January 31st, 2020

china

Вот такое кино...

Губернатор в России — царь, а в Сибири — император! Не десятки, сотни народов у него в подчинении. Он и казенные средства распределяет, он и ясак собирает с бесчисленных народов, а кто знает, сколько в этих народах охотников за пушниной? Но все они хотят водки, табака, да еще хлеб есть научились — и все из рук Матвея Петровича. Москве знать не надо, что почем. Так в Сибири еще и золото добывают! И с «бугробщиков», промывальщиков, мзда следует.

Есть еще и скифское золото «древнее золото ярко блестит»... При Гагарине начали копать курганы по Тоболу, Иртышу, Енисею. И что найдут, велено сдавать казну. В декабре 1716 года Гагарин послал царю 96 крупных золотых изделий и 20 мелких золотых вещей (22 кг). К Рождеству подарочек. А Петр смотрит и думает: «Это сколько ж он себе оставил?!» Знал, знал, «что наместники воруют», но рассуждал здраво: пусть накрадет побольше, а я потом у него все отниму.

Но самое, конечно, лакомое — торговля с Китаем. С каждого, кто хотел идти с караваном в Джунгарию, Среднюю Азию и Китай, брали официально крупную мзду, а еще сколько совесть позволит. Своих людей в караван включали бесплатно, а в списки не вносили. А оттуда фарфор, шелк, тончайшие изделия из нефрита, яшмы, драгоценного дерева — мода в Европе на все китайское, а свой фарфор еще только пробуют делать. Алхимики на него переключились: дороже золота. А тут прямо в заводской упаковке, сотнями.

Щедрый князь осыпал дарами Меньшикова и других доверенных людей Петра, царицу Екатерину озолотил, завалил драгоценными камнями. А Петр как будто и не знал! Просто — не хотел знать до времени. Терпел, пока не шепнули, что князь-де не на прихоти копит — хочет он образовать в Сибири собственное царство. Для того из пленных шведов сформировал целый военный полк. Среди них были и военспецы, могли оружие готовить, пушки лить. Рекрутов обучать... Шведы, они же учители наши. Пусть теперь якутов учат. Юкагиров. И своих казаков — эти-то прирожденные бунтари...

По должности, по своему положению Гагарин должен был иметь дело с соседними китайцами, казахами и джунгарами. А вот не сговаривался ли он с их предводителями?
Не спросить ли нам предводителей?

Одну минутку. Не отклонились ли мы от главной темы — от шаманов? Интересно, кто читал «Тобол» - не обращался ли отрицательный персонаж к шаманам, чтобы узнать свою судьбу? Или может хворь какую вылечить, или про недруга разведать?
Если нет, мы сами придумаем. Эпизод, как в «Князе Серебряном», у Вяземского с мельником:
«Говори, что видишь? - Вижу пилы и колеса, а между ними кровь и жилы человеческие...»


Джунгаров тогда называли ойратами, казахов киргизами или кайсаками, а китайцы были маньчжуры. То, что между них происходило — модное кино, его снимают. Реконструкторы развлекаются, наверно игры есть...
Послушаем, что они говорят:

«Уже неделю шла страшная битва в Джунгарских воротах при урочище Сойкынсай между казахским ополчением и регулярным китайским войском. Как волки, резались люди, и кровавые цветы взошли в межгорье. С трудом уже лезли китайские солдаты через горы трупов, но равнодушный полководец с застывшем лицом, как обычно, все слал и слал их вперед не считая. Синей безликой массой выходили они из-за его спины, доходили до казахских батыров и валились подкошенные, как скудная зимняя трава».
china

Вот такое кино...

...И все же на восьмой день к месту битвы в зеленом шелковом паланкине, несомом сорока рабами — кули, прибыл сам великий богдыхан Канси (первый император династии Цин).
— Как идет битва? — спросил он у полководца, хоть хорошо знал от своих многочисленных шпионов положение дел.
И полководец, похожий лицом на старую женщину — без усов и бороды, склонился до земли.
— Битва проходит под знаком собаки, великий богдыхан!..
Это означало: сражение проходит с переменным успехом как у схватившихся собак...



Глаза высокого богдыхана были равнодушны, как и полководца. — Битва проходит под знаком воды. Сколько ни рассекай ее мечом, волны все равно смыкаются… С тиграми воюют головой, а не руками… — слова шелестели, как перья опахала. — Тигр перед тобой… Где ты видишь по соседству другого тигра?
Глаза полководца забегали по кисточкам паланкина.
— Он сейчас за спиной у тебя, этот тигр… Дикие ойроты тревожат середину мира, где стоит наш трон. Древняя стена для них не помеха. Почему бы не выпустить их через эти ворота на другого тигра? Брось ойротскому тигру кусок чужого мяса, а сам приди, когда оба будут истерзаны и крови у них хватит только, чтобы доползти и лизнуть нашу руку!..
— На помощь одному тигру может прибежать другой, побольше...
Богдыхан посмотрел через головы сражающихся куда-то далеко на запад:
— Да, я помню о Луссии (России). Но пока она прибежит, это степной тигр превратится в вола. А у вола большая шкура. Можно и поступиться частью ее для опоздавшего!..
—Повинуюсь, мой государь! — сказал полководец и дал знак к отступлению.
На следующий день многочисленное посольство с дарами было отправлено к ойротским контайчи…

Этот и следующие эпизоды заимствованы из книги Ильяса Есенберлина «Кочевники». Часть вторая, «Отчаяние». Собственно о том, как с отчаяния казахи обратились к России, просили о помощи, напросились в подданство. В общем, это красочный приключенческий роман старой школы, в нем проходит история Казахстана с середины XV века, с момента образования, до середины XIX. В середине XIX века, в Оренбурге, нас и нашел дальний родственник.
Нашел-то он нас в Москве, он тоже москвич — а там у губернатора Перовского служили его пращур Карл Иванович Герн и наш прапрадед, Адольф Иванович. Вот встретимся, обменяемся сведениями. (Это уже третья книга, «Хан Кене»).