September 20th, 2019

china

АКТУАЛЬНОЕ

Самодержавный властелин пожелал встретиться с Ганди. Наш Ганди пошел на встречу пешком, потому что нет у него денег на самолет и даже на дельтаплан, и он пока еще не Лаоцзы, чтобы летать на журавле. Поволокли болезного, мигом доставили в исходную точку. Сначала говорили, в дурдом, это очень страшно. Но вроде пока нет. Обвиняют в - в чем положено, что и доказывать не надо. Если власти у нас такие суеверные, они что не знают, что предсказание все равно сбудется?
Хотела написать что знаю про шаманов, и вспомнила, что давно уже написала. Там были еще картинки, кто хочет с картинками, вот:
https://gern-babushka13.livejournal.com/264354.html

Кажется, в 60-х у человечества открылись глаза на тот факт, что шаманизм сибирских народов — не пережиток прошлого и не занятная самодеятельность чукчей, а первичная культурная деятельность развивающегося человечества, притом универсальная. На всех материках, кроме возможно Антарктиды.
Тогда же опубликовали у нас запрещенные и забытые труды этнографов 30-40-х, уникальные записи местных мудрецов, сказителей, целителей, которых вскоре репрессировали. Какие удивительные вещи там рассказывали, о символике, о ритуалах, об избранничестве! Я радостно побежала рассказывать одному известному пушкинисту о своем открытии: что «Пророк» - точное изображение посвящения шамана. «Духовной жаждою» - шаманская болезнь, жестокая ломка предназначенного, пока он не пройдет посвящения. Потому что шамана избирают духи, или боги, или небо, словом свышние. Ему снится, что его затаскивают под землю чудовища, режут на части, потрошат и пересоставляют, обновляют, и он может теперь передвигаться в трех мирах, отбивать у духов человеческую душу, узнавать будущее, в частности, когда придут косяки рыбы или куда откочуют дикие олени. Ученый друг не признал сходства с диким суеверием, а сослался на Книгу пророка... вот забыла какого. Ну да! А пророк-то кто? А потом нам заказали картинки к статье в Аванту, и мы узнали, что это давно общее место.

Большевики с шаманами боролись нещадно, они у них были злобные угнетатели, богачи, оболванивали трудящихся... А они были памятью рода.