December 7th, 2019

china

Вот такое кино...

Павел Адольфович Герн
Мои воспоминания

Начну потихоньку публиковать записки Павла Адольфовича, прадеда, любимого и любящего супруга Варвары Дмитриевны. Из его текста кино не сделаешь - никто никуда не скачет, не падает то в лужу, то в снег. Серьезный был человек, очень ответственный, как его папа, о котором так трепетно пишет мачеха, София.
Так и будет: детство, отрочество, юность...


Я был слабым ребенком, вечно кашлял, постоянно получал насморк и ходил с распухшим красным носом. Мое слабое здоровье приписывалось чахоточной моей матери, которая умерла от чахотки, когда мне было 3-4 года. Детство я провел в деревне в имении отца «Морево» в Рожинской волости Духовщинского уезда Смоленской губернии; свободная деревенская жизнь мне была очень по душе, затем я пристрастился к сельскому хозяйству, в которое стал вникать с самых юных лет и уже с 10 лет принимал участие в уборке хлеба — возки с поля снопов, - наблюдая в поле за правильной и поспешной связкой снопов на гумно под сараи; и чем старше становился, тем сильнее пристращивался к сельским работам. Этим объясняется, что по окончании университета, я не пошел ни в присяжные поверенные как окончивший юридический факультет, а старался, что и удавалось мне, удалиться в деревню и заниматься сельским хозяйством.
Смутно восстанавливается, как однажды объявил мне отец, что через неделю он возьмет меня с собою в Смоленск для определения в гимназию. Я учился под руководством мачехи и признаться, познания были слабые и мачеха не сумела никакой предмет твердо заставить меня изучить. Лучше всего я был приготовлен по арифметике, по которой со мной занимался отец раза 4 в неделю; с ним я подготовлялся и по латинскому языку. В виду слабости моего здоровья в гимназию я определялся 12 лет и поступал прямо во второй класс. Отец мой в то время был членом Смоленской губернской Земской Управы и как то устроился так, что три дня жил в деревне в неделю, а четыре дня в Смоленске, куда ездил на лошадях по старой московской большой дороге и возвращался на них домой, пробыв в городе необходимые для дела дни. Такая служба, конечно, была только в то время — 1870 год, когда земская деятельность еще не захватила собой все отрасли хозяйства народного по губернии и не была так сложна, как в последующее время. Хотя отец мой считался, да и был одним из самых деятельных членов Управы, все же по несложности земской работы мог без ущерба уезжать на три дня из Смоленска и это каждую неделю; конечно исключение составляли зимние месяцы, а особенно время Земских Собраний и подготовка для них отчетов годового хозяйства.