April 18th, 2021

china

вот такое кино...

Тема послевоенной жизни слегка прирастает эпизодами, отчасти из воспоминаний про дом 8 на М.-Э., реалиями, именами. Развивается тихий роман героя с молодой сотрудницей биостанции.

Так вот, перед концом рабочего дня в здании лаборатории (в «конторе») появляется профессор Асланян. На биостанции оживление, туда-сюда ходят мужчины, одетые по-охотничьи. Одни вернулись, другие собираются. У кого-то фотоаппарат. Ну как же. У лосей гон. Надо наблюдать. Погода отличная.
В рабочем кабинете Зоя Викторовна и младший зоолог Марфа Зиновьевна (славная старушка) заканчивают работу, готовятся к завтрашней. Лаборантка поливает цветы.
— Милые дамы, — торжественно провозглашает Гурген Сарбазович, — смею ли я пригласить вас выпить со мной чаю? (боже, как я смешон, думает он при этом). В одной руке у него старый, плотно набитый портфель, в другой — картонная коробочка. Пирожные из Столешникова.

В лаборатории ставят чайник на плитку, освобождают письменный стол — достают вышитую салфетку! и чашки. «Чайник новый, чай бордовый...» — напевает лаборантка. Сдвигают стулья. Зоя закрывает и откладывает журнал с нарисованными на обложке странными, очень длинными женщинами.
— Расскажите нам что-нибудь про бобовые, Гурген Сарбазович, — лукаво подначивает Марфа Зиновьевна.
— Пожалуйста! — весело соглашается ботаник. — А что это за картинки у вас, Зоя Викторовна?
— Вам интересно? Это модный журнал, немецкий. Хотите посмотреть, какие за границей красивые женщины?
Зоя протягивает ученому тонкий потертый журнал, улыбаясь заранее. Тот слегка подыгрывает женщинам, готовым позабавиться: рассеянный профессор и женская мода...
— Они здесь довольно странные. Очень уж высокие.
Женщины, конечно, смеются.


Collapse )