gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Category:

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗАПАД

Лейтенант (или как он называется) моментально берет ситуацию в руки. Строго пресекает попытку догнать беглеца: след в папоротниках заметен, но сейчас не до этого. Свирепые псы-волкодавы готовы броситься по следу, но взвизгивают и подвывают, словно подняли волка... оборотень? Но веревки-то не растерзаны, аккуратно разрезаны очень острым ножом...
Задание — доставить римлян в Реймс. Будем продвигаться прежним курсом, места относительно людные, найдем других проводников. Солнце встало, ориентируемся, движемся на юго-запад. Быстрее, гроза надвигается.
Ехать приходится не столько по солнцу, сколько по возможности. Здесь слегка скосили, здесь повернули, здесь надо объехать бурелом... единственный сколько-нб проходимый путь приводит, как и следовало ожидать, к жилью. К небольшому хутору из полудюжины домов с возделанными клочками земли, загонами и амбарами. Поселок пуст...

хуторок.jpg
На мгновение дисциплина перестает действовать, уступая инстинкту: жилье?! - разграбить и сжечь! Должно быть, первый сбежавший проводник — отсюда, он предупредил соседей, они сбежали в лес, поспешно, многое оставили... Хлебы на полке, колбасы в чулане, одежда на крючках. Есть еще сундуки! Нельзя допустить, чтобы отряд рассеялся во дворах, могут быть засады, римляне сбегут...
Несчастных римлян уже откровенно воспринимают как пленных.
Командир орет, выхватывает меч. Поздно, где-то уже к небу взвивается язык пламени. Где-то за лесом глухо ворчит гром. Оставив на посту возле пленных трех не потерявших голову старых воинов, он устремляется в проулок между сараями. Его угрозы (помните «Попытку к бегству»?) звучат на уровне ультразвука. Застигнутому грабителю он сносит голову, второму отрубает руку. Остальные спешат покинуть сады-огороды, побросав добычу, собираются на опушке, смотрят на начальника, вжав голову в плечи. Пожар охватывает ветхие постройки, кони дрожат от возбуждения... громовой раскат, дождя еще нет, но вот-вот... мрак сгущается...
Огромная молния ударяет, кажется, прямо в сбившуюся группу всадников. Вспышка всех ослепила, гром оглушил. Не успевает небесный грохот укатиться за горизонт — оттуда, со стороны, доползает страшный звериный рык. Рев оскорбленного и разъяренного медведя...
Не знающие страха волкодавы припадают к земле...

Все видавшие боевые кони теряют рассудок. Теперь всадник может свернуть лошади шею поводьями или оторвать удилами нижнюю челюсть, но не удержать.
Ответный рёв, мощнее и ближе, доносится с другой стороны.

Командир понимает: все погибло, он погиб. Для владыки извиняющих обстоятельств не существует. Он — мертвец. Но последний долг он может исполнить. Он убьет вверенных ему послов.

Щас объясню, что происходит. В темном лесе, в залесью... Бродят тут три различных сообщества, вооруженных и очень опасных: викинги, братья королевы Гудрун, со дружинники; самое многочисленное и разнообразное — посольство султана Бейбарса во главе с китайским военачальником (и с Лионелем), и отряд гуннов, якобы сопровождающим, а на деле конвоирующим византийцев. С ними происходят серьезные неприятности, на их коней напал панический ужас, типа амок, они мечутся, ломают ноги, ломают шеи себе и всадникам. Между римляне стоят в стороне на возвышении, как стояли. Почему их лошади не взбесились? Не испугались грома и молнии? Ну, они же не носились между пылающих овинов. Притом бесспорный их авторитет, Мерани, полностью доверяет своему господину; тот спокоен, что же волноваться? Амиран только слегка подобрал поводья, и его скакун принял стойку «пьедестал героя». Заглядишься!
Да, еще по лесу бродит разведчик-одиночка, Аллардайс. Это он освободил связанного проводника и вывел его на тропу, неизвестную даже туземцам (он и к римлянам подобрался, слышал их разговор, но вмещаться и предложить помощь не нашел возможным. Потом, в другой раз). Первый же проводник сбежал именно в этот небольшой поселок, откуда сам родом, и убедил жителей скрываться в укрепленном поместье феодала. Феодал, разумеется, Беорн.

Арденнский старожил успел уже получить письмо от Гудрун. Она поручала его заботам группу лиц (число не указала), судьбой которых озабочена и просит оказать им всякую любезность; ну и передать руническую записку братьям — они тоже вот-вот прибудут. Хозяин нахмурился. На братьев королевы он затаил обиду; затаил ли нежное чувство к ней самой... разве что очень глубоко. Принимать у себя целую толпу иностранцев — дело почетное, кладовые полны, слава богам, и новости послушать возле очага любопытно. Где они, эти иностранцы? Накинув поверх жилета из овчины красную мантию, Беорн, опираясь на копье, идет встречать непрошеных гостей.
Между тем Сардар отправил своих подчиненных выбрать подходящее место для пастьбы, водопоя и ночевки, и разумеется вперед умчались Лионель и Бахрам, с ними Айганым и звери. Медведь наслаждался каждым шагом, каждым прыжком, каждым вдохом. Лев, если помните, он ведь происходил из той же среды, того же ландшафта, эпохи раннего и среднего палеолита, где формировалось человечество (а пещерные львы и медведи вымирали, увы), из той же лесной стихии. Зверей успели хорошо воспитать, они понимали, что в одних местах можно охотиться на крупных копытных, а в других нельзя. Поэтому их отпускали бегать, где хотят, и они взбегали на склоны, спускались к шумящим ручьям, продирались сквозь неприступные чащи.
Сардар предполагал убедиться, что отряд хорошо устроен (включая албанцев, не забыли про албанцев?) и вернуться к воротам поместья с приличной свитой и переводчиком, чтобы засвидетельствовать уважение другу великой королевы. Было раннее утро, он находился в пути, когда Беорн вышел из ворот, зевнул, потянулся, взглянул ненароком на вековой дуб у входа... и увидел рваную кору со следами когтей выше того места, где сам когда-то оставил отметку.
Мирный помещик обернулся огромным медведем и взревел от ярости. Без всякого участия разума и воли. Природа требовала этого! И тут же грянул гром...
Раскаты не успели еще прокатится вдали, как пришел ответ. Могучий тяжелый бархатный бас увещал: не враг я тебе, хозяин этих угодий, я случайный путник, скиталец, нам нечего делить, я не трону твоих рогатых, даже если голоден...

Беорн вернулся в человеческое тело, сам не понимая, как в нем проснулся оборотень. Надо все же управлять собой, думал он. Неловкость может выйти.
Мы остановились на том, что гунн-военачальник, растеряв отряд, решает на всякий случай перебить почти безоружных ромеев, и напрягает лук...
Tags: Амиран, Арденнский лес, гунны, коллажи, медведь, пещерный медведь, роман
Subscribe

  • лытдыбр

    Весна Света наступила именно сегодня, 1 февраля, "Февральская синева" и особый, весенний запах нового утреннего снега. Сейчас все опять затянуло и…

  • просто так

    Я спросил Басё: Как вам мой букет, сэнсей? Правда, чистый дзен? - В нем недостает Простоты и пустоты... Черт. Не угодил!

  • лытдыбр

    Гермиона Грейнджер на изоляции

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments