gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:

РЫКОВА НАДЕЖДА ЯНУАРЬЕВНА

Это стихотворение когда-то уже было, но чтобы не нарушать полноту сборника...

ФЕВРАЛЬ 1945
Шпионке сказала болтунья,
Вплотную прижавшись к окну:
На воле сейчас новолунье,
Но мы не увидим луну.
В прозрачном февральском тумане
Кому-то мигнул ее глаз.
Но все нам известно заране:
Всегда она слева от нас.
— И нам, - отвечала шпионка,
Здесь нет ни воды, ни огня,
И ты не увидишь ребенка,
И муж позабудет меня.
Путями глухого этапа
Мы скоро исчезнем во мгле,
И родины грузная лапа
Прижмет нас к морозной земле.
Застыли под лампочкой тусклой
И голос негромкий умолк
И мерзость бессмыслицы русской
На них навалилась как волк.
Отчизна, и дики, и странны
Повадки твои и дела:
Как прочие умные страны
Ты жить никогда не могла.
Наверно ты числишь в преданьях
Не меньше злодейств и побед,
Но смысла в твоих злодеяньях
И счастья от подвигов нет.
И мы ни за что погибаем -
Попрыгай, волчок, покружись! -
Навечно потерянным раем
Нам кажется прежняя жизнь.
Припомни... Но все незнакомо,
И даже того не понять,
Что просто ты выйдешь из дома,
И так же вернешься опять.
Там не было дней нехороших,
Но все — точно медом полны,
И там, среди веток продрогших
Качается серпик луны.
И кто-то гуляет в обновах
На праздник Победы готов...
Отчизна, топчи невиновных,
Но славься во веки веков!
Но славься от края до края
Земель, и небес, и морей,
Чтоб слышали мы, подыхая
Рычанье победы твоей.


ПАВШИЕ В БЕРЛИНЕ
На лестницах и в подвалах растоптанного Рейхстага
Лежали русские люди, убитые в час победы
За то, чтобы с крыши рейхстажьей пламень родного стяга
Лизнул немецкое небо, выполнив их обеты.

И нам это кажется горько и трудно; смотри, сейчас ты
Умрешь, а прошла минута, — и все уже отгремело,
И вот начинается праздник, но ты не встанешь, злосчастный
И праздник проходит мимо похолодевшего тела.

Они успели увидеть, прорвавшись в любые погоды
По самым торным дорогам безудержных наступлений,
Как ярое зло, которое били четыре года,
Еще рыча напоследок, становится на колени.

Но в прежних своих уютах, на солнышке славного мира,
Они потом не забылись, они потом не согрелись,
Уже не им зажигались и лампы ночного пира,
И раннего летнего утра надеждами полная прелесть.

По новым, лучшим дорогам без воронок и надолб
Они не пустились за трудным, желанным, еще не бывшим,
Но им ничего не жалко, им ничего не надо,
И им ничто не обидно — у самого входа погибшим.

Навечно запомнились нам немыслимые недели,
Когда превращались в легенду наши военные были.
Багровый мед победы мы полными ложками ели,
Ее шипучие вина большими стаканами пили.

Никто не подумает нынче, как те далекие деды,
Богатое угощенье поставить на стол дубовый
И крикнуть: «Идите, мертвые, пейте брагу победы
И досыта ешьте с нами победы мед багровый».

Их нет. Мы живем, и пишем, и говорим про отчизну,
Про будущее, про правду, про ложь, про добрых, про черствых.

Но как же счастливы были те, кто правили тризну,
Пили, и пели, и, вздрогнув, молча слушали мертвых.


ПОДРАЖАНИЕ О. БАРБЬЕ

1. Вы и мы

Любую правду вы бессовестно и низко,
И нагло станете вертеть наоборот.
У вас невинная любовная записка
За прокламацию сойдет.

Вы даже верите, что самой высшей целью
Олучезарили свой воровской прием,
Когда забавы карнавального веселья
Изобразили мятежом.

Спасибо хоть на том, что вы не так ретивы,
Чтоб кровью расцветить довольно серый ад,
Что в сумасшедший дом вы тащите трусливо
Кого не бросишь в каземат.

Свободами назвав густой настой запретов
На каждый вдох и писк, вы обучили нас,
Что неумолчная трещотка трафаретов -
Высокой истины указ.

Мы говорим одно, а думаем другое,
А третье делаем, стараясь обойти
Все то бессмысленное, темное, тупое,
Чем вы закрыли нам пути.

Мы врем и мы хитрим. Живи же, хитрость наша!
Она отравит вам расчеты и дела,
Чтоб переполнилась лихая эта чаша,
И вашу мерзость залила.


2. Сонет

Неправедный судья вершит во тьме пещеры
Дела, которые при свете дня черны.
Глухой безвестности у нас обречены
Свободолюбия высокие примеры.

Хлеб справедливости мещанам новой эры
И голубой озон свободы не нужны,
Но скудные пиры, отмеренные сны,
Привычный гул в ушах, напыщенный и серый.

Да, это так. И ничего не можешь ты.
Чугунные башки, чугунные зады -
Они мишень: стреляй хотя бы даже мимо!

А может все-таки сживемся? Не пройдет;
Кишенье наглое неправд и несвобод,
Как ни сживайся с ним, оно невыносимо.

СОВЕТСКОМУ ПОЭТУ
Недоброй памяти А. А. Жданова

Не поддавайся древнему соблазну
Свирелью петь о холоде в груди.
Свои труды и достиженья празднуй
И праздники со смыслом проводи.

Весь мир открыт, и в мире все понятно.
Добро и зло на правильных местах.
Ведут мосты на солнце и обратно,
И фонари сияют на мостах.

О этот мир, где человек устроен
По-новому, по правде, как нигде,
И каждый положительным героем
Стремится стать в сраженьи и труде.

Есть у тебя победоносный разум,
И руки есть, и верные слова,
Чтоб ныне сделать целесообразным
Извечное движенье естества.

Греми, поэт! Во весь свой трубный голос,
Ликуй о ненависти и любви,
И каждый новый дом, и каждый лишний колос
В горячих виршах подвигом зови.

Свободен ты подать любимой руку,
И не таясь, и не боясь греха,
Вести прозрачноокую подругу
Сквозь молнии и радуги стиха.

Но берегись, рыдая по-свирельи,
Весь этот мир вложить в нее, поэт.
До огненных и черных подземелий
Твоей души нам вовсе дела нет.

Нам не нужны сомнительные чуда
И непонятные богатства - те,
Которые поэтова причуда
Старается увидеть в пустоте.

Не должен быть разболтан и расколот -
Твое оружие - певучий молот.
Певучий молот - бей, глуши, глуши, глуши
Всё бормотанье призрачной души.
1948


ЧЬЯ-ТО СМЕРТЬ
Одна она сидела
И долго пела
И водку все пила.
Потом легла в кроватку,
Зевнула сладко
И умерла.

Торшер и шкаф молчали,
И как-то без печали
В окно глядел портрет.
Им не казалось странно,
Что в кухне капает из крана,
А человека нет.

Она - похоже - спит. Но это
Совсем другое. А предметы
В особом бытии,
Не разумеющем разлуки:
На них ее глаза и руки,
И голос. В забытьи

Пустая стопка. Тут, за нею
Была игра с судьбой в лото.
И проигрыш. А перед нею
Все очевидней и яснее -
Ничто.
1982
Tags: Рыкова Надежда Януарьевна, история, книги, поэзия
Subscribe

  • СВЯЗЬ ВРЕМЕН

    Все когда-то читали "Сатириконскую историю", веселились и время от времени цитируем. Лучшая часть была, конечно, древность, ее написала Тэффи. Там…

  • вот такое кино...

    Не буду больше отвлекаться на это гендеробесие, ни читать, ни слушать. Но все-таки не могу не пересказать совсем свежее про обратную дискриминацию,…

  • лытдыбр

    С утра хотела написать про это, ну и закрутилась. Все равно, поздравляю с Днем Ангела всех Светлан, Светок и Светочек. Именинница сегодня Фотиния, но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments