June 21st, 2020

china

Вот такое кино...

Аблай (см. купюру в 100 теньге) — это подтверждение мысли, что лучший, если не единственный, способ сплотить упрямый народ — смертный ужас. Юноша, осиротевший, скрывавшийся от врагов-родичей, взял себе имя деда, прославленного патологической жестокостью, настоящего живореза... Так же, как с отрядами джунгар, он позже расправлялся со стойбищами семей, не желавших присоединиться к нему. Благодарный народ до сих пор ставит ему конные памятники, называет проспекты, да что там - в Алматы его именем назван Казахский университет международных отношений и мировых языков (бывший Казахский государственный учительский институт иностранных языков)!
Но это еще совсем не скоро. Пока ойратам надо отбиться от Китая, от маньчжур.
Кстати, почему «Место, где были истреблены калмаки» - калмыки? - Калмыки же у нас, на Волге? А, вот: «Являются потомками ойратских племён, мигрировавших в конце XVI — начале XVII веков из Центральной Азии на Нижнюю Волгу и в Северный Прикаспий» (Вики).
В 1726 году началась очередная ойрато-цинская война. Джунгарское ханство вынуждено перейти к обороне западных границ.
Где-то рядом в этих событиях участвуют киргизы, и, очевидно, создается грандиозная эпопея «Манас». Главный сюжет — война киргизов с китайцами, т. е. калмыками, они же уйгуры или ойраты. Смертельный враг киргизов и самого Манаса — китайский хан с характерным именем «Конурбай». Соперничество длится долгие годы и превращается в открытую войну на уничтожение из-за ссоры во время праздничных спортивных игр. Играли-то честно, а побежденный обиделся... А победитель возгордился. И началась война, в которой лучшие богатыри киргизов погибли, и погибли их изумительные кони.

К слову сказать, у современного читателя сама фигура Манаса вызывает сомнения. Такой он авторитарный, такой заносчивый, нетерпимый. Давали ему не раз разумные советы, он что, их слушал? Реальный Аблай был совсем другой. Он и с джунгарами братался, и в Пекин ездил, и русской царице покорные письма писал, и Пугачеву дружбу обещал. Прославился при том коварством и беспощадностью, а Манас назван «Великодушным».
Игры и праздники в Семипалатинске уже назначены, удальцы и батыры готовятся, съезжаются. Среди них и уйгуры, и калмыки, и башкиры. И монголы, и якуты, и горячие бурятские парни. С северо-запада собираются ханты-мансийцы. Конные скачки не по ним, но как дойдет до стрельбы из луков или борьбы в охапочку, они себя покажут. Мало ли что случится? Правда, гибель в состязаниях почетна, как в бою, иногда даже больше. Если все честно. Но страсти, азарт, заклады...

Кто будет распоряжаться турниром, кого назначить «маршалами»? Должны быть безгранично уважаемые люди. И реальная сила. Российской власти больше нет, он, бывший всесильный губернатор, сам же оставил себе роль благожелательного советчика. Казачье войско подчиняется ему по старой привычке; надо бы это как-нб узаконить, со временем. Да, он им жалованье платит. Пусть они, люди казенные, охраняют резвящихся дикарей. Чтобы не слишком разрезвились... Когда состязания закончатся, они, как хозяева гостям, покажут свое искусство — рубку лозы, перестроения, что у них еще.
Только ничего огнестрельного. Нечего дразнить гостей.
Приглашу, пожалуй, чукчей, в качестве наблюдателей, по особому мандату. Очень уж они серьезные. У них если копьеметание, так друг в друга.

А ведь еще один исторический персонаж написал, оказывается, письмо в Петербург в 1725 году. Это правитель Младшего жуза Абулхаир-хан. Примерно через год он первый победит уйгуров в серьезном бою. Интересно, его письмо сохранилось где-нб в придворной канцелярии?