November 15th, 2020

china

Маркса-Энгельса 8

Рассказ разбегается в разные стороны, какую-то систему организовать сложно.
Раздел «НАШ ДОМ»:
Надо бы завести две рубрики - «Друзья дома» и «Великие люди, которые посещали наш дом».

Подзаголовки к разделу «МУЗЕЙ»:
Просто про музей и про нас, как мы ходили в музей.

А этот сюжет куда деть?
А.А.ГУБЕР и А.А.ГУБЕР

Андрей Александрович заходил к нам домой раз или два, подарил свою книгу - «Микельанджело».


не стала копировать дарственную надпись, из скромности.


Мы бывали у него в кабинете, если нужно было разрешение рисовать в музее. Головы мы там рисовали в Римском зале, такие выразительные римские головы. Мы уже были постарше и раз в год встречались у Александра Андреевича на дне рождения. Лидия Сергеевна праздновала юбилеи мужа и свои дни рожденья одновременно, Лид. Серг. на этом настояла — она устраивала роскошный стол для множества гостей, а назавтра отдыхала... Так же как наша бабушка Ирина Генриховна: у нее с дедом тоже дни рожденья были подряд.
На собственном празднике блистал, конечно, юбиляр. За истекший год он успевал посетить какую-нб экзотическую страну и повествовал о поездке с присущим ему артистизмом. В Индии он ездил на слоне с гирляндой из цветов на шее, живо изображал нелепость происходящего, замедленную качку во все четыре стороны. Про встречу с Неру не рассказывал.
В Японии всю делегацию пригласили на самое крутое достижение японской культуры - борьбу Сумо. Ал.Андр. так живо изобразил обоих борцов, рефери и фанатов, и так описал спортивный режим борцов (с пяти утра дотемна тренировки натощак, потом обед - что хочешь сколько хочешь) - что ода из милых старушекдам, склонив головку на плечо соседке, лепетала: не хочу быть японским борцом...

Ужасное одно воспоминание! Алекс. Андр. с Лид. Серг. приезжали к нам иногда на детские праздники, ведь мама росла у них на глазах в Твери, но нами они особенно не интересовались, и мы относились к ним с почтением — издали. В тот раз наверно был Новый год, м.б даже 45. Они привезли подарки нам всем троим, мне — сборный дом из фанерок, с пропиленными окнами, а дверь кажется была нарисована. Мы поблагодарили и ушли играть в свой уголок. Через несколько минут подходит мама (или бабушка) и говорит шепотом: знаешь, Ирин подарок оказался сломанный, она маленькая, а ты большая, поменяйся с ней подарками, хорошо? Я конечно сразу согласилась. Когда гости собирались уходить, нас подвели проститься с гостями, и Лид. Серг. спросила меня: тебе понравился подарок? Я быстро рассуждаю в голове: она в курсе обмена, и если я скажу «да», подумает, что мне жалко Ирке домика. И говорю «нет».

Еще они дарили нам, каждой из трех, рекламные сувениры от «Красного Октября»: небольшие плоские коробочки, в которых были уложены маленькие шоколадки во всех обертках, какие фабрика тогда выпускала. Что-то их много было! Не меньше 12. Подозреваю, что шоколад был везде одинаковый. Мы потом съедали каждый день по шоколадке, а обертку укладывали обратно, коробочки долго хранили...

Кроме Андрея Александровича бывал у нас еще один Губер — Федя, сын Бориса Губера, брата Ал.Ан., поэта, погибшего в 37. С Борисом наша бабушка В.В. очень дружила в Твери, он считал ее своей наставницей.
Люди, с которыми мы знакомились на этих приемах, иногда становились нашими друзьями надолго — Мария Николаевна Штединг, к ней я ездила почти до ее смерти. Федя Губер написал книгу, сейчас живет в Германии, его дочь Лена дружит с дочерью нашего Юры, Маришкой.