March 25th, 2021

china

вот такое кино...

Сергей Анохин, поселок Кратово и Летающие крепости.

Как раз в это время совершался в нашей стране эпический сюжет: создание тяжелого реактивного бомбардировщика, Ту-4.
Итак. Чтобы воевать с Японией, Штаты создали тяжелый бомбардировщик B-29 (Боинг 29). Во время вылетов несколько подбитых самолётов приземлились на советской территории. Для Сталина это стало настоящим подарком. Он приказал сделать точную копию B-29, болт к болту, за два года.
B-29 был техническим чудом, его двигатели — вершиной технологий 40-х гг. Скопировать это казалось невозможным... Но — задачу взвалили на плечи Андрея Туполева.
Нужно было сделать дубликаты более 100 000 деталей из материалов и по технологиям, у нас неизвестным. И клонирование самолёта завершилось успешно! Группа конструкторов и дизайнеров Туполева скопировала даже цветовую схему интерьера и ремонтную заплату General H.H. Arnold Special (это была шутка).
3 августа 1947 г. на праздновании Дня авиации на аэродроме в Тушино должны были впервые показать истребители Су-9 и Су-11 (копии немецких турбореактивных истребителей «Мессершмитт Me 262»). И вдруг над головами на высоте всего 200 метров пролетели три больших бомбардировщика. Характерная обтекаемая форма, четыре ревущих двигателя, уникальный нос из плексигласа да это же те самые забытые B-29, потерянные три года назад! За ними прошёл ещё один советский Ту-4, пассажирская версия самолёта. Мир узнал, что у Советского союза есть совершенно новые B-29!
К сожалению, они не пригодились, поскольку очередная мировая война не разразилась. Только вот еще: первая советская атомная бомба РДС-1, сделанная по образцу американского «Толстяка» (Fat Man), была сброшена из отсека Ту-4.
Правда, штатники сбросили этих толстяков на вражескую территорию, а мы на свою.

А на Кратовских дачах все разговоры прекращались, пока грозная машина летела, казалось, прямо по вершинам сосен.
Это было прекрасно, мы видели и слышали, как хорошо мы защищены от любого агрессора. Только после нам, уже взрослым, снился одинаковый сон: небо, сплошь заслоненное сверкающей металлической конструкцией; она и не летит, висит и что-то внутри себя перестраивает, и так будет всегда. Когда-то на одной выставке была похожая картина, югославского художника.


Итак, мы живем в Кратово, Сережа приходит к нам, бабушка с ним занимается, потом нас с ним ведет гулять. Таня иногда навещала маленьку Наташу, «Натовеньку», играла с ней. В начале августа Сергей Николаевич подарил маме пригласительный билет на Воздушный праздник в Тушино, и мама взяла туда меня. Конечно, это было вдохновляюще, замечательно, даже страшно, высший пилотаж, фигуры в небе, парашютисты. Но по-натоящему я запомнила небольшую группу летчиков — они как-то нахмуренно смотрели и показывали друг другу программки. Среди участников числился летчик Иванов, а он накануне разбился.

Позже, в 1951–1952 гг. проводились испытания беспилотного крылатого снаряда КС-1 для поражения морских целей, его сбрасывал самолет-матка Ту-4. На время отработки на ней пристроили пилотскую кабину, и первый, самый рискованный этап проверяли летчики. Посадочная скорость до 480 км/ч, полтора звуковых барьера! За эту работу в 1953 г. Анохин с друзьями получил Сталинскую премию и тогда же стал Героем Советского Союза.
Collapse )
Увы, в 1964 Анохин был вынужден уйти из ЛИИ: комиссовали «по состоянию здоровья».
Ну и что? Он оказался в поле зрения их общего с Маргаритой Раценской друга по планерной юности, Сергея Павловича Королева. Главный Конструктор пригласил Анохина к себе и поручил ему дело исключительной для обоих важности – возглавить первый отряд космонавтов-исследователей. Выбор, если учесть возраст (54 года!), семь классов и единственный глаз, крайне смелый. Анохин, по убеждению Королева, идеально подходил для решения задач в пилотируемой космонавтике.
Окончание следует