August 24th, 2020

china

Град обреченный

Разговоры о реновации оживились сразу, как только чуть стихли разговоры про эпидемию. Захотелось еще раз обойти предназначенный на снос Метрогородок. Увы, после праздника жизни в начале лета, когда любой сорняк тянулся ввысь и вширь, пышно расцветал нам на радость, очень грустно выглядит окружение. Все, что должно приносить плоды, как будто надорвалось...
На окраине мы когда-то открыли чудесный садик с огромными, неправдоподобными листьями. Загадали потом прийти посмотреть, что из этого будет...

Оказалось, вполне известное растение, из него делают лак, не помню название, одно время было модно. Но садик! Похоже, жильцы заказали дизайнерам уголок мечты, а сами потом ни разу не зашли повырезать лишнее. Я вот ленюсь, мне тоже надо выйти под окно с ножницами и секатором.
china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Опять кто-то напомнил, что русские — на 90% потомки крепостных. То ли нас этим попрекают, то ли оправдывают. Причем именно «великороссы»: не коми, не мордва, не татары, не евреи. «Национальная гордость великороссов» - кажется, это ленинская статья — в том, что мы рабы царя-батюшки, а царя-батюшку все народы кругом боятся.

Ладно, цари были да все вышли. А нынешняя наша власть — они кто? Они чьи потомки? Тех же крепостных. Только мы, им преданный народ, потомки «холопа примерного, Якова верного» (см. «Кому на Руси жить хорошо»). А они, наши властители — Глеба-старосты (источник тот же). Помните?

Аммирал-вдовец по морям ходил,
По морям ходил, корабли водил,
Под Ачаковым бился с туркою,
Наносил ему поражение,
И дала ему государыня
Восемь тысяч душ в награждение.

Была у нее такая манера, щедрая была государыня. Откупалась от фаворитов, когда начинали раздражать. Аммирал напоминает Алексея Орлова, Чесменского героя. Избавляясь от его брата Григория, царица всем четырем братьям отсыпала щедро.

У Некрасова аммирал-вдовец на смертном одре вручает «Глебу-старосте золотой ларец», а в нем завещание: всех на свободу «из цепей-крепей»!

Наследничек приезжает и сулит старосте горы золота, вольную...


Глеб — он жаден был — соблазняется:
Завещание сожигается!
На десятки лет, до недавних дней
Восемь тысяч душ закрепил злодей,
С родом, с племенем; что народу-то!
Что народу-то! с камнем в воду-то!

Всё прощает бог, а Иудин грех не прощается...

Наглая, тупая спесь головой выдает бывших рабов. Про спесь у другого поэта, А.К. Толстого:

Ходит Спесь надуваючись,
С боку на бок переваливаясь,
Ростом-то Спесь аршин с четвертью,
Шапка-то на нем во целу сажень...