October 21st, 2019

china

АКТУАЛЬНОЕ

А мне летать охота...

Чому я не сокіл, чому не літаю?
М.Петренко

Памяти Кари. Она летала...

Какое-то огромное меня
Орел или Оно
Схватило намертво.
Мое оцепененье
Он зацепил
И взмыв меня понес
Надеждой были бережные когти
Мне понималось все как будто ясно -
Тело уклонилось в обморок
Душа ждала порванья
Глотала миги крошечных ЕЩЕ
Collapse )
Теперь я дерево.
Игрушечные ветры
Играют у корней
И наконец мой рост
Незрим и точен
И душа полета
Мне служит истово
Как я ему служу.

Необычайным я пареньем
От тленна мира отделюсь,
С душой бессмертною и пеньем
Как лебедь, в воздух поднимусь...
Г.Державин

Бубен — всему голова. Без костюма можно и обойтись, без бубна никак. Он — ездовое животное шамана, обычно конь или олень, иногда крылатые. Бубен не может олицетворять птицу, он превращается только в то животное, из шкуры которого сделан. У монголов, якутов, хакасов, бурят он «чудесный конь» шамана, хотя нигде не написано, как шкуру жертвенного коня превращают в музыкальный инструмент, про оленей и маралов есть подробные рассказы. «Приготовьте моего коня» - так взывает к родственникам начинающий шаман...
Бубен-олень-конь нес наездника к небесным божествам, но порой в дороге он уставал. Тогда шаман должен был пересесть на птицу, и это был гусь, «один из сильных помощников кама», которого он специально в таких случаях призывал. В чем-то ему помогали символы крыльев на одежде и натуральные крылья и перья или изображения филинов, беркутов и др.
Некоторые шаманы умели летать силой духа, т. е. духов. Были, например, два сильных летающих кама среди тубаларов, укту камы Кыяс и Куле. Как-то их пригласили на свадьбу. В момент захода солнца гости увидели летящего по воздуху Кыяса, который ловко опустился на натянутую вместо коновязи веревку и спрыгнул на землю. А вот Куле не устоял и начал крутиться вокруг веревки... Кыяс тут же попросил «никем не пробованного вина», стал камлать и кропить Куле (таким вином угощали только духов и божеств). Тот сразу же приземлился.
Нигде не сказано, что камы не превращались в птиц, и костюмы их тоже не становились птицами!

Правда, была одна шаманка, родоначальница, в XVIII веке...
Так что Державин не совсем понял суть явления.

Да, так! Хоть родом я не славен,
Но, будучи любимец муз,
Другим вельможам я не равен,
(Читатель ждет уж рифмы «гусь»)

И се уж кожа, зрю, перната
Вкруг стан обтягивает мой;
Пух на груди, спина крылата,
Лебяжьей лоснюсь белизной.
Лечу, парю — и под собою
Моря, леса, мир вижу весь;
Как холм, он высится главою,
Чтобы услышать богу песнь.
Правда, получилось ничего.