнала, — с первых номеров, с первых лет, когда на страницах "Пионера" беседовали с детьми Н. К. Крупская, М. И. Калинин, Н. И. Подвойский, Ем. Ярославский, находя для этого время в самых трудных, самых сложных обстоятельствах жизни нашего государства».
Да, жизнь журнала всегда была связана с жизнью страны. Какими бы суровыми и драматичными ни были времена, журнал разделял их вместе со всеми. Точный и сильный курс, заданный «с самого начала, с первых номеров», помогал журналу держаться достойно в трудные времена, не впадая в крикливый агитационный тон, фальшивый пафос, суетливое исполнительство. Помогали этому и неброская стойкость главного редактора, ее интеллигентность, внутреннее достоинство, верность себе...
В 60-е годы растет авторитет журнала. Напечататься в «Пионере», по словам многих, было трудно и почетно. Н. Ильина все больше бывает загружена организационной и редакторской работой, связанной не только с «Пионером».
Снова и снова говорит она в своих выступлениях и статьях о проблемах детских журналов, настаивает на восстановлении «Юного художника» и «Затейника», на возвращении «Пионеру» и «Костру» довоенного объема, на увеличении скромного гонорарного фонда, штатов, тиражей детских журналов. Патриот детской журналистики, она убеждена, что читателям необходимо все разнообразие детских периодических изданий, что круг наших журналов — это своеобразный институт воспитания детей.

265

В детском журнале всегда должны быть образцы высокой литературы — именно этим продиктована публикация стихов А. Ахматовой («Пионер», 1968, №4), О. Мандельштама («Пионер» 1966, № 8). Вообще все новое, лучшее, молодое должно быть в детском журнале — так издавна считали в «Пионере». И в 1956 году мы видим в детском журнале одну из ранних публикаций Б. Слуцкого, несколько позже — рассказ Ю. Казакова, песню Б. Окуджавы, сценарий М. Шатрова и др.
Вот что рассказывает об этом времени писательница Л. Матвеева, для которой — по ее словам — Ильина была редактором, учителем, другом:
«На одной из планерок она спросила:
— Вот статья об Анне Ахматовой. Как вы думаете, будем давать?
Она спрашивает у всех, но даже самые непроницательные знают, ответ предполагается в этом случае один: будем. А годы такие, что за Ахматову не похвалят.
— Наталья Владимировна, не похвалят же, — это мягко сказал самый осторожный.
— Ну, — она чуть сердится, что высказаны вслух ее собственные сомнения, — значит, получу еще один выговор. А детям надо знать, кто такая Анна Ахматова? Или не надо? — взгляд-щелчок. Был у нее и такой.
Юлия Нейман, писавшая в Пионере под псевдонимом Ю. Новикова, была и в те времена прекрасным поэтом, но мало кто об этом знал: известность пришла к ней много лет спустя. Это она написала ту прекрасную статью об Анне Андреевне Ахматовой. И "Пионер" опубликовал ее. Как же детям расти, не зная большого поэта?».
Как и следовало ожидать, после публикации об Ахматовой Н. Ильиной пришлось давать объяснения. Не была одобрена и публикация сказки «Немухинские музыканты» «опального» в те годы В. Каверина (1970). В. Каверин был выведен из состава редколлегии.

Л.Матвеева. Силы на улыбку. Детская литература, 1986. М: Дет. Литература, 1986, стр. 155

266

В конце 60-х годов меняется внешний вид «Пионера» - он становится цветным и выглядит более современным, нарядным.
Художники Ф. Лемкуль, П. Багин, В. Чижиков, В. Перцев, Б. Каштымов, Е. Медведев, С. Трофимов, Н. Доброхотова, А. Вовикова и другие как бы соперничали друг с другом в той щедрости, с какой работали для журнала. Немало сделала для того и новый художественный редактор С. Сахарова. Но поиск контактов с современным читателем, конечно, не ограничивался вопросами оформления. Поиски новых форм идут и в отделе публицистики, и в школьно-пионерском, и в отделе детскского творчества, и в других отделах.
Активными помощниками и единомышленниками Н. Ильиной в этой большой работе были и Е. Л. Коваленко, ответственный секретарь редакции, и В. Ф. Матвеев, заместитель главного редактора, и другие сотрудники. Отметим здесь одно из направлений поисков. Н. Ильина не раз повторяла, что для детей о биологии, скажем, или о стихах надо писать так, чтобы это было захватывающе интересно и тому, кто ни биологией, ни стихами особенно не интересуется. Один из путей к таким обще-интересным публикациям — стремление к беллетристичности познавательных материалов, очерков и статей по истории, искусству, литературе, науке. В таких материалах важны и сюжет, и герой, и драматизм повествования. Конечно, далеко не всегда это удавалось «Пионеру», но было в те годы и много интересных находок.
К удачам можно отнести публикации Е. Рубцовой и Ю. Новиковой, такие серии как «Рассказы о литературе» Б. Сарнова и С. Рассадина, «Учение с увлечением» и «Сколько лет школе" С. Соловейчика, «Рассказы о театре» И. Уваровой, «О чем пишут взрослые газеты» (раздел вела Н. Александрова), «Академия домашних волшебников» С. Сахаровой, «Как это делается" (Ю. Крутогоров и др. авторы). Список можно продолжить но очевидно, что традиционный для «Пионера» широкий разговор о культуре, о разных видах искусства, о том, что нас окружает, получил в те годы новое интересное развитие. Конечно, помогало и то, что среди авторов были и старые «пионерцы». А когда они пришли в журнал в свои зрелые годы — они принесли зрелость и удачу и жанру познавательного чтения.

267

Ильина не перестает подчеркивать, что главное и первое слово в журнале — писательское. Она рассказывала: «...вспоминается обеденный стол в квартире Фраермана, где собирались под громадной лампой Гроссман, Паустовский, Роскин. Это была колоссальная помощь писателей журналу — вещь, без которой прожить невозможно, абсолютно невозможно. Все-таки для журнала и газеты, наверное, самое главное — это писатель, его слово, его подход. Учителем редактора — даже если редактор помогает ему определиться — является писатель. Это очень слитный процесс...».
Как праздник учила Ильина воспринимать каждый приход писателя в редакцию. Это была вера в силу таланта и нравственной позиции писателя, в их воспитывающее значение и для читателя, и для коллектива редакции. Но такое возможно, конечно, когда журнал делает коллектив единомышленников, какой ей и удавалось сплачивать из людей, преданных делу детской литературы. За многие десятилетия немало замечательных писателей, художников, редакторов, журналистов прошли через школу «Пионера», отдав ему свой талант, увлеченность, умение, — здесь названы далеко не все. Н. Ильина считала, что «талант и труд не пропадают», остаются в общем опыте работы, в традициях, в отношении к читателю, в редакционной атмосфере. Талант и труд, душа самой Натальи Владимировны остались в истории «Пионера», в истории детской журналистики, в творчестве тех, кто учился у нее работать.
«Я знаю,— писал ей Александр Шаров в конце 1970 года,— что сказки мои были одной из гирь, утяжелявших Вам самоотверженный и прекрасный труд. Но печататься в Вашем “Пионере", как и в старом "Новом мире", было для меня счастьем. Как бы ни сложилась судьба журнала, Вы никогда ни на минуту не должны забывать, что многие поколения ребят от номера к номеру становились человечнее, добрее, разумнее. Другой большой радости человеку не дано...».

9 Стенограмма выступления в Центральном Доме журналиста 22 мар-
та 1968 года.

Заодно задумалась: какую роль играл «Пионер» в моей пионерской жизни? Увы, никакой. Или вот, например, мама вступила в пионерский отряд году в 32. Любила об этом рассказывать: эта организация никак не была привязана к школе, и можно было встать на уроке, заявить: у нас сбор, или тир, или поход. Тир был на самом деле, мама неплохо стреляла. Был летний лагерь с палатками. Вот мне казалось, что точно была фотография этой палатки с девочками, но наверно потерялась. Еще они устраивали антирелигиозные мероприятия: писали бумажки «Религия яд, береги ребят», наклеивали на пивные бутылки в буфете и бесплатно смотрели кино.

Untitled-1.jpg
Фото отца в пионерской форме нашлось. Но ни от мамы, ни от обеих бабушек ни разу не слышала о «Пионере».
Мамина мама, наверно, считала журнал пропагандой — отчасти ведь так и было. Сама она душой пребывала в Серебряном веке, в Твери у нее был салон, и после всех испытаний Гумилев, Ахматова, Пастернак всегда оставались с ней. И у нее, и у мамы цитаты слетали с языка то и дело... «Тишина — ты лучшее, Из того, что слышал...» (во время коммунального выяснения отношений).
Первый номер «Пионера» как-то оказался у нас году в 48 примерно... случайно, может принес кто-нб. Очень хорошо его помню: там был рассказ про Александра Македонского (вот только сегодня помянули в коментах, куда ж без него!) и Букефала, про спартанского мальчика и еще что-то такое греческое... а еще там был страшно грустный рассказ про девушку, лет наверно 16, она жила с братом-школьником, они были сироты, она работала на фабрике, накопила денег и сшила себе крепдешиновое платье... серенькое...

А ведь этот номер можно найти, если не полениться. Есть же архив — скачивай все подряд.
Tags: Ильина Н.В., Наталья Владимировна Ильина, Пионер, журнал "Пионер", история
Subscribe

  • просто так

    Что называется, заказали. По поводу Минкина с его наездом на Онегина немножко потолковали дома про Пушкина, я вспомнила, что читала в детстве…

  • просто так

    Нет, я все-таки выскажусь! Не могу молчать, прямо как Лев Толстой! Журналист А.Минкин написал большую книгу о Пушкине. Казалось бы, какое мне дело,…

  • вот такое кино...

    Публикация burrru напомнила мне любимую книгу (а вечером еще рассказали про мировой скандал с какими-то стихами и переводом, который дали не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment