gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Category:

ГЕЙ, СЛАВЯНЕ

Три славянина, 50, 30 и 16 лет, осторожно пробираются верхами через довольно редкий лес, когда невесть откуда с нескольких сторон как из-под земли возникают дикого вида оборванцы с нацеленными на путников копьями, дротиками и напряженными луками. Хриплый гортанный голос выкрикивает что-то «что-то лесное, коричневое, корявое, всклокоченное, выскочило и скрипучим голосом «р л эз» выводит, как немазаная дверь. По-моему, это подлинное». П. Флоренский.
- Дыр бул щыл стаит убещур скум стрелит вы со бу р л эз. А. Крученых.
- Кажется, предупреждают, чтобы стояли на месте, иначе будут стрелять, - спокойно и негромко объясняет старший. - Кажется, это албанцы. - Он обращается к разбойникам: «Здесь ни знают албанскава изыка и бискровнае убийства дает действа па ниволи бис пиривода так как албанский изык с руским склабенским идет ат ывоннава…» И. Зданевич.
Первай разбойник:
- абвг дижзий клмно прсту фхцчш
щъь ы ыюя ижыца аб вгд жзик
Фтарой
- лмн? оп рст? уф хцчшщ? ъ?ы?ь?
(Поклон футуристам. Обещанный поворот сюжета в сторону драмы «Янко круль албанскай)

Страж и всадник.jpg
Все понятно. Сразу не убили — посмотрим, что дальше. Путники не спеша едут через лес под конвоем разбойников. Роща вдруг раздвигается, словно кулисы, открывая то ли дворец, то ли форум, то ли триумфальную арку, вернее руины того, и другого, и третьего.
..разбойники
ривут за сценай
хорам
и выходят из-под арки мужи одетые не богаче проводников, но увешанные отличным современным оружием. Такие же худые, жилистые, заросшие густым сивым волосом. Самый высокий, худой и седой выступает вперед, и провожатые почтительно отчитываются перед старейшинами. После обмена разнообразными звуками путников приглашают внутрь того, что было когда-то храмом, амфитеатром или...
Бранко, старший из славян, спешивается и наматывает повод на кулак. Медленно, демонстративно. Спутники повторяют его действия.
Внутри, на остатках прекрасной мозаики, разбросаны охапки травы и сухих листьев, истрепанные звериные шкуры. Вожди предлагают гостям/пленникам садиться, устраиваются сами. Между старейшим из вождей, одним из албанцев, знакомым со славянскими языками, и Бранко происходит беседа. Мы можем передать только ее суть.
- Мы маленький гордый народ. Мы живем в этих горах давно-давно. Когда здесь еще не было эллинов, мы населяли обширные земли, горы и леса, и селились по берегам морей. Мы называли себя «Пелазги».

Мы не строили дворцов и крепостей, у нас были только святилища. Потом пришли эллины и отняли у нас остров Крит. Потом пришли дорийцы. Они были жадны и грубы. Приходили фракийцы и македонцы, они заняли наши пастбища, и нам пришлось уйти в горы. В горах мало земли, у нас мало коз. Никто не хочет отнять нашу землю, на ней трудно жить, и римляне нас не тревожат. Но сыновья наши многочисленны и храбры. Они собираются и уходят служить чужим владыкам...
Молодые разбойники приносят гостям и вождям грубые чаши с кислым молоком.
- Мы, старые вожди племен, тоже воевали в долинах и на больших реках той страны, которую называют Европой. Мы добыли себе хорошее оружие, красивую одежду и золото. Мы вернулись. У нас много племен и много вождей, мы не враждуем, но никто из нас не подчиняется другим. Сейчас наши сыновья и внуки воюют у разных сильных людей. Многие владыки хотят иметь на службе храбрых албанцев. Но сейчас, мы слышим, настали такие времена, когда все повелители сражаются между собой. Отряды албанцев могут оказаться в разных станах, и тогда им придется убивать своих родичей ради верности долгу и клятве. Мы не можем приказывать им, к кому идти; но мы хотим знать. Кто и с кем воюет сейчас в Европе? Кто сильнее, удачливей, кому служить почетнее? Правда ли, что скоро произойдет великая битва, в которой погибнут почти все?
До поздней ночи Бранко пытается рассказать, как он сам понимает запутанную вражду между Римом и хунну. Он признает, что племена склабенов, ближайшие к горам албанцев, служат варварам с раскосыми глазами на свирепых диких конях, как служит и его господин Дрозух; но служат поневоле. Между тем Рим интригами, роскошью, подлостью ослабил себя так, что воевать не может, и натравливает на гуннов племена диких готов. Взаимная ярость дошла до того, что решающая схватка неизбежна, и произойдет она скоро. И в борьбе двух чудовищ погибнут лучшие сыны некогда свободных народов... Вот и весь выбор.
- Если бы мы могли удержать юношей в хижинах, в родных горах, мы бы согласились голодать вместе, чтобы потом завладеть наследием ослабевших врагов... - говорит второй по возрасту и количеству кинжалов за поясом ветеран. - Мы, старики, пусть бы умерли от голода, но наш народ вернул бы себе исконные земли, священные места. Знаете ли, что здесь, под этими безобразными постройками, скрыто святилище пеласгов?..
- Но мы не можем приказывать ни родичам, ни другим вождям, ни своим собственным сыновьям. Когда мужчине вручают оружие, он все решает сам за себя...

- Тогда вам стоит выбрать себе короля, - легкомысленно бросает уставший от разговоров Ждан.
Невольные гости вежливо отвергли гостеприимное предложение заночевать в священном месте. Откланявшись, они отъезжают в горы по вечерней росе.
Я боялся за наших коней. Похоже, эти герои так оголодали, что вполне могли их сожрать, - с облегчением произносит Бранко.
Tags: Зданевич, албанцы, история, коллажи, роман, футуристы, этнография
Subscribe

  • лытдыбр

    Конец классической немецкой философии (с). Просмотрела редкую книгу 1979 года "Судьба искусства и культуры в западноевропейской мысли ХХ в.", но это…

  • только детские книги читать

    Мои личные претензии к Томасу Манну и его письмам пусть остаются где есть. Противно аристократическое высокомерие разбогатевших лавочников, ну и…

  • только детские книги читать

    Как-то все неоднозначно получается. Была в студенческие годы у нас хохмическая песенка: "бей профессоров, они гадюки..." там было: день-другой их…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments