January 15th, 2020

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

О бедной зверюше замолвите слово...

Друзей растрогало и расстроило стихотворение об эвкалиптовом мишке. По этому поводу заодно рассказали об истинном смысле повести «Муму» (которую необходимо немедленно изъять из школьных программ — навегда!) Т.е. значит Муму — это последняя капля, а главное — ужасы крепостного строя. Сначала-то Герасиму не дали жениться на Татьяне...

Позвольте. Вся демократическая литература тогда была переполнена сюжетами о насильственно выданных крепостных девушках. А почему только крепостных? А Маша Троекурова? Да кого угодно почитайте, хоть Островского. Это кто тогда устраивал жизнь, как хотел?

Муму — это трагедия обманутого доверия. Был у собачки бог. Он ее спас от смерти. Выкормил и вырастил. Она у него под боком спала, он с ней разговаривал, они друг друга понимали, одни в целом свете. И вот он взял ее на пргулку. Какое счастье! Они куда-то пришли, и он ее накормил. Пошли дальше, пришли к реке, он взял ее в руки и перенес в лодку. Как интересно! Что-то на нее надел — игра, наверно. А потом поднял над водой и отпустил... наверно, она успела взвизгнуть. И пока захлебывалась, не понимала...
А вы говорите, «критический реализм». Ай да Тургенев!

Бывают времена, когда на жалость и сострадание к людям не остается сил. Тогда поэты пишут «Семерых ощенила сука» или «Не дали матери сына...»
Или вот это:

Павел Васильев, «Конь» - отрывки.

...В каждом бревне нетесаном
Хрип да стон:
«Что ж это, голубчики,
Конь пропадает!
Что ж это — конь пропадает. Родные!» —
Растопырил руки хозяин, сутул.
А у коня глаза темные, ледяные.
Жалуется. Голову повернул.
В самые брови хозяину
Теплом дышит,
Теплым ветром затрагивает волоса:
«Принеси на вилах сена с крыши».
Губы протянул:
«Дай мне овса».
«Да откуда ж?! Милый! Сердце мужичье!
Заместо стойла
Зубами сгрызи меня…»
Collapse )