July 2nd, 2020

china

БОТАНИКА


Вроде бы трава и трава. Вроде бы подорожник, но...
Вспоминается эпизод из романа Дудинцева "Белые одежды", о генетиках в послевоенные годы.
Будущие герой и героиня знакомятся в НИИ. Они принадлежат к разным лагерям, но друг другу приятны. Гуляют по краю опытного поля, испытывая друг друга на знание ботаники.
"поискав в траве, он сорвал что-то. - Что это?
- Плантаго! - торжествуя, сказала Елена Владимировна.
- А какой плантаго? Подорожников много. Майор, минор, медиа...
- Ну, это, конечно, не минор...
- Майор. Видите, черешок... "

Обычный наш спутник, "след белого человека", по-видимому, "майор". А этот - мы его видим впервые - с тех пор, наверно переименовали. В словаре он "ланцеолата", ланцетовидный.
Остальные радости вчерашней прогулки.
Collapse )
T.D.-M/
Возможно, это новая концепция газона: разная мелочь в причудливой смеси, а не мятлик, который несколько раз за лето сбривают до почвы.
china

Вот такое кино...

Что же мы-то? Вот уж точно ленивы и нелюбопытны... Кажется, возьми в плен побольше шведов и поляков, загони их, куда и бурый волк костей не заносил, они тебе тут же карту нарисуют, местные наречия запишут, изучат обычаи. В Казахстане это очень заметно.



Простенькие молодежные игры, у всех конных народов они примерно одинаковые: у монголов, якутов, казахов, киргизов. Как только солнышко спустилось, жара немножко спала, осоловевшие от еды бесчисленные гости (отнюдь не каждому и не каждый день удается насытиться, да еще так вкусно), булькая разнообразными напитками в животах, тянутся к площадкам, где резвятся молодые... нет, никаких кыз-куу, никаких девичьих скачек: девушек оставили дома. Пусть скотину доят с матерями, шерсть прядут. Ну-у... в общем молодцы, молодцы. Но в наше-то время не кошелек на скаку подхватывали, а монету зубами поднимали...
Одна байга вернулась, другую ждут. Будет ли козлодрание?...

Устроитель бала в курсе происходящего. Его штаб, его информационный центр — все тот же одаренный казак Павел. Он ездит у подножия холма с беседкой, где пируют знатные лица, отъезжает и возвращается. К нему то и дело подскакивают вестовые, докладывают: где-то юкагир с долганом подрался, развели, усовестили, помирили. Кок-пар разрешили все-таки, будут следить во все глаза. Опасная штука, редко чтоб никто не погиб. Было бы честно...

В стороне и тоже на склоне расположились молчаливые невозмутимые чукчи. Что им мелкота суетливая, мальчишки-пастухи? Они ростом, силой, воинским искусством всех выше. У них дело к губернатору, говорить будут.

Губернатор между тем беседует с образованными гостями. О шаманизме. Все они о нем наслышаны, но самим видеть, участвовать не приходилось. Князь обещал сеанс — и сам не рад. Вспоминает свой опыт... Но обещано. Зовет Павла: проведай тунгусов, узнай, здесь ли Кимонко? Между тем смеркается, скоро совсем стемнеет...