July 20th, 2021

china

только детские книги читать

Очень затягивает процесс поиска сюжетной линии среди по-своему любопытных, но посторонних рассуждений о трилобитах (конспектов замечательной книги Форти), о разных других книгах, о поэзии, но особенно о лошадях. Неудивительно, 14 год был год коня, и вообще тема красивая. А знаете, что объединяет лошадей и трилобитов? Те и другие - маркеры эволюции! Хотя масштаб несравним, конечно, с одной стороны геологические периоды, с другой - крошечная четвертичка, в которой мы сами произошли от обезьяны, а лошади от эогиппуса, и в которой живем до сих пор.
"Обезьяна не так красива, как лошадь, зато она больше похожа на человека". Вроде бы Аристотель.
"Время мчится галопом, миллионы щёлкают, как костяшки на счётах… Хорошо, что большинство этих миллионов лет обошлись без нас, мы в последние какие-то два народились.
И сразу завели свои порядки.
То-есть цивилизацию. В которой лошади тоже работают в том числе и маркёрами. Безлошадные времена — боевые колесницы — всадники с копьями — а дальше столетия отмечают по форме удил, изобретению подков, и уже совсем близко — стремян. Якобы переселение народов началось с того, что кочевники изобрели железное стремя.
Что даёт огромные преимущества в стрельбе на скаку. Так вот и понеслось оно, время, стрелой татарской древней воли, и тут вдруг оказалось, что кони на войне нам больше не нужны. А по большому счёту и война вроде не нужна?"
Новый виток цивилизации, новый цветущий мир, в котором у нашего друга, коня, будет новая роль - объекта любви, восхищения, дружбы. Предмета роскоши, приметы роскошной современной жизни... Это такое "хобби" без верхнего предела стоимости.
В китайском календаре год коня - год войны. Теперь - символ избытка, процветания.


Кажется, я не очень-то стремилась поскорее перейти к погоням и выстрелам, но очень заботилась устроить героев уютно и удобно. И в Броселианде, и в Кашгаре, в гостях у согдийских торговцев. И все мои герои мало того, что страшно обаятельные и привлекательные, но и глубоко нравственные и порядочные! И они верны не государству, не империи, а собственному слову, собственному выбору. Злодеи так и называются злодеями, и действуют с периферии, сразу внушая отвращение своим моральным убожеством.
Аттила к ним не относится. Масштаб личности не тот.
Больше всего мне нравится собственное изобретение - газета "Вестник Самарканда".