August 8th, 2020

china

вот такое кино...

Грустно это все... мы так это любили! Ирландия, страна грез... и тогда зеленый Эрин из тумана выйдет к нам...

Очень хорошо умели выбирать наши ученые, специалисты по мифам и сагам, исследователи древних языков, древней поэзии (известные еще при царе). Их призывали, в рамках программы просвещения народа, создать сборник «избранное» - скандинавское, ирландское, средневековое куртуазное — столько-то печатных листов, и они понимали, что при жизни по крайней мере их и следующего поколения нового издания не будет. И они выбирали перлы из перлов. Между корочками томика в 1/32 существовал загадочный, утонченный фантастический мир. Да, в этом мире порой трупы громоздились горами и кровь лилась реками (Повесть о свинье Мак-Дато). Ну да, гипербола, конечно же все воевали! А какая трагическая дружба, какая верная любовь до смерти, утонченные переживания, сколько поэзии...

Гора кровавых тел — это мы принимаем. Человеческие жертвоприношения — нет.
Были у ацтеков изысканные любовные поэмы? Мы не верим и знать не хотим. Противно было бы их читать.

Честертон, если я правильно помню, историю освоения Нового света изложил так: некоторая часть рода человеческого (майя, ацтеки и пр.) полностью и охотно предалась служению Злу (дьяволу), и их следовало уничтожить. Что и было исполнено (конкистадорами). Нам дали задачу разбить вас, и конечно мы справились с ней (Киплинг, про геройство англичан в южной Африке. Г.К., кстати, сильно не любил Р.К.)

Ситуацию уничтожения Зла мы узнавали из романа Хаггарда «Дочь Монтесумы». Операцию производят конкистадоры во главе с Кортесом, как оно и было, причем для автора-протестанта еще вопрос, чье зло злее. По принципу, большое зло побеждается только еще бóльшим злом.

Насчет большого и бóльшего зла нам бы помолчать. Мы живем в стране, где жертвы считают на миллионы, и гордимся, что уничтожили абсолютное зло. Католики и немцы с тех пор исправились и попросили прощения, ацтеки не успели. И у тех, и у других, и у нас все это время писали очень интересные поэмы, глубокие романы, и сочиняли дивную музыку.