November 22nd, 2019

china

лытдыбр

Вот Катя сегодня опубликовала:

«А межа селу Свиблову и пустоши Лысцовой и пустоши, что было село Ерденево — от вотчины боярина князя Дмитрия Михайловича Пожарского от деревни Подберезские, от устья Черменки, речки, что впала в реку Яузу; от устья на березку, а под нею яма, а от березы и от ямы прямо межею на большую Ольшанскую дорогу до устья речки Черменки; … а переехав дорогу к Федоровскому оврагу на березу со пнем, а от березы на сосну, а от сосны на 3 березовых пня, а от 3 березовых пней на Федоров овраг...»

А у меня мысль, и я ее думаю: «береза как символ русской...».
И, похоже, в этом смысле береза нам досталась от финнов. Похоже, это типично колдовское дерево, шаманское. Под березой камлали Ульгеню, верховному богу (хорошему). Про это Гуркин-Чорос первую картину написал.


священное жертвоприношение, на него женщины и шаманы не допускались; и даже коня при этом не убивали, а посвящали божеству, так он потом и ходил посвященный, кажется такой у Чингисхана был. Серый.
У Платона Ойунского восток -
...Откуда солнце встает по утрам,
Где три белых березы растут,
Стройно поставленные, как чэчир...
(потом от них пни остались. Вокруг места, где намечалось камлание, ставили по кругу срубленные молодые березки.)

Характерные, скажем, религиозные представления были одними и теми же у народов, живших выше 60-65 параллели, включая гренландцев, эскимосов, лапландку и финку. И если им надо было водить хороводы вокруг именно лиственного дерева, то это могла быть только береза. При том она еще и белая, красиво и как-то духовно, и в сумерках далеко видно, и свет костра на ней играет... И растет быстро где попало, все видели молодые березовые лесочки, их чем больше прорубать, тем лучше!

От финнов пришедшие с юга славяне много чего переняли, вот и такое мечтательное отношение к белому дереву. Тогда ладно. А то «береза плакучая», «береза пониклая», «о чем грустит березонька...». Обидно для национальной души. Она почему такая? Потому что у нее сразу руки опускаются, чуть что: сил нет выдержать нагрузку, лучше уступить сразу... Вон и осина, и ольха нападавший снег так и держат над головой, и листву поднимают повыше к солнцу. Не говоря уж про дуб и клен — это южане широколиственные, упрямые, несгибаемые.

Такие глубокие мысли на мелких местах (как река Черменка).
china

АКТУАЛЬНОЕ

Вновь я зовам будущего внемлю,
Всматриваясь в горестную землю…
Средний мир — что конь разгоряченный,
Сажей, кровью, потом отягченный.
Воду пьет он беспрерывно, жадно,
Весь дрожит, храпит и ржет надсадно,
Скачет, бьется на кругу широком,
След свой стелет огненным потоком…
Но сквозь дым кровавый вижу, вижу:
Наш рассвет — все явственней, все ближе!..

П. Ойунский. Из песни-олонхо «Красный шаман», 1917–1925.


Читаю шикарного Нюргун-Боотура в интернете, книга лежит рядом. Радуется, наверно. Открываю, смотрю картинки.

Это не их картинка, это Танина. Там тоже хорошие картинки, потом и про них расскажем.
Чего нехватает в этом издании (в сетевом тоже) — краткого изложения содержания перед началом каждой песни. Всего их девять.

Песнь первая.
Когда и как была создана земля стр 7. Сказители-предшественники стр 8 (на сайте 1).
Здесь надо остановиться. Подобно автору «Слова о полку Игореве», совершает ритуальный поклон предшественникам: мифическому «старцу Олонхочоону». А вот и современник - «прославленный Тюмэппий, по прозванию Чээбий» (Тимофей Васильевич Захаров, 1868-1931, «красноречивый») - им подстать
То скороговоркой,
То нараспев,
Так начну я сказанье свое...