November 24th, 2020

china

Маркса-Энгельса 8

Часто бывала Бобочка (Варвара...), она была машинистка, в ВИЮНе они познакомились. Муж ее пропал где-то в лагерях. Добрая и хорошая. С ней когда-то произошла типичная для того времени история, до войны или во время. Работала она тогда в журнале. Однажды её вызывает в кабинет главред, протягивает только что отпечатанный текст (наедине) и говорит: читайте. Она пробегает страницу... СРАЛИН. В обморок она не упала, но уже очутилась на Лубянке и на Колыме. - Возьмите, - говорит редактор, - уничтожьте все экземпляры с копирками и напечатайте заново.
Еще она делала очень красивые искусственные цветы — не лишнее в то время искусство.
Ирка у нее училась печатать вслепую, когда пошла работать корректором в Бауманский институт, в какой-то научный вестник, провалившись в пединститут (чему после очень радовалась). Делать цветы тоже научилась, инструменты настоящие достала (бульки), руководство, делала розы и букеты в подарок, даже на заказ — Нютке и кому-то еще. После в Доме моделей очень пригодилось.

Бывал друг детства Юлий Эрнестович Стурцель. Жил в Загорянке с женой и дочерью Татьяной, Ириной ровесницей. Когда дед с бабкой к ним ездили, брали нас. Деревянный дом с садом, удивительная у них росла желтая малина. Кажется, преподавал где-то английский, немного занимался с Ирой и Таней.
Их было два брата, Юлий и Арнольд (Юля и Ноля). Юлию повезло, а Нолю с женой сослали на Арал как немцев Поволжья. Вернулись они где-то в 55-56 году. Тоже к нам приезжали, рассказывали, как тяжело там было. С Юляшей дед играл в шахматы, когда он к нам приезжал.



Есть фото этих друзей, но не всех и уже здесь, в Метрогородке. Это когда к нам приезжали бабушкины родственники из Франции. Сзади стоят Стурцели, Ноля и Юляша. Справа впереди Таня Стурцель, перед ней Ира. Крайний слева заграничный гость. И вся семья.
china

Маркса-Энгельса 8



Катя говорит, что старые фото вполне оживляют текст, но их надо описывать подробно.
Например, почему у нас на шкафу помещен портрет императора? Ни в каком случае!!! Это портрет генерала Куропаткина!!!
Вот почему он здесь, другой вопрос. Его принес кто-то из молодых гостей, нашел выброшенный, взял и принес. Нам показалось смешно, мы и повесили. Кажется, Куропаткин — антигерой русско-японской войны. Было много шуток насчет «благословить портретом генерала Куропаткина» (как у Чехова — писателя Лажечникова). Скрещенные сабли — у нас тогда водилось холодное оружие, но не семейное. Текинский ковер исторический, до первой мировой.
Как было сказано, стоят сзади Арнольд и Юлий Стурцели.
Сидят справа: Ира в самом низу, выше Таня Стурцель. Рядом с ней мама, выше — Таня и я.
За столом в торце Маргарита Федоровна Шадрина, рядом Ирина Генриховна (баба Ляля), дед Сергей Александрович Д.-М. дядя Ося, гость из Франции. Снимает на полароид гостья, Дениз или Жанна.
Дядя Ося — бабушкин дядя, м.б двоюродный. Здесь не видно у него маленькую ленточку Почетного легиона за Сопротивление. Чудесный человек. Это поколение говорило по-русски, он потом писал Ире, посылал ей модные журналы.

И.Д. Несколько раз я гостила у Стурцелей в Загорянке. Таня катала меня на раме велосипеда и водила на деревенские танцульки. Потом Таня попала под поезд, причем так, что пролежала между рельс на всем движении состава. Осталась почти цела, но все же стала инвалидом.

Здесь мы совсем недавно переехали. Оригинальный абажур — мое изделие из ириса, вязала когда-то и бросила, мама закончила. Натянули на хула-хуп.