gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

БУБЕН ТУРАНА

Аланы воюют, аланы пируют...

Искала картинку на тему «Пир кочевников». Предлагали «Мир кочевников», отвергла, но на «пир» остались те же скачущие банды с топотом и свистом с оскаленными зубами — что скифы, что гунны, что авары, что аланы. Когда-то, в первой нашей детской энциклопедии, заказали «Татарское иго». Я радостно изобразила ту же неудержимую лаву, только в декоративно-палехско-голиковском стиле. «Татарское и-го-го», прокомментировал Пятницкий. Редактор тоже сказал, что надо бы влекомых русских девушек в белых рубашках. Такие сюжеты яндекс тоже предлагает. Собственно «пир» - это татары пируют на раздавленных русских князьях.


Вот единственное, что попалось. Называется «Клятвенный союз», как это описано у Геродота (?!), что если скиф затевает поход, он режет вола, варит в котле, и каждый желающий присоединиться становится на кошму, берет кусок мяса и клянется привести сколько то воинов, или хоть сам. Сначала мне показалось, что в котле варят того усатого, но кажется это не так. Что приятно — участники клятвы не щеголяют каждый в сплошном стальном панцире, какой не всякому царю был по средствам.
Побратимство наверно всегда закреплялось пиром. Под гудение бубнов и рев рогов, завывание флейт и переборы двух стун. В «Манасе» клянутся на хлебе. Может, он был редок и ценнее, священнее мяса. «И братскую клятву они принесли на соли и кислых хлебах».
Вдали от шумного многолюдного стойбища спутники Лионеля чувствуют себя вольготнее. Лев и медведь здесь уже всем спокойны и не боятся разгуливать среди людей, правда вдвоем. Хоббит Шурри остался с Батрадзем, толмачом и Фирузом в генеральском шатре. Там принимаются окончательные решения. Пусть себе решают, что хотят, пока — гуляй, душа! Тешься! Наелась, напилась перебродившего кумыса — покажи себя! Начинаются состязания: стрельба из лука, метание копья, бросание камней, ну и конечно борьба разной степени вольности. Вот на борьбу неандерталец глядит и облизывается, но Бабр и Лугайд удерживают его. Как бы не покалечил какого побратима всерьез... какая сила в не очень высоком и довольно худощавом умельце, Лугайд имел случай убедиться.
Бросание камня — любимый спорт народов Средней Азии. И не только. Помнится, Гектор обломок скалы, какой несколько сильных мужей не могли с места сдвинуть, поднимал над головой и обрушивал на корму вражеского корабля...
Итак, признанный силач выбирает валун по себе, подходит, расправляя плечи, примеривается, поднимает на уровень живота, с надсадным «Ы-ых!» выжимает на грудь — и толкает, сам чуть не падая вслед. Расстояние от прежнего положения снаряда до нового тщательно вымеряется. Другой батыр идет на побитие рекорда. Удача встречается азартными криками, неудача — насмешками. Смотрите-ка, приближается могучий Шухай — неужели снизойдет до состязания с подчиненными?
Уоллох не выдерживает. Легко вскочив, проскальзывает в середину группы, без видимого усилия поднимает камень над головой и плавным движением зашвыривает на двойное расстояние. И торопливо возвращается к Лугайду.
Tags: Лионель, Путешествие на Запад, история, роман
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments