June 6th, 2021

china

только детские книги читать

Друзья мои! А наша дева?...
Автор уделил несколько строф героям, познакомил их, сообщил, что у милой Тани "открылись очи, душа сказала: это он!" и что Онегин, "кто б ни был он, уж верно был не Грандисон" и занялся своими литературными планами - как он напишет уютный семейный роман.

Но от влюбленной девушки так легко не отделаешься...
(между прочим, выпад насчет "британской музы", "порок любезен и в романе", и Вампир, Мельмот, Корсар и вся эта компания - это относится к отроковицам вообще, или именно к Татьяне? Ничего себе библиотека была у скромной помещицы...)

И еще между прочим: страшно мешает Чайковский. Это же надо так все опошлить! Там, где Пушкин сочувствует бедняжке, начитавшейся чего не следовало, Татьяна лихо, как цыганский романс, распевает: Я пью волшебный яд желаний,/Меня преследуют мечты!

А как все в стихах красиво:

Настанет ночь; луна обходит
Дозором дальний свод небес...

Такая одинокая, такая далекая, и такая долгая ночь, пока луна пройдет свой дозор - а девушка все не спит...
Опять-таки, с прозаической точки зрения, очень неполезно праздно просиживать целые дни у окна, воображая себя действующим лицом любовных сцен. Вот почему-то все возмущались, что Онегин ничего не делает, а что Татьяна? Принято было девушек приучать к хозяйству, хоть к домоводству, им же предстояло стать помещицами. И к рукоделиям. Они шили свое приданое, и в будущем им предстояло руководить "девичьей", учить деревенских девчонок.

В традиционной семье, в дворянской тоже, девушка со странностями, "не от мира сего", т.е. с духовными запросами, скорее всего отправилась бы в монастырь. Это и случалось на протяжении всего XIX века.
Но это все равно совершенно неважно, потому что в стихах это так трогательно получается!