gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Category:

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

«36 лошадей и громовые раскаты...» - так рекламировали оперу Сальери «Признанная Европа», написанную для восставшего из обгорелых руин театра Ла Скала. Прекрасная опера, только ее очень редко ставили. Явный перебор с лошадьми, и притом слишком много виртуозных партий. Но какое название для главы!

36 лошадей в караване, пробирающемся сквозь Арденнский лес. Генерал Се взял только самых незаменимых людей и самое необходимое имущество для перехода сквозь чуждую стихию — лес... Большие колесные кибитки, походные юрты и шатры, кухни, сундуки, стадо баранов и табун коней пришлось оставить на посольском подворье под ручательство королевы Гудрун. Приходится доверять, что поделаешь. Но жену и детей он не стал уговаривать остаться. Кто знает, где будет опасней? Лучше уж вместе... и разговор с Лионелем не возобновил — о том, где у мальчика свои, по какую сторону фронта. Вот там, на фронте, и будет время разобраться.

сонная лощина и Уоллох.jpg
Вот и пробирается малое кочевье по еле заметным тропам, проложенным то медведем, то зубром, то стадом пестрых олених с телятками... впереди — два местных проводника. То и дело останавливаются, советуются. Звери ходят на пастбище и на водопой, надо с одной тропы выбираться на другую, чтобы ехать в нужном направлении.
За ними мудрый Сардар на статном, тоже умудренном годами сивом жеребце. За ним Шолпан, байбиче, в юности отчаянная наездница, но теперь что уж, перед кем похваляться. Едет на крепкой послушной саврасой кобыле. За ней шалунья, плясунья, певунья Айганым на бесценном рыжем текинце; кажется, на канате спляшут и сквозь кольцо проскочат вдвоем.
Поближе к хозяину и хозяйке старается держаться поэт и философ Бао Чжао на стареньком чубаром иноходце.
Дальше побратимы Бахрам и Лугайд на своих прославленных, что уж про них говорить. А звери Лионеля? Бегут рядом, почти всегда незримо, за пышными папоротниками, сквозь цветущие заросли ежевики. Слушают, нюхают... и почти пьяны от запахов и шорохов. Приходится их окликать, подзывать... звери все-таки...
И так же, то и дело исчезая в чащобе, скрываясь и появляясь, бежит неандерталец Уолох. Словно рыбу наконец бросили в реку... Кроманьонец Бабр держится заправским наездником на своем отлично выезженном гнедом.
И наши три мушкетера, три богатыря, Новзер, Батрадз и Шакра. Под каждым скакун, достойный императора — если найдется император, достойный такого скакуна.

Тут значительно меньше 36 голов, но у каждого героя есть заводной конь, несколько лошадей под вьюками, несколько младших воинов верхами, три служанки...
Будут и громовые раскаты со временем. Сейчас ранний вечер четвертого дня похода; проводники ищут поворот к Сонной Лощине. Один из них особо заинтересован: ему поручена чурочка с нарезанными рунами от королевы к братьям. За доставку будет щедрая награда. В то же время Посланник не так уж торопится в навестить обладателя бесконечных зарослей. С какой стати тот им обрадуется? Не лучше ли, придерживаясь правильного направления, находить удобное место для ночлега, отдыхать под надежной охраной, охотиться для разнообразия — вон опять Батрадз с Бахрамом сорвались, оленя или лося углядели... пусть потешатся. Не застрелят — и ладно, припасов хватает. Не хватит — пошлем завалить зубра...

Проводники внезапно останавливаются. Перед ними низкорослый, но коренастый, вооруженный до зубов мужик. Бежать и не думает. Позади него в кустах топочут и хрюкают свиньи. Здоровенный кабан, мрачно глядя исподлобья, перегораживает тропу.
- На четыре пальца жира твоему скоту, человече, - вежливо приветствует ухмыляющегося мужлана старший проводник. - Своих пасешь, или хозяйских?
- Господские хрюшки-то, - отвечает свинопас. По сторонам от него бесшумно возникают две здоровенные косматые собаки. Не лают, ждут молча; прикажи хозяин — так же молча кинутся рвать в клочья.
- Как звать-величать господина? - спрашивает проводник.
- Один у нас тут только и есть, Беорн Хрыфрыбрумссон, - скалится мужлан. - Владетель Сонной Лощины. О других не слыхано, неоткуда им взяться.
Вот, надо же! Чуть не затерялся этот персонаж, а он возник еще в начале! Знакомый Девы Озера, Феи Вопрошательницы. Она и сама где-то недалеко; у нее с Гьюкунгами общие бургундские дела, а Бургундия — это же часть Арденнского леса, с частью Франции, частью Фландрии, только это все иначе называлось.
Вдруг раздается страшный, не угрожающий, но грозный рев. Собаки припадают к земле, скалят клыки. Перед древним, кажется, как сама Европа, дубом встает на дыбы пещерный медведь Топтыга. Он обнаружил высоко, под нижними ветвями, следы медвежьих когтей; такие метки раньше ему попадались, он не обращал внимания, пусть мелкота разбирается... Этих он не может так оставить. Выпрямившись, вытянув переднюю лапу, он обдирает кору на метр выше. Знай наших!
Как-то неловко получилось. Хрыфрыбрумссон, как было сказано, могучий древний богатырь, в молодости он баловался, в медведя обращался, было дело. Бросил, да вот иногда взыграет ретивое... Вдруг увидит? Лучше проехать скорее.
Но проводник уже бежит по указанной свинопасом тропе.
Tags: Арденнский лес, Лионель, коллажи, кони, медведь, пещерный медведь, роман
Subscribe

  • лытдыбр

    Несколько карманов разного размера в одном большом кармане. Можно хранить, например, собранные на даче семена. А еще пуговицы, нитки, открытки,…

  • лытдыбр

    Ну вот и все! А дальше-то что делать?

  • про все разное

    "Мы возродим рыцарство! - В каком смысле? - В настоящем, в конском..." Г.К.Честертон. Возвращение Дон-Кихота. В дворике с игрушечным ягуаром,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments