gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:

РЫКОВА НАДЕЖДА ЯНУАРЬЕВНА

Надежда Януарьевна
Надежде Януарьевне я была представлена в доме другой замечательной «дамы былых времён», Марии Николаевны Штединг. Они были близкие подруги, ровесницы, обе южанки, может дружили ещё с гимназии. Мария Николаевна во время войны где-то за Уралом создавала химический институт, в нём потом и работала, и занимала высокий пост, была женой известного геолога (другая фамилия, тоже немецкая и на Ш), к середине 70-х овдовела и вышла на пенсию, охотно принимала у себя в квартире на Кутузовском, и я периодически заезжала к ней поболтать. Мы часами курили и рассказывали всяческие байки, особенно она, чего и кого только она не повидала! Рассказывала и про замечательную «Надю». Как-то дала два машинописных листочка с заголовком «Из Барбье», сообщив под секретом, что «это её собственные стихи».

Н.Я. по меньшей мере два раза в год бывала в Москве, по пути в Коктебель и обратно, в августе-сентябре. Она там отогревалась и царила в своём салоне на террасе, принимала молодых друзей. В Москве она останавливалась иногда у родственников, иногда у М.Н., однажды я её провожала на Ленинградский вокзал. Хорошо, что раньше читала о таких же симптомах у Ахматовой. Н.Я. была в тихой панике. Она была совершенно уверена, что заказанное такси не придёт. Что во время до вокзала не доедет. Что мы не успеем дойти до поезда. Или произойдёт что-то ещё. Она не могла разговаривать. Приехали минут за 40. Словом, поездки в Гражданку и в Отечественную въедаются на уровень инстинкта, что не удивительно.
Н.Я. была высока ростом, худа, очень просто одета. У неё был орлиный нос, короткая стрижка и нервный тик с подёргиванием глаза и заиканием. О том, что она сидела, о каких-то ещё фактах мне рассказала Мария Николаевна. В те годы я иногда ездила в Питер и всегда навещала Н.Я., но фактически наши встречи можно пересчитать по пальцам. Она жила в большой квартире на – как же это называлось? На Сенной, а тогда на проспекте то ли Маркса, то ли Мира. Можно поискать, наверняка книжка уцелела. С ней жили две подруги, кажется тоже замечательные женщины. Квартира была высокая, слегка запущенная, но это – почти как у всех. У Н.Я. книги стояли до потолка. У неё была страсть – художники-сюрреалисты, и её «молодые друзья», наверно те же, что потом издали книжку, умели доставать альбомы Дали, Магрита, Макса Эрнста, Поля Дельво (этого я раньше не знала), и она всегда предлагала их смотреть. У неё была небольшая коллекция раннего советского фарфора, фигурок трудящихся и матросов, это особая статья коллекционирования. Фигурки достались ей от сестры, и она иногда жертвовала ими ради очередного альбома.
Говорили мы и «об жизни», т.е. о политике, и о литературе. Она восхищалась романом Стивена Кинга «It», пересказывала его. Потом, когда она уже не могла читать сама и к ней приходила чтица, читала по-русски и по-английски, она с грустью говорила, что да, конечно, повторяется… но любви не изменила. Что она переводила со всех языков – всем известно. До сих пор иногда берёшь знакомую книгу – «Как? И это Рыкова?» Со старофранцузского – «Эрек и Энид», «Король Иоанн» Шекспира, «Опасные связи», немецкие романтики. И наверняка много всякой чепухи. Особенно ей повезло с Дюма – она между делом перевела «45», и в перестройку, когда для утоления книжного голода дикие издатели печатали Дюма и в Петропавловске, и в Петрозаводске, и в Переяславле – она получала приличные деньги.
Перемены Н.Я. горячо приветствовала. Осенью 91 она возвращалась как обычно из Коктебеля, мы встретились и вместе смотрели по телевизору что-то эпохальное, Верховный совет, кажется, в доме было много людей, все возбуждены, и одна милая дама сказала что-то типа «фи, политика». Надежда Януарьевна прямо-таки на неё обрушилась: Маруся, вы серость! Как можно не интересоваться политикой? Политика – самое интересное в жизни!
На волне общего восторга я спросила: «За вашу жизнь вы видели в России столько правительств. Какое было лучше?» - «Нынешнее правительство России» - сказала торжественно Н.Я., ровесница века, и глаза у неё блестели. Это было правительство Гайдара. Что было дальше, понятно. Она лишилась возможности ездить в Крым, успела во многом разочароваться. Работать не могла из-за зрения, читать не могла, но кажется ходила на выставку Митьков, а читали ей вслух. Ещё раз я к ней заезжала.
Помню ещё один политический разговор, раньше. Кто-то припомнил царскую семью. Она сказала: «Убийство детей – это чудовищно, но царя и царицу надо было убить». – Но судить? – сказала я. – «Это неважно» - ответила Н.Я. твёрдо.
Хорошо бы моя дочь собралась записать, как она приходила к Н.Я. за отзывом на свой перевод «Хорнблауэра» для первой публикации, но эта авантюрная история связана как раз с августовскими событиями 91 года и другими занятными фактами и требует проверки дат.
А ещё Н.Я. посылала мне иногда поздравления с Новым годом на открытках с репродукциями её обожаемых сюрреалистов. Последняя совсем уже неразборчивая.


III. НАША ПАМЯТЬ

ПЕТУШОК

Были чудовищны розы и птицы -
Шелковый омут, брильянтовый душ.
Да! За шатер Шамаханской царицы -
Тысячи жизней и тысячи душ.

Все - за бессовестно-сладкие ночи
У расплетенных царицыных кос.
А петушок-то проклятый пророчит
Что-то про солнце, войну и покос.

Звездами, листьями падало время.
Миги, часы, или, может, века -
Только в широкое царское темя
Бьет ослепительный клюв петушка!

Сказке, лукавой намеком и словом,
Верен лихой золотой петушок,
Чтобы остались на луге шатровом -
Чистый рассвет да пастуший рожок.

Чтобы в долине, где корни окрепли,
Где золотые шатры отцвели,
Прямо пошли непорочные стебли
Из неохочей до сказок земли.
1924


Думала в этот раз закончить публикацию, но написала многовато, остальные стихи следующий раз, на днях. Ещё хотела добавить пару слов про М.Н.Штединг, как она рассказала, что знала Вавилова, но может потом к слову придётся.
Tags: Рыкова Надежда Януарьевна, история, поэзия
Subscribe

  • про все разное

    «Я, Францишек, Скоринин сын с Полоцька, в лекарскых науках доктор, повелел есми Псалтырю тиснути рускыми словами а словенскым языком... наболей с тое…

  • про все разное

    «О национальной гордости великороссов». Почему-то всплывают эти штампы советской пропаганды из «Истории ВКП(б) на первом курсе. Кажется, это Ленин, а…

  • только детские книги читать

    Очень затягивает процесс поиска сюжетной линии среди по-своему любопытных, но посторонних рассуждений о трилобитах (конспектов замечательной книги…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments