gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:

Журнал «Пионер»

В художественную редакцию к Павлу Ивановичу Кузьмичеву меня привел Сережа Артамонов. Можно было прийти и «с улицы», тем более вход в Дом Правды был свободный, пропуска ввели много позже, но по знакомству как-то надежней казалось. Для этого нас общие друзья и познакомили.
Прошу прощения, не могу вспомнить, или не знала, отчества многих знакомых; буду называть, как тогда. Сережа, насколько помню, заведовал прозой — самая важная и ответственная доля журнала. Был он человек ироничный, язвительный, чем-то как будто недовольный, обиженный. Не ко всем сотрудникам был расположен. При этом нес обязанность местного юмориста — сочинял поздравления с днем рождения дамам, иногда в стихах; писал смешные стихи за подписью «Антон Загогулин», так они и назывались — загогули. Придумывал сценарии комиксов, на разворот, о приключениях персонажей Смехотрона и Полиглота. «Смехотрон и Полиглот попадают в переплет». Очень все это не любил.
Пионер 19.jpg
Он, возможно, считал себя писателем, ко многим текстам в журнале относился критически. Что делать, журнал не может жить на одних шедеврах! В то время, в 50-х — 60-х, в литературу входило поколение «детей войны», о военном детстве они и писали. Эта проза всегда волновала. Серёжа написал свою повесть, в чем-то наверно о себе, которую в журнале напечатать было явно невозможно.
В том отрывке, который он давал друзьям, мальчик, живший с матерью, как сын погибшего воина, получает путевку в лагерь повышенного уровня. Мама счастлива. Старается приодеть сына. Получив по ордеру пресловутые дамские теплые сиреневые панталоны, преподносит ему, как шикарные бриджи, и еще вышивает черной ниткой на животе фамилию...
Мальчик бегает, марширует и стоит строем с ребятами в американских шортах. Сосед по палате совершенно чистосердечно предлагает ему свои запасные. Он отказывается...
(Если герой немного сам автор, у него еще комплекс маленького роста. Артамонов был невысокий, худощавый, похож на цыгана).
Вожатый отряда совершенная дубина, пожрать-поспать, подопечные козлы и бараны, мечта у него — дожить до ста лет. Средство воспитания — шелбаны. Дальше на героя должны рушиться неприятности... эпизод, не включенный в текст (все-таки надеялся на публикацию): мелкого, бедного, не спортивного мальчишку вызывают в кабинет директора. Там еще и другие огромные взрослые...
В первом варианте, устном, мальчик описался...
Нашла вот в инете отрывок. Б.Сарнов рассказывает, как Н.В. «решительно отказалась» печатать рассказ, в котором он, Сарнов, почувствовал боль, кольнувшую в самое сердце... Мотивировала так: «Есть литература для детей, а есть литература о детях. Этот рассказ действительно талантлив, но он не для детей, а для взрослых, хотя герой его — ребенок». …. Рассказ говорил о хрупкости, уязвимости, незащищенности детского сознания. О неприятии этим сознанием законов холодного, жестокого мира взрослых...
Может быть, и правда не стоило навязывать детям-читателям груз унижений, стыда, обид, которые они неизбежно переживали сами? «Над пропастью во ржи» еще когда издадут, и не у нас, и не для детей.
С чем Артамонов решительно не мог согласиться, хотя приходилось, это с темой «детей-героев», очень тогда актуальной и частой. «Детский героизм — это подлость взрослых», говорил он. «Дети не понимают страха, и взрослые за ними прячутся».
К благородной миссии журнала он относился скептически: «интересно бы узнать, какой процент наших читателей станет бандитами». А правда интересно. Не все бандиты в детстве особенно читали, но если уж читали, наверняка журнал «Пионер».

Занятная он был личность, Сережа Артамонов. Если он жив, то сейчас живет в Париже. Кажется, в конце 90-х приезжал в Москву, устроил выставку своих резных деревянных икон, очень тонкой работы, глубоких, с ажурными деталями. Не знаю, удалось ли ему что-нб продать. Книгу свою он там конечно издал, всего делов-то, а толку? Сейчас кто хочет может издать. Может, еще что-то написал, издал.
Был он страшный барахольщик. В то время в Москве сносили во множестве старые двухэтажные домики... или одноэтажные. «Когда Москва пошла на слом, за садом сад, за домом дом...» из его стихотворения. Он писал очень неплохие стихи, а по домишкам ходил, отыскивал всякие дверные ручки, задвижки, брошенные шкафчики-полочки. В одном доме содрал со стены примерно квадратный метр тисненой кожи, с позолоченными рельефными львами, из тех самых «позолота сотрется, свиная кожа остается». Иконы конечно тоже собирал. Не знаю, удалось ему вывезти свои сокровища? Наверно. И еще черный стол павловского ампира, он его купил у нашей тетки. Про этот стол целая история, может в другом месте...
Tags: Наталья Владимировна Ильина, дети, журнал "Пионер", литература
Subscribe

  • вот такое кино...

    Жизнь продолжается, роман (детский фантастический) продолжается, но почему-то уходит в другой стереотипный сюжет - в детский детектив, советский…

  • Вот такое кино...

    Если кино про Медведя кому-нб понравилось, остальные серии он может посмотреть здесь: Услышал я это. И сердце мое звериное будто пронткнули острой…

  • Вот такое кино...

    Ах, какое это печальное кино! Какая печальная сказка! Он идет к людям, к родичам (мы с вами одной крови...). Иногда он предок, родоначальник людей.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments