August 13th, 2020

china

вот такое кино...

Кино у нас историческое!
Недавно где-то назвали Тобольск «духовной столицей Сибири».
Даниэль Мессершмидт в моей утопии пожелал назвать новое научное учреждение именем поляка Юрия Крижанича, проведшего 15 лет ссылки в г. Тобольске. Его труд «Historia de Sibiria» содержит этнографические сведения о вогулах, остяках, самоедах, татарах, бурятах, калмыках.


Ну, думаю, еще один польский революционер изучает наши колонии...

Оказалось, не революционер и главное не польский.
Юрий Крижанич (1618-1683) - хорват. Маленький горный (он же гордый) народ поставлял Европе не только безбашенных наемников-кроатов.
Крижанич - ученый, богослов, философ, писатель, лингвист, историк, этнограф, публицист, энциклопедист, священник грекокатолической церкви, миссионер.

Изучал богословие в Загребе, Вене и Болонье, много путешествовал по Европе.
Владел кроме своего родного языка немецким, латинским и итальянским. В 1640 г. в Риме поступил в греческий «Коллегиум святого Афанасия», занимавшийся пропагандой унии среди последователей греческой веры, защитил докторскую диссертацию, изучил греческий язык и византийскую литературу, и буквально заболел православием и мечтой объединения церквей - унией. Заодно и единством славянских народов.

С этими идеями в 1659 г. по приглашению русского посла в Вене приехал в Москву (русский язык он выучил еще в Риме, вслед за греческим).
В 1661 году вот за эту самую унию и отправился в Тобольск. Там за 16 лет написал свои основные труды: «Политика», «О божественном Провидении», «Толкование исторических пророчеств», «О святом крещении», «Грамматическое изыскание о русском языке (идея всеславянского языка)». Это был первый в Европе опыт создания сравнительной грамматики славянских языков. Предложил упростить письменный язык примерно так, как это и было потом сделано. Но для единого славянства он сконструировал особый язык, в котором 60% слов были общеславянского происхождения, 10% — русские и церковнославянские, 9% сербохорватские. Между прочим, сербохорватский язык много ближе к русскому, чем скажем польский или чешский.

вторая серия завтра
china

ботаника


Цветочки - это проще, они на солнышке и не вертятся. И на них капельки.




Но кто из них кто, приходится гадать. Особенно вот эти, маленькие, голубенькие.
А это и не цветочки вовсе, оказывается! Это капельки на паутине, а паутину не видно!
china

вот такое кино...

Очень лестны для нас убеждения Крижанича: «русский народ испокон века живёт на своей родине, а остальные, вышедшие из Руси, появились, как гости, в странах, где до сих пор пребывают. Поэтому, когда мы хотим называть себя общим именем, то не должны называть себя новым словянским, а стародавним и коренным русским именем. Не русская отрасль плод словенской, а словенская, чешская, ляшская отрасль — отродки русского языка. Наипаче тот язык, которым пишем книги, не может поистине называться словенским, но должен называться русским или древним книжным языком. Этот книжный язык более подобен нынешнему общенародному русскому языку, чем какому-нибудь другому словянскому».

Соответственно так и объединение славян произойдет: «славянские ручьи сольются в русском море».

В Тобольске ему жилось неплохо. Он мог гулять по городу, разговаривать с людьми. Встречался и беседовал со «столпом старообрядчества» Аввакумом, но как-то в чем-то не сошлись. Между серьезными трактатами написал «Повествование о Сибири». «Сибирь безмерно выгодна и необходима для этого царства. Ибо от всех тамошних народов мы можем добывать их товары без денег за наши простые отечественные товары, то есть за простые ткани и полотна, за соль и за жито».

С 1676 жил в Польше, вступил в орден иезуитов. Погиб 12 сентября 1683 г. под Веной в битве с турками-османами, участвуя в военном походе Яна Собеского.

Интересно, в Тобольске есть памятник Крижаничу? Аввакуму где-то есть, кажется.
Поинтересуйтесь его идеями панславизма во главе с русским народом! Страшно интересно! Мы потому главные, что от нас пошли все славяне, но испортились, а мы сохранили «самовластво»!
Наблюдения позволяют ему прийти к таким выводам:
«Мы заносимся и кичимся из-за того, что самоеды, остяки и калмыки по сравнению с нами кажутся грубыми, нечеловечными или варварами. А это должно было бы послужить нам поводом не для высокомерия, а для уничижения и вразумления. Ибо насколько эти народы по сравнению с нами являются дикими и зверскими, настолько и мы по сравнению с иными народами кажемся грубыми и невежественными, так что из-за нашего невежества другие народы считают нас тоже дикими».
Он рассуждает о природопользовании:
«Вся сила сибирской земли в ее реках, и кто хозяин рек, тот хозяин и этой земли».