December 17th, 2020

china

лытдыбр

Всех Варвар поздравляю с днем Ангела!

Хотя легенда о св.Варваре романтичная и сказочная, а имя означает "варварка", у нас это имя ассоциируется с чем-то уютным, домашним. "Бабушке-Варварушке я связала варежки", а уж если литературную героиню зовут Варенька, то она точно милая, добрая, улыбчивая.

Очень может быть, что прабабушка, чьи записки мы недавно издали, такой и была. Ее дочь, тетка нашей мамы, старая дева, с этим образом не совпадает. Вчера я как раз, в продолжение семейных воспоминаний, написала:
Изредка навещали нас сестры деда, Юлия и Варвара Павловны, Юля (в середине) и Варя (слева), старые народоволки, дворянки с гимназическим и педагогическим образованием, жили они в Лосинке при больнице, в приспособленной для прозябания террасе второго этажа. Нищие, бесконечно добрые старухи. Ничего они не ждали от жизни, но от нее не отказывались: видите – на стене карта мира. У них был когда-то приемник, в начале войны они его сдали, как положено, а когда все кончилось, забрали обратно. Мы когда приезжали, слушали. У них были друзья, они ходили навещать какую-то неадекватную знакомую женщину.



Там же, на половине террасы, жила бабушка, Валентина Витальевна Герн (баба Валя), о ней речь будет идти то и дело. Почему расстались бабушка и дед — не знали даже их дети, что уж говорить о нас. Что-то было серьезное, Алексей Павлович даже сестер не навещал, когда бывал в Москве, не заезжал в Лосинку.
Терраску наконец снесли вместе с домом и больницей, теткам дали комнату в коммуналке. Они вызвали и поселили в той же комнате родственницу, калеку, которая жила прежде в Вышнем Волочке с сестрами, и осталась одна.
Мама любила теток, хотя мы над ними между собой смеялись над Варварой, ее изречениями. Юра особенно уважал Юлю, ездил советоваться с ней. Они к нам изредка приезжали на детские дни рожденья, с подарками, мы к ним ездили и детей возили.

В воспоминаниях В.Д. есть момент, когда семья переезжает из одного имения в другое зимней ночью в санях, с детьми, на краю оврага сани переворачиваются, все в снегу, не видно кто где, и Павел Адольфович, который вез закутанную крошку Варю, выкарабкивается из сугроба и протягивает жене облепленный снегом сверток: посмотри на Варьку, жива ли... я боюсь.
Варька была жива и выросла в живую непоседливую малышку. Сидит с мамой и няней вечером, чем-то заняты, играют, читают. Встает, заявляет: "К папе ду" - и одна по темной лестнице карабкается наверх, в кабинет отца. Посидит у него, и "К бабе ду" - ползет опять в темноте в комнату бабушки "Лепестаны", Юлии Степановны.

Царство Небесное и долгая добрая память:)
china

вот такое кино...

Небольшое дополнение к предыдущему

Юра Герн советовался с теткой по важному вопросу. Он закончил ВИЯГ, закончил блестяще, ему готовили работу в Европе, оставался пустяк: заполнить анкету, ответить на вопрос: В какой партии состоя ваш отец? Написать «не знаю» или написать «эсер»? Татьяна, сестра, прошла это испытание. Откуда ей знать? Отец оставил семью, когда они были еще детьми, в семье ни о чем таком не говорили. Ей сошло. А Юра не мог решиться. Юля посоветовала: напиши правду. Они наверняка уже проверили, и к тебе всегда останется подозрение, что знал и попытался скрыть. Они кое-что повидали в свой жизни, забытые старухи.
Юра так и сделал. Вместо Парижа его отправили в Казань преподавать в Суворовском училище французский язык. И это было лучшее время его жизни, у его учеников тоже: они собирались со всей страны на юбилеи училища, на встречу с ним, почти до начала 10-х. Там он и женился на Веронике, она преподавала английский в каком-то ВУЗе. Они встретились и договорились давать друг другу уроки.
За границу он ездил потом на важные дипломатические встречи как синхронист, преподавал в Сорбонне, преподавал в ВИЯГЕ — главный его дар был, конечно, в этом. Устраивал лыжные походы, в юности он был чемпион московского округа.



Вопрос на засыпку: найди Штирлица (они стоят рядом в середине, полковники Исаев и Герн). У нас дома этой фотографии нет, пришлось скачать. Есть другие из того же похода.

Мамина сестра Татьяна после стажировки в Италии вышла замуж за своего начальника и уехала с ним в Бельгию, в посольство. Он был культурным атташе. Как все понимают, должность ответственная, он организует культурные мероприятия, на которых, например, Жолио Кюри встречается с Улановой. Или собираются вспомнить Родину, поговорить по-русски, бывшие остарбайтерки, благополучные гражданки Бельгии. Михаил Сергеевич и Таня застали там Международную выставку в Брюсселе, в 1958 году, Атомиум видели своими глазами. Они там махнули на все рукой, не скряжничали, снимали квартиру. Тетка, вернувшись, иногда плакала: как там все было хорошо, удобно, просто... какая у них машина была — игрушка!
Зато они застали там начало конца колониальной системы! Бельгия потеряла Конго! Кончилась лафа, электричество дорожало, шахтеры бастовали. Ну вот тут как раз они и уехали. Отдохнули немного и уехали в Марокко. Там тоже что-то началось...