November 29th, 2020

china

Маркса-Энгельса 8

И.Д. Вьется веревочка.
Среди несчастных богатеньких пациенток Татьяны Владимировны была Натовенька — дочь великого летчика Сергея Анохина, «второго Мересьева», Героя Советского Союза, летчика-испытателя реактивных самолетов, потерявшего один глаз во время испытания машины «на вибрацию» - до распада. Он добился возвращения в строй и много еще работал. Позже был наставником Отряда космонавтов. Его старший сын Сережа, чуть старше Наташи, в детстве заболел менингитом с тяжелыми последствиями, физическими и умственными. Плюс эпилепсия. В свое время он лежал в детской психоневрологической больнице в Лосинке, когда там работала баба Валя, позже в Медном в таком же учреждении - и тоже у нашей бабушки.
Году в 48 ради нашего летнего отдыха бабушка стала его гувернанткой, и они нам сняли дачу в дорогом поселке Кратово. Мы с детьми дружили, гуляли, играли, слушали бабушкино чтение, ходили на их дачу в Отдыхе.
Зимой дети Анохины с домработницей приезжали к нам на Маркса-Энгельса на какие-то праздники, мы тоже к ним ездили наверное один раз.
Еще Сергей Николаевич пригласил нас вместе со своими детьми на спектакль «Клуба знаменитых капитанов».

Натовенька заболела туберкулезом позже.
Когда мама стала подрабатывать шитьем, среди ее заказчиц оказались приятельницы Татьяны Владимировны, врачи Института туберкулеза АН СССР на Яузе.
Это называется — соломки подстелить. У мамы открытую форму туберкулеза установили казанские врачи. Юра, мамин брат, с женой Вероникой жили тогда в Казани, бабушка последние годы прожила у них, мама приехала к ним в последние бабушкины дни — осенью 59 года. Она вернулась в жару, измученная, уверенная, что — все. Но милые заказчицы не забыли...
Так мама оказалась не в районной больнице, а в лучшем из возможных заведений, где провела полгода и ее действительно вылечили.

(Взаимопомощь хороших людей — великая сила. Но химия сказала свое слово во-время: практически в этом же году у нас стали производить паск натрия, первое лекарство от TBC. И я на практике в Дзержинске, на химзаводе, видела, как в огромном автоклаве крутится жуткая рыже-коричневая масса...)
china

просто так

Дарвин посещает Галапагосские острова.
Вся группа вулканического происхождения...
Можно смело утверждать, что на всем архипелаге имеется до 2000 кратеров...
С первого взгляда ничего нет привлекательного: видишь обширное, изломанное поле черной базальтовой лавы, застывшей неправильными волнами и пересеченной большими трещинами; все это покрыта низкорослым, обожженным солнцем кустарником, который почти не обнаруживает признаков жизни...
Правильная форма многих кратеров придает местности искусственный вид, живо напомнивший мне те части Стаффордшира, где особенно много больших чугунолитейных заводов.
Я встретил по дороге двух огромных черепах, каждая из которых весила, по крайней мере, двести фунтов.

(О плачевной судьбе черепах, но мы знаем, к счастью, что извели не всех)
Путешественники исследуют о. Джеймс, где есть деревья и даже сырые места.

...мы совершили очень трудный путь по полю, покрытому буграми недавно излившейся лавы; лава эта почти со всех сторон окружала туфовый кратер, в губине которого лежит соленое озеро. Оно имеет всего 3-4 дюйма глубины; под водой лежит слой превосходно кристаллизированой белой соли. Это озеро совершенно круглое и окаймлено яркозеленой, сочной растительностью. Почти отвесные склоны кратера одеты лесом, так что все это вместе представляет весьма живописную и любопытную картину. За несколько лет перед тем в уединенном месте матросы одного тюленебойного судна убили своего капитана, и мы видели его череп, валявшийся в кустах.

Да, картина... через несколько лет эти картины, эти острова изобразит Герман Мелвилл в мистическом, символическом и достоверном во всех подробностях произведении — романе не романе, сборнике очерков «Энкантадес», по испански «зачарованные», а может быть «проклятые».

Интересно, читал ли Мелвилл Дарвина, прежде чем заявить в своей «Цетологии», что, «с порога отказываясь от всякого спора, он утверждает, что кит — рыба»? Я-то всегда думала, что это он издевается над читателем (тоном, тоном)... Нет, говорят, вопрос тогда обсуждался во всю, и он правда доверял мнению рыбаков из Нантакета.