gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Category:

Мой Блок (не БлоГ, а БлоК)

Вчера, уже к полуночи, позвонил Танин внук (вообще они у нас общие) с вопросом о Блоке. У них занятие на эту тему, и он уже прослушал несколько лекций Быкова, но все же ему не совсем ясно — (можно не продолжать) откуда взялся Христос. Что у парня на уме? он собирается в мультипликаторы, а в этой работе масса чисто ручного нудного труда, учится в лицее, рисует целыми днями, и мог бы не вникать в уроки литературы. Но ему интересно. Я тоже прочла Быкова в «Дилетанте», и мы так хорошо, так подробно обо всем поговорили...
Проблема за время моей жизни вывернулась наизнанку. Когда-то приходилось так уж и быть извинять Блоку идеологическую отсталость. Взял вот и впихнул перед триумфальным шествием революции бледный призрак не до конца изжитой (им в себе) религии. Теперь - как это Спаситель возглавляет банду уголовников-большевиков. И возглавляет ли? Есть версия, что они его конвоируют. Или преследуют. Словом, как это могло совместиться в одном тексте, на тех же страницах?
Сошлись на том, что Блок ТАК ВИДЕЛ или вернее так истолковал свое видение, поскольку с интерпретацией у визионеров бывают накладки. Не мог же он не знать, что его «Исус Христос» в белом венчике из явно бумажных цветов какой-то сусальный, мещанский? Как-то он возник из «пламенных далей», из «сине-розового тумана»...
«Пушкинский дом» конечно припомнили.
Имя Пушкинского Дома
В Академии наук!
Звук понятный и знакомый,
Не пустой для сердца звук!

Это - звоны ледохода
На торжественной реке,
Перекличка парохода
С пароходом вдалеке,

Это - древний Сфинкс, глядящий
Вслед медлительной волне,
Всадник бронзовый, летящий
На недвижном скакуне.

Наши страстные печали
Над таинственной Невой,
Как мы черный день встречали
Белой ночью огневой.

Что за пламенные дали
Открывала нам река!
Но не эти дни мы звали,
А грядущие века.

Пропуская дней гнетущих
Кратковременный обман,
Прозревали дней грядущих
Сине-розовый туман.

Пушкин! Тайную свободу
Пели мы вослед тебе!
Дай нам руку в непогоду,
Помоги в немой борьбе!

Не твоих ли звуков сладость
Вдохновляла в те года?
Не твоя ли, Пушкин, радость
Окрыляла нас тогда?

Вот зачем такой знакомый
И родной для сердца звук
Имя Пушкинского Дома
В Академии наук.

Вот зачем, в часы заката
Уходя в ночную тьму,
С белой площади Сената
Тихо кланяюсь ему.
У других это «солнечный край непочатый» «там, за горами горя»...

Про «моего Блока» могу рассказать с упоминанием дат и адресов (имен и паролей). Литературу начала XX века мы проходили, должно быть, в 53-54 году. И наша обожаемая Клава (она прекрасно, зажигательно преподавала литературу) вдруг разразилась по поводу символистов: что за бессмысленную чушь они сочиняли? И прочла:
В голубой далекой спаленке
Твой ребенок опочил
Тихо вышел карлик маленький
И часы остановил...

И открыла мне дверцу в поэзию... а мы уже тогда немного уже знали Ахматову, Пастернака, Гумилева, может и «Незнакомку» взрослые прочли...

Летом 56 года, точнее в конце июня, нас, первый курс, отправляли в колхоз, мы собрались в большом холле МГУ на Ленгорах. Там, в книжном киоске, лежал на прилавке синий толстый том... наверно, я его почти весь прочла еще в автобусе.
Хорошо, понятно, восемнадцатилетняя дура и должна была бредить царевнами и принцессами, снежными масками, оснеженными колоннами, вздыхающим веслом и соловьиным садом. Но откуда общее преклонение современников, и не одних курсисток? Те поэты, у которых стихи, честно говоря, интереснее, Мандельштам, Цветаева, молодой Маяковский — они его видели существом как будто из другой материи, стихи его читали как будто не на бумаге, а так, в эфире... в сине-розовом тумане...
Да, о тумане, кстати. Так совпало, что я только что перечитала от корки до корки первый том издания 60 года. Очень странное чтение. Отдельные стихи практически не отличаются. Все про что-то неясное, про нечто и туманну дань, про томный бред души и трав неясный запах, причем травы тоже чисто символические. Очень скудный словарь, рифмы «мое — Твое», остальные глагольные. Музыка во сне, как из этого сделать что-то годное к употреблению? Мерцающий серебристый туман, в нем возникают сгустки, как планеты и звезды во Вселенной... и вдруг вспомнила «Ежика в тумане». Как же, кумир моего внука, он к нему на мастер-классы ходит.
Tags: поэзия
Subscribe

  • просто так

    Слушала (по Эху) очередной "спор о загадочной планете". Вообще так называлась нашумевшая книга Биленкина, и конечно это была Земля. Нет,…

  • просто так

    Лучше быть нужным, чем свободным - кто бы спорил, но вот кому нужным? Поглядишь по сторонам - и нет никого... Крикнул - а в ответ тишина. Ну хотя бы…

  • лытдыбр

    Возникла вчера неизбежная необходимость разобраться наконец окончательно, почему я люблю Джойса и не люблю Пруста. Ну во-первых, Джойс не сыр рокфор,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • просто так

    Слушала (по Эху) очередной "спор о загадочной планете". Вообще так называлась нашумевшая книга Биленкина, и конечно это была Земля. Нет,…

  • просто так

    Лучше быть нужным, чем свободным - кто бы спорил, но вот кому нужным? Поглядишь по сторонам - и нет никого... Крикнул - а в ответ тишина. Ну хотя бы…

  • лытдыбр

    Возникла вчера неизбежная необходимость разобраться наконец окончательно, почему я люблю Джойса и не люблю Пруста. Ну во-первых, Джойс не сыр рокфор,…