November 16th, 2020

china

просто так

Если не ошибаюсь, Гейдар Алиев, основатель нынешнего Азербайджанского султаната, был первым секретарем Азерб. комитета КПРФ. Сейчас он там объявлен как бы святым, шехидом. Наследник у нас на глазах становится вассалом Турции. Что почетней - быть подданным Российской Империи, или, так сказать, турецкоподданным?
china

Маркса-Энгельса 8

Андрей Александрович Губер.
Андреем Александровичем можно было любоваться, он был красив, в отличие от кузена... обаяние было фамильное; просто при взгляде на Андрея Александровича приходило в голову: какой красивый человек! потом: какой интересный человек и: какой умный человек, какой обаятельный... - это уже в разговоре.

Пусть о нем расскажут те, кто знал его хорошо.
Найдено на просторах интернета.

Наталия Рапопорт. ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОЙ СЕМЬИ. ВРАЧ - ОТРАВИТЕЛЬ.
https://jennyferd.livejournal.com/582673.html

С тетей Раей Губер мама сидела за одной партой. Гимназическую дружбу они пронесли через всю жизнь, были ближе сестер. Когда я родилась, мама заболела тифом, и тетя Рая кормила грудью меня вместе со своей Маришкой, родившейся за два месяца до этого. Был там еще Шурик, старше нас на год.

– Я вскормил тебя грудью своей жены, – любил попрекать меня тети Раин муж Андрей Александрович Губер, главный хранитель Музея изобразительных искусств имени Пушкина, справедливо полагая, что у человека, вскормленного такой грудью, не должно быть таких недостатков. Губеры были моей второй семьей.

Это была очень красивая пара. Тетя Рая – маленькая, изящная, веселая. Андрей – высокий, элегантный, сероглазый, заводила и душа наших игр. Лапта, штандр, салочки, горелки, лото – он играл изобретательней и азартней нас всех!

Андрей был из обрусевших немцев – его предки переехали в Россию еще в петровские времена. Он был профессор-искусствовед, специалист по итальянскому Возрождению. Музей Изобразительных искусств в детстве был для нас – Маришки, Шурика и меня – родным домом. Нас знали все музейные «бабушки», мы бегали туда слушать лекции, шатались по залам, иногда Андрей Александрович брал нас в запасники.

Андрей был замечательный рассказчик. С моим папой они неизменно составляли ослепительный дуэт, на мелодиях которого мы росли.

Несмотря на высокий пост Андрея, у Губеров был очень трудный быт. Они жили в огромной коммуналке на улице Москвина, в небольшой комнате, разделенной, как в поезде, на купе. Сходство усиливалось тем, что Шурик спал над Маришкой на двухэтажной кровати – обыкновенную кровать поставить было негде. Основное пространство занимали книги. Друзья настаивали, чтобы Андрей похлопотал об отдельной квартире, но ему постоянно отказывали – он совершенно не умел бороться с чиновниками или давать взятки. Наконец, появилась возможность купить небольшую кооперативную квартиру. Переезд погубил его: перебирая и упаковывая тысячи книг, Андрей переутомился и получил инфаркт, после которого его не спасли...

Музей прощался с ним в Итальянском дворике. Маленький оркестр играл удивительно светлую музыку, читали Тютчева, и не было ощущения похорон: казалось, этот человек здесь, в стенах, умножению славы которых он посвятил всю свою жизнь. Вместе с нами его оплакивал Давид, и фрески на стенах, и химеры на сводах арки, под которой стоял гроб. Люди говорили прекрасные слова о человеке, который навсегда остался жить в хранимых им сокровищах...
china

просто так


В каждом японском доме, читали мы в детстве, обязательно есть заветный уголок - токонома, ниша, где висит картина, стоит букет и лежит какой-нб предмет, камушек, коряжка, чашка или плошка, игрушка. Даже в самом бедном традиционном доме. Не знаю, как в теперешних типовых квартирах, наверно что-то символически устраивают.

Картину меняют - по сезону, к празднику, к важному событию, к переменам в семье - в нашем первоисточнике, в книжечке "Маленькие японцы", когда у брата и сестры появляется братик еще меньше, они идут с папой в "куру", сокровищницу, и выбирают свиток с птичьим гнездом на ветке и мамой птичкой.

Картину перевешивать мы не будем, просто будем вставлять в рамку (в фотошопе) что попадется и покажется подходящим. Тут была схема вселенной по-якутски, теперь - пейзаж Монголии, фото нашего главного проводника по Гэсэру, по всем этим мифологиям, замечательного ученого, Сергея Юрьевича Неклюдова.