October 20th, 2020

china

Маркса-Энгельса 8

Временами мы с Ритой и Зоей перебирались в просторную ванную комнату, холодную, нагревателя еще не было, и болтали там. Во что мы играли? В царевну-несмеяну; в горячо-холодно; да просто хохотали и несли чушь. Девочки Добровольские перевезли с собой свой загадочный мир: с ними вместе, говорили они, поселился где-то в квартире (кажется, в углу за дверью, где хранились метлы, ведра и тряпки) гном по имени Мýжик. Еще у них был благородный герой Руслан, он жил у них в комнате на декоративной тарелке из папье-маше. Т. е. он там не жил, но он был как-то, присутствовал. И Мýжик был не гном, а кто-то такой... про гномов мы еще мало знали, а «Руслана и Людмилу» мама нам давно уже прочла.

У них я видела, как работает их отец, скорняк. Он изготовлял поддельную чернобурку, очень ходовой предмет. На столе расстелена крашеная в черное собачья шкура; мастер длинной линейкой отделяет в мехе длинный ровный пробор; под рукой у него блюдечко с клеем и маленькая баночка с отдельными белыми волосками. Пинцетом он брал один волосок, макал в клей и вставлял в раздвинутый мех. И так потихоньку, ряд за рядом.
Наверно, он все-таки где-то работал, а то как же пенсия, трудовая книжка, карточки? Впрочем, тогда были разрешены трудовые артели, наш дед одно время работал бухгалтером в какой-то какое-то время, на нашей же улице в соседнем доме, они делали мягкие игрушки, кукол. Однажды дед привел меня туда и предложил выбрать себе подарок; я выбрала черного бархатного мишку, небольшого, изящного. Возможно, он с нами переехал на Открытое шоссе и здесь играл с нашими детьми.
Мария Николаевна, высокая, когда-то интересная брюнетка, тоже работала, и мы с Ритой и Зоей на свободе «играли» на их фисгармонии. Кажется, они были так же немузыкальны, как мы. Как, наверно, и все остальные семьи. Ни в одной комнате не было патефона!
А ведь песня была эстрадная: «Я живу в озвученной квартире, есть у нас рояль и саксофон... и за каждой дверью — патефон...» Просто, значит, танцевать было некому.

Еще одну страшную тайну поведали нам девочки Добровольские. Оказывается, в Москве действует страшная шайка бандитов. Они ездят в больших черных машинах, совершенно закрытых, похищают людей (или только детей) и мучают их. За ними гоняется милиция на мотоциклах, но как только догонят, они раз — и свернули в проулок; все тайные переулки знают.

Да, по радио иногда передавали оперу, как в «Мастере и Маргарите», одну на весь Союз. Но нам больше нравились футбольные репортажи.

У Натки стояло пианино, но к нам сквозь стену доносился только стрекот машинки. У Майковых до войны был рояль, дед играл (мама говорила, плохо), позже его продали. Вот интересно: у Солженицына в «Пире победителей» Доброхотов-Майков играет на рояле в замке, где происходит «Пир». Учился ли отец хоть немножко, чтобы сыграть в офицерской компании сентиментальный мотивчик — или А.И. добавил и это к образу идеального русского офицера? Никогда не узнаем. Так же, как не узнаем, кто из них был Сашка, а кто Шурка...
Насчет оперы: однажды передали оперу Дворжака (скорее «Славянский танец»), и вдруг приходит к нам сверху, из 13 квартиры, Лиля и зовет бабушку: тетя Маша услышала фамилию «Дворжак» и требует, чтобы мы сейчас же позвонили «им» и сказали, что она, тетя Маша, этого Дворжака крестила.
china

вот такое кино...

Если бы не было Армении, стоило бы ее выдумать ради одного «Давида Сасунского». Какая светлая вещь! Героизм, благородство, изящество, юмор. Психология, сложные житейские и нравственные ситуации.
Сколько раз мы читали детям оба варианта, детский пересказ, очень талантливый, и полный перевод. И всем советую.



Но Армения есть, и это одна из загадок истории, потому что государство, некогда названное «Великой Арменией», столько раз сжималось до одного Карабаха, а то и этот последний горный клочок исчезал с карты мира, древней, средневековой и современной. Армян уничтожали и переселяли в чужие земли, в Иран, или сами бежали в Византию, в Грузию. И возвращались, и государство восстанавливалось на той самой территории, где в XII веке до н. э. «происходил процесс формирования армянского народа, который завершился к VI веку до н.э. Армянский народ — физический и культурный преемник всего древнего населения нагорья, хурритов, урартов и лувийцев».
Армения — первая страна, принявшая христианство в качестве государственной религии, прежде Римской империи. А в прежние времена Римская империя то и дело сражалась то с одним Тиграном, то с другим.



Позже Российская империя слегка пригрела Армению под своим жестким крылом.

Что касается азербайджанского эпоса, то да, помню, есть такой. Была когда-то книга в «Памятниках литературы» - «Книга моего деда Коркута», перевод и статья Бартольда, статья Жирмунского «Огузский героический эпос...», приложений в два раза больше текста — надо же объяснить людям, что это огузы. Когда-то прочла, но не посмотрела про огузов. Это, оказывается, туркмены, ну тоже что турки. Бартольд рассматривает турецкий эпос, азербайджанцы тоже каким-то боком огузы. Огузочек, так сказать. Показалось кроваво и однообразно.

… Казан дал знак своему брату Кара-Гюне, сказал: «Отруби ему голову». Кара-Гюне сошел с коня, отрубил голову Арузу; увидя это, беки внешних огузов все сошли с коней, упали к ногам Казана, просили простить им их вину, поцеловали его руку; Казан простил им их вину, подверг разгрому жилище Аруза, подверг раздроблению его племя, его народ; его джигиты стали легкой добычей.
Пришел мой дед Коркут, заиграл радостную песнь...


Сравним:
Пусть будет добром помянут наш Сасунский Давид,
Народа всего десница — наш ненаглядный Давид!
Пусть будет добром помянут еще раз Кери-Торос!
….......................
Старуху сасунскую вещую помянем мы с вами добром,
Хандут солнцеликую тоже мы с вами помянем добром,
….....................................
Не добрым... нет, добрым словом помянем Исмил-хатун,
А еще наших предков великих мы с вами помянем добром!


(А кто не желает Свободе добра, того не помянем добром! Роберт Бернс)