March 2nd, 2020

china

КНИГИ

Вопросы языкознания
Из недавно найденного семейного документа столетней давности. Бедная девушка лет 16 едет в глухую деревню работать в школе. Знакомится с ученицами.


- Тебя как зовут? - спрашивает молодая учительница.
«Тебя как зовут» - повторяет девочка-коми.
- Меня Любовь Николаевна. А тебя?
«Меня Любовь Николаевна. А тебя...»
- Она русского не знает, - объяснила другая девочка.

Чапек в книге «Путешествия» рассказывает, как он с женой приехал в Лапландию. Местные жители выбегают смотреть на чудных приезжих целыми семьями.
- Чапек, посмотри, какой соплячок, - жена показывает на забавного младенца.
«Чапек, посмотри, какой соплячок» - повторяет кто-то в толпе аборигенов, тут же повторяет кто-то еще, и вот уже все вокруг выкрикивают: Чапек, посмотри, какой соплячок! Чапек, посмотри, какой соплячок!

Про удивительную память и способность к воспроизведению звуков среди дописьменных народов кто только не рассказывал. Память профессиональных сказителей это что-то вообще... Кстати, шаман часто бывал и сказителем. Высокий интеллект при этом помогал ему сознательно подходить к изучению другого языка, что подтверждается — миссионеры обращались к шаманам за помощью в переводе нетривиальных вещей, отвлеченных понятий, часто шаманы сами становились миссионерами. На них и будет Матвей Петрович опираться при создании, как бы это назвать... института лингвистики. (Института военного перевода, в котором учились и трудились наши родственники и знакомые).

Автор замечательной книги про нашу рыбку в вашем ухе (или наоборот) вообще считает, что главная и практически первая функция ЯЗЫКА (средства общения, состоящего из набора единиц, слов) — это чтобы переводчики имели белый хлеб на черный день. При этом он совершает, на мой взгляд, странную ошибку.

«Фундаментальное различие между культурами, имеющими письменность и не имеющими ее, состоит в том, что только в первых высказывание может быть повторено. В условиях «первичной устности» язык — не что иное, как речь, а речь исчезает без следа сразу после произнесения. Как и перевод. Перевод можно проверять, оценивать, испытывать и признать достоверным, только если есть возможность возвращаться к нему».

Очень странно звучит. А «Законоговорители» в исландских сагах? А барды и скальды, хранители исторической и культурной памяти? А путевые заметки ирландцев, «от той ямы мимо холма, похожего на зайца, мимо трех пней до могилы предсказательницы...» - ориентиры, возможно, обозначали границы владений. А родословные в Илиаде...

И если полностью информацией владел, скажем, бард, то его соплеменники с ней тоже хорошо были знакомы и соврать точно не дали бы. Ни один аэд не рискнул бы «переписать историю»!
Поэтому устные соглашения, особенно скрепленные клятвой при свидетелях, никуда не исчезали, и к ним всегда была «возможность возвращаться». Не давши слова - крепись, а давши - держись. Или все-таки Слово не воробей..?

Как передавали донесение, например, Чингизхану? Секретарь перелагал доклад в песню на известный мотив, гонец запоминал ее, повторял, подтверждая, что запомнил точно, скакал два-три дня, меняя коней, зажмурившись, на коленях, исполнял перед адресатом и валился без сил. Могут голову отрубить, могут чином наградить.