gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

БОЛЬШАЯ ИГРА

Эпизод вручения верительных грамот превышает мои возможности. Что-то похожее есть, кажется, у Рубрука, когда он едет в Орду и каждому встречному разъезду вынужден совать собольи шкурки, специально для этого запасенные в большом числе. От простого воина до наместника все страшно наглы, жадны и опасны, не всегда подарками умилостивишь. Пусть у нас будет не так. Разумеется, дисциплины Чингизовой быть не может, это у него в Ясе шаг влево, шаг вправо — смертная казнь через переламывание шеи. Все же мало кто решиться протянуть жадную грязную лапу к подаркам, предназначенным Грозному и Справедливому, тем более от других больших и сильных, тем более в сопровождении достаточной охраны. Ну, положим, для начала еще надо успеть объяснить, кого и что охраняют воинственные всадники; никакого такого общезначимого сигнала не существует, и скажем римский орел что-то говорит только другому римскому орлу, а какой-нб бунчук Аттилы, скажем с пятью конскими хвостами разных мастей, способный половину Европы уложить в лоск, ничего пока не значит для рядового алана, мадьяра, остгота, прото-эрьзи и прото-мокши.

послы.jpg
Пока что работает только профессиональный вид всадников и количество их, пока не встретится равноценная боевая единица. А это уже будут, скорее всего, подчиненные Бейбарса, и с ними можно договариваться. Старший из них передаст по начальству о прибытии послов двух могучих держав. Послам и свите остается только ждать, когда султан решит (если решит) принять их, в какой очередности, на каком уровне, придется ли им проходить к его шатру меж двух огней (просвещающих помыслы. Зороастрийский обычай), и на каком положении будут они ожидать приема, и... словом, ждать и ждать. Притом ставка полководца не пребывает на месте; она может сняться в течение получаса по брошенному через плечо распоряжению, переместиться на два дня пути к Западу, ждать дальнейших распоряжений повелителя, совершающего, может быть, победоносный рейд по границе леса и степи и посылающего рабам-домоуправцам приказы двигаться дальше и быть готовыми в любое время дня и ночи разбить шатры и юрты на том месте, где находятся. Находятся они, скорее всего, на подступах к нынешнему Киеву, где недавно располагалась столица державы гуннов, предположительно называвшаяся Кый-юв. После гибели Бледы все активное население потянулось в Паннонию, к Аттиле, но и сейчас холм обитаем и способен к обороне, хоть на какое-то время. Бейбарс торопится: в его планы входит соглашение о дружбе или хотя бы о ненападении с восточной ордой гуннов, пока бегущие от его армии или сопровождающие армию шайки не слишком потревожили его потенциальных союзников.

Итак, погонщики волов и верблюдов, колесники и тележники, рачители той части движимого имущества султана, которую окриками двигаться не заставишь, получают приказ остановиться в месте, которое им укажет командир разведчиков — в неглубоком овраге с протекающей рекой — и поставить там две больших юрты и несколько малых, для размещения гостей султана, прибывших от властителей Запада и Юга. Этих гостей следует разместить с удобствами, каждое посольство отдельно, снабжать их топливом и пищей, позволить устраиваться по своему разумению, охранять зорко, на прогулку выпускать не дальше чем на час езды, если что спросят — отвечать, не сметь и думать вымогать какой мзды или допытываться каких секретов. И пусть ждут.

Пусть ждут. Послы Аттилы желают, т. е. обязаны, убедить Султана вступить в союз, клятвенный и нерушимый, с их повелителем; по видимому, вождь Белых гуннов стремится к тому же, но желательно подготовить его ненавязчиво к тому, что станет предметом переговоров на высшем уровне — к признанию себя вассалом, причем так, чтобы варвар (предполагаемый) сам того не заметил. Ему ведь не приходилось иметь дело с римскими буквоедами-юристами... а, впрочем, какие буквоеды, какие юристы. Мой меч — твоя голова с плеч. Время покажет.

Как уже было сказано, славянских вождей Свентослава и Долгозуха коварный безжалостный Аттила держит на поводке. У него остались их семьи. Один из них, может и оба, знают, что грузинский рыцарь Амиран некогда нанес несмываемое оскорбление страшному гунну. Кто знает, может им удалось бы добиться милости. Выкупить свои семьи... как бы подобраться к офицеру ромейской охраны...

У ромеев, византийцев, задача сложнее. Как бы так бы изощриться, чтобы убедить загадочного воителя, о котором никто ничего не знает — нет, не свернуть с пути, это невозможно, армия влечется на Запад внутренним сродством, как говорили химики XIX века — но, поглотив простирающуюся до Карпат степь, остаться там угрозой Аттиле, отвлечь его от убийственной, безумной цели вовсе уничтожить Рим, и Западный и Восточный. Не будет ли лекарство горше болезни, думать не стоит. Будет и лекарство ядовитое, и болезнь смертельная.
Опять же раньше упоминалось, что полномочный посол императора Маркиана — тайный, глубоко законспирированный агент Аттилы. Не по своей воле, ох, не по своей... и не корысти ради...

Словом, пусть ждут.
Tags: Амиран, Бейбарс, гунны, история, коллажи, роман
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments