March 25th, 2020

china

КНИГИ

Радостью нашего детства были «Уральские сказы», «Малахитовая шкатулка». Как только в 45 вышла эта книга, сразу взрослые нам ее принесли, подарили, прочли, перечитали, потом мы и сами читали-перечитывали, детям читали. И как-то постепенно не то чтобы разочаровались... Фальшь какую-то ощутили.
В 57-59 годах появилась книга Шергина «Океан — море Русское», и все поняли, что такое народное творчество в талантливом изложении. Он и был — народ, сказитель, художник, иконописец, историк, народный историк. Народ тоже был особый, поморы. Самостоятельный. Крепостного права (бесправия) там никогда не было, даже обездоленные зыряне жили своим родовым строем. Отец Шергина был мореход, кормщик, мать сказительница. И все вокруг жило морем и древним художеством: росписи, резная кость, узорные заставки. Искренняя вера, с великим уважением к старообрядчеству. И для нас, московских студентов, зазвучала эта речь: радостная, ироничная, величавая... А сам сказитель в войну чуть не побирался — тем только жил, что приглашали иногда на детские утренники сказать-спеть былину.
Главное, все это, что называется не нашим словом «фольклор» - было всамделишное. А нашей идеологии ничего настоящего не надо было. У нас сначала идеология, под нее уже подгоняются мысли и чаяния народные, а еще надо найти правильный народ. Крестьяне, слово-то какое — искаженное «христиане», они же варвары, дикое скопище пьяниц», им верить нельзя. Пролетарии — носители «инстинктивного классового разума». Но заводские парни охальники, матершинники. Надо, чтобы им придумал сказки правильный писатель. И он нашелся.

В 18 году бывший эсер Бажов вступил в РКП(б). В Гражданскую войну в Усть-Каменогорске организовывал подполье на в случай падения советской власти в уезде. Она и пала силой подпольной организации «Щит и престол» при поддержке казаков. Он затаился, лишь в январе 19 г. возобновил свою деятельность, работая по заданию красной Москвы.
Только установилась советская власть, в город вступила повстанческая крестьянская армия Козыря и отряды «Красных горных орлов». Павел Бажов, выйдя из подполья, стал организовывать новый Совдеп. Тогда в одном доме заседал Совдеп, в другом - штаб армии Козыря. Бажов сигнализировал в Семипалатинск. В январе 1920 года в Усть-Каменогорск пришли регулярные силы Красной Армии. Козыревская армия рассеялась без боя, сам он бежал. Именно Бажов организовал подавление подготовки восстания во главе с Козырем.
В новое время занимался продразверсткой, народным образованием, журналистикой. На него писали доносы, а он писал книги по истории Урала, собирал фольклорные записи. Бажову заказали книгу о строительстве Краснокамского бумажного комбината, но пока он писал, главных его героев репрессировали... и его не миновало: увольняли, исключали из партии... а он писал «Сказы»! Про то, как «три пузатых немца» угнетали талантливых русских самородков...