August 7th, 2020

china

вот такое кино...

А время текло вокруг и сквозь меня. Тридцатилетие считалось у нас возрастом зрелости. Но время измерять было непросто. Я долго изучал бронзовые листы, на которых был вырезан наш календарь. Размечал год, чтобы праздники всегда приходились на нужное время, соотносясь с периодами на земле и на небе. Календарь состоял из шестнадцати столбцов, представляющих шестьдесят два лунных цикла, разделенных на светлую и темную часть, с двумя дополнительными циклами, чтобы привести все в соответствие с солнечным годом. Наука давалась трудно, не всегда хватало слов для обозначения нужных понятий. А ведь это только часть из того, что мне предстояло освоить.
М.Лл.

…все происходящее на земле соответствует неизменному строю некоего Верховного порядка. Неизменно совершают свой путь солнце, луна и звезды, неизменно опадает листва, приходит сезон дождей. Все эти видимые движения мира отражают недвижное царство Судьбы. Но человек, как часть этого порядка, обязан постоянно поддерживать его через Магию.
А.Мень.

То есть человек бессилен перед судьбой, перед вечными силами природы, но они, эти силы, не смогут продолжать свое величавое шествие, если он, ничтожный, не убьет, не замучает насмерть желательно большее число себе подобных! Потому что это треп насчет анестезирующего напитка. Жертвы должны были корчиться, вопить, потому что не кровью питаются хранители времени и места, а бессильными страданиями. Это у шаманов наших жертву, овцу-корову-коня, съедали сами, а духам-чурбачкам губы мазали.
М.б. те, кто совершал жертвоприношение, жрецы — жертва от слова жрать: «а Крониду пожрем мы телушку», Гомер-Гнедич. Так может жрецы, от своей профессии убийц, входили во вкус, превращались в изуверов, ссылаясь на нерушимый ритуал, которого не знал кроме них никто?

Даже и стихи перестали учить наизусть. Пускай, дескать барды учат, а нам за временем следить надо — неравно убежит!

Интересно, в племени были свои друиды — а был еще общий совет друидов, выше кланов, племен, вождей (королей)? Племена пусть себе режутся, а мы тут солнечные затмения вычисляем, чтобы, значит, подготовить особо торжественную жертву — этак 150 мужчин и женщин, а то ведь и солнце не вернется...