December 10th, 2019

bearberry granny

дела семейные

Записки Павла Адольфовича Герна, в данный момент - смоленского гимназиста.

За все время моего учения в гимназии я все вакации проводил в деревне. При этом ко мне ездили мои товарищи. Так в одну из первых зим на Рождество со мной приехал в деревню Мурашкевич, кратковременный воспитанник Смоленской гимназии, так как из 5го класса вышел и определился в полк вольноопределяющимся, и погибший на поле брани в турецкую войну 1877-1878 гг.; это был средних способностей юноша и очень бедный. Частыми моими гостями были братья Дерюжинские, особенно Александр, который бывал у меня до старших классов ежегодно в Морево и проводил большую часть лета, а последние годы гимназии приезжал летом недели на две. Его часто сменял его брат Владимир; но этот был реже, не каждое лето. Когда у меня не было гостей, а то и при них, когда требовала работа по имению, я помогал по хозяйству. С первого класса на мне лежала уборка клевера, посев которого был в 30 десятин. Клевер мы — я и братья — косили машинами, затем гребли конными граблями, а уж возкой распоряжались, а сами принимали лишь сравнительно не такое большое участие. На мне лежала вся распорядительная работа, запись поденных рабочих их расчет и составление затем учета всей уборки. Во время уборки клевера шел сенокос и на заливных лугах по Днепру, отстоявших от усадьбы на 5 верст, так что туда переезжали рабочие — большинство поденных — и приказчик, и жили там до конца уборки лугов, которых было больше 100 десятин. Затем по уборке лугов, когда приказчик возвращался в усадьбу, я уже исполнял вторую роль и был только его помощником при уборке хлеба, при покосе на приусадебных лугах. А посев — сеялкой — я производил сам, постоянно сам засевал все поле озимое, так как весенний посев происходил во время моего пребывания в учебном заведении*. (на полях, мелко-мелко: то из яровых успевал сеять? ячмень, гречиху ? в то время сеяли двупольно)

И набирать-то приятно: среди декабря - запах скошенной травы...

Во время моего студенчества я уже брал на себя уборку Днепровских лугов — как более серьезную и требующую особой распорядительностм работу. Это время уборки было для меня самым приятным временем во время каникул. Я переселялся в пуни на берег Днепра, где и жил от 2 до 6 недель; вставать приходилось с солнцем, а ложиться спать не ранее 10 часов вечера, причем в обед пользовался отдыхом от 2 до 3 часов, в которое время обедал привозимым мне из усадьбы и спал. Здесь важно было правильно распределить работы и пользоваться временным приливом рабочих, так как они приходили издалека и пребывали на работе от 2 до 6 дней. Вся работа совершалась поденными, годовых рабочих было только два: один с женой, которая готовила обед рабочим, а ее муж больше смотрел за харчами, лошадьми и сбруей привезенными из усадьбы и был у меня помощником; ему поручался присмотр за работой женщин по сушке сена, когда я был при косцах или при уборке сена в пуни. Второй рабочий выбирался из хороших косцов, чтобы мог вести косцов идя передом. Это трудная работа, требующая искусного косца, так как он должен быстро начинать ряд, чтобы не стояли рабочие другие долго, а могли немедленно занимать за ним места, а затем весь прокос идти настолько быстро, чтобы идущие за ним не проводили время за трубками и не отставали, потому что отстающие по обычаю считаются плохими косцами и им уже выдается меньшая плата. Я любил сенокос и действительно красиво смотреть, как идет уступами ряд косцов, человек в 40-50, ровно и почти все в такт взмахивающие косами, а за ними остаются густые валы скошенной рядами травы. Сушка и сгребание сена в копны уже не представляет такой могучей картины, указывающей на победу человека над дарами природы. Здесь работа не имеет той цельности, а идет в разброс — одни гребут, другие снашивают сено в копны, первые женщины, вторые в больщинстве мужчины; при правильном их распределении работа идет успешно и в короткое время сгребаются значительные площади. Вся работа по уборке сена производится спешно, во время ее не принято ходить переваливаясь, а ходят скорым шагом — почти бегом. Вообще сенокос самая веселая сельская работа; на нее не только женщины, но и мужчины выходят принарядившись и всегда чище одеты, чем при других работах.
china

О ПРЕКРАСНОМ



Сфотографировала еще раз цветущее дерево, которому, говорят, не положено цвести. За ним и за его собратом, деревом в другой комнате, преданно заботятся: освещают целый день и т.п. Но они разные. У этого очень красивые красноватые листья, думала может это другой сорт?
Нет, оказывается, это солнечный ожог! Летом, даже сквозь пленку на стекле - да такое было солнышко прошлым летом. Сестра уж думала - все, погубила... а оно через полгода возьми и зацвети.
А может, им, этой породе, только стресса и не хватает? Все видели, как цветет поваленная липа или яблоня - раньше и пышнее. Торопится, вдруг успеет вырастить семена? Ботаников надо спросить...